ВПЕРЕД, К ПО­БЕ­ДЕ ПЕС­СИ­МИЗ­МА

Со­глас­но соцо­про­сам, боль­ше по­ло­ви­ны рос­си­ян не мо­гут про­ти­во­сто­ять кри­зи­су

MK Estonia - - ОБЩЕСТВО - Оль­га ГРЕКОВА.

РОС­СИ­ЯНЕ ОКОН­ЧА­ТЕЛЬ­НО ПО­ТЕ­РЯ­ЛИ ВЕ­РУ В ЛУЧ­ШЕЕ БУ­ДУ­ЩЕЕ.

Бук­валь­но за год оп­ти­мизм на­ших граж­дан раз­ве­ял­ся как дым, а бла­го­со­сто­я­ние до­стиг­ло уров­ня кон­ца 1990-х го­дов. Со­цио­ло­ги про­ве­ли мас­штаб­ное ис­сле­до­ва­ние и за­фик­си­ро­ва­ли чу­до­вищ­ную циф­ру: боль­ше по­ло­ви­ны рос­си­ян не мо­гут про­ти­во­сто­ять кри­зи­су и счи­та­ют, что даль­ше бу­дет толь­ко ху­же.

— В про­шлом ме­ся­це 55% лю­дей за­яви­ли, что кри­зис кос­нул­ся их лич­но (еще в но­яб­ре 2015 го­да та­ких бы­ло 45%). 16% за­яви­ли, что им со­кра­ти­ли зар­пла­ту, 12% — что ее на­ча­ли за­дер­жи­вать. По­лу­ча­ет­ся, что по­чти треть на­се­ле­ния рез­ко по­те­ря­ла в до­хо­дах, — го­во­рит ген­ди­рек­тор Меж­ду­на­род­но­го ин­сти­ту­та мар­ке­тин­го­вых ис­сле­до­ва­ний Алек­сандр Де­ми­дов.

Еще од­но про­яв­ле­ние кри­зи­са — уве­ли­че­ние до­ли рас­хо­дов на про­дук­ты пи­та­ния в бюд­же­те рос­си­ян. В раз­ви­тых стра­нах лю­ди тра­тят на про­дук­ты 12–18% до­хо­да. У нас — 46%.

Один из фак­то­ров, ко­то­рый, мо­жет быть, по­ка­жет­ся не очень се­рьез­ным, но на са­мом де­ле от­ра­жа­ет кри­ти­че­скую си­ту­а­цию, — раз­ве­де­ние ово­щей и фрук­тов на сво­ем участ­ке. С 2001 го­да ко­ли­че­ство рос­си­ян, гну­щих спи­ну на гряд­ках, по­сто­ян­но умень­ша­лось. А сей­час вновь ста­ло рас­ти. Ес­ли в 2014 го­ду ак­тив­ны­ми ово­ще­во­да­ми яв­ля­лись 39% рос­си­ян, то в 2015-м — уже 46%.

В первую пя­тер­ку то­ва­ров, ко­то­рые лю­ди все рав­но бу­дут по­ку­пать, вхо­дят про­дук­ты пи­та­ния, ле­кар­ства, Ин­тер­нет и дру­гие ви­ды ком­му­ни­ка­ции, опла­та ком­му­наль­ных пла­те­жей и, как ни стран­но, кор­ма для жи­вот­ных (к сло­ву, их про­да­жи за по­след­ний год вы­рос­ли аж на 38%). Впро­чем, стран­ным по­след­ний пункт ка­жет­ся лишь на пер­вый взгляд: по всем рас­че­там, кор­мить до­маш­них пи­том­цев обыч­ны­ми про­дук­та­ми — до­ро­же.

За год де­ше­вый кол­бас­ный сыр стал по­пу­ляр­нее на 24%, плав­ле­ный — на 10%. Сни­зи­лось по­треб­ле­ние мя­са, ры­бы и мо­ре­про­дук­тов. Уве­ли­чи­лось ис­поль­зо­ва­ние ба­ка­леи: круп, макарон, му­ки, са­ха­ра. Вы­рос­ла лю­бовь рос­си­ян к так на­зы­ва­е­мо­му бор­ще­во­му на­бо­ру: свек­ле, ка­пу­сте и кар­тош­ке (не по соб­ствен­ной во­ле, как вы по­ни­ма­е­те).

Тор­гов­ля на рас­про­да­жах, в хо­де про­мо­ак­ций вы­рос­ла за год на 39%. Ес­ли так пой­дет и даль­ше, лю­ди ста­нут по­ку­пать то­ва­ры толь­ко по скид­кам и за­бу­дут про обыч­ную тор­гов­лю.

Ген­ди­рек­тор ВЦИОМ Ва­ле­рий Фе­до­ров рас­ска­зы­ва­ет, что, при­сталь­но на­блю­дая за по­ве­де­ни­ем рос­си­ян с осе­ни 2014 го­да, спе­ци­а­ли­сты вы­яви­ли че­ты­ре ос­нов­ные тен­ден­ции.

Пер­вая: об­ще­ство про­дол­жа­ет ис­пы­ты­вать вли­я­ние кри­зи­са. Ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние на­се­ле­ния зна­чи­тель­но ухуд­ши­лось. Эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­дав­лен­но­стью, до­ми­ни­ру­ют нега­тив­ные эмо­ции. Вто­рая: об­ще­ство не сра­зу осо­зна­ло мас­шта­бы кри­зи­са. Но сей­час это осо­зна­ние при­хо­дит. Тре­тья: раз­рыв вос­при­я­тия. Лю­ди в це­лом пра­виль­но от­ра­жа­ют кри­зис­ные яв­ле­ния, од­на­ко с из­лиш­ним дра­ма­тиз­мом. Чет­вер­тая: об­ще­ствен­ное со­зна­ние от­чет­ли­во рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­стве са­мо­сто­я­тель­но­го кри­зис­но­го фак­то­ра. Им мож­но управ­лять в рам­ках ан­ти­кри­зис­ной про­грам­мы.

— Мы раз­де­ли­ли рос­си­ян на три груп­пы, — по­яс­ня­ет Ва­ле­рий Фе­до­ров. — Пер­вая — бла­го­по­луч­ные лю­ди. Они до сих пор не фик­си­ру­ют в от­ве­тах на на­ши во­про­сы, что с ни­ми про­ис­хо­дит что-то нехо­ро­шее. Вто­рая груп­па — бо­рю­щи­е­ся: те, кто го­во­рит, что ста­но­вит­ся ху­же, но еще име­ет воз­мож­ность про­ти­во­сто­ять непри­ят­но­стям. Тре­тья груп­па — стра­да­ю­щие: те, кто од­но­вре­мен­но фик­си­ру­ет и рас­ши­ре­ние кри­зи­са, и неспо­соб­ность с ним бо­роть­ся. У этих лю­дей нет ре­сур­сов.

С осе­ни 2014 го­да кри­зис два ра­за вы­хо­дил на очень опас­ные уров­ни. По­след­няя груп­па — стра­да­ю­щих — вы­рос­ла с 16% в но­яб­ре 2014 го­да до 47% в ян­ва­ре 2015-го. Сле­ду­ю­щий ги­гант­ский ска­чок про­изо­шел в сен­тяб­ре–ок­тяб­ре 2015 го­да. Все­го за ме­сяц до­ля стра­да­ю­щих вы­рос­ла на 13%, до 60% все­го рос­сий­ско­го взрос­ло­го на­се­ле­ния.

А ведь еще в мае–июне 2015 го­да на­род ис­пы­ты­вал эй­фо­рию. По­во­дом ста­ло за­яв­ле­ние ми­ни­стра эко­но­ми­ки о том, что стра­на до­стиг­ла дна, а зна­чит, даль­ше — толь­ко вперед, толь­ко в счастливое бу­ду­щее. Увы — не слу­чи­лось. До­ве­рие лю­дей бы­ло об­ма­ну­то лож­ны­ми обе­ща­ни­я­ми. В ито­ге рос­си­яне пе­ре­ста­ли вос­при­ни­мать все­рьез лю­бые за­яв­ле­ния чи­нов­ни­ков. На­при­мер, 55% опро­шен­ных не ве­рят, что у пра­ви­тель­ства есть план по спа­се­нию эко­но­ми­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.