СТРА­НУ СПРО­СИ­ЛИ НЕ О ТОМ

MK Estonia - - ИСТОРИЯ - Ми­ха­ил ЗУ­БОВ.

По­ло­жи­тель­ный от­вет на него при­вел к бу­ду­ще­му про­ти­во­сто­я­нию пре­зи­ден­тов Со­ю­за Гор­ба­че­ва и Рос­сии Ель­ци­на, что толь­ко уско­ри­ло рас­пад СССР. Ре­фе­рен­дум был при­зван со­хра­нить стра­ну, но вы­шло на­обо­рот. А со­хра­нил­ся бы СССР, ес­ли бы его не ста­ли про­во­дить? Или про­ве­ли бы, но по­ста­ви­ли дру­гие во­про­сы? Об этом «МК» спро­сил у участ­ни­ка тех ис­то­ри­че­ских со­бы­тий — де­пу­та­та Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР и РСФСР (в 1991 го­ду) Сер­гея Шах­рая, ко­то­рый в даль­ней­шем стал за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства и од­ним из ав­то­ров ныне дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции.

— Сто­и­ло ли про­во­дить ре­фе­рен­дум, ко­гда су­ще­ство­вал риск, что ряд рес­пуб­лик его про­игно­ри­ру­ет?

— От­каз рес­пуб­лик от уча­стия в ре­фе­рен­ду­ме о со­хра­не­нии Со­ю­за с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния мож­но рас­смат­ри­вать как от­каз от уча­стия в са­мом Со­ю­зе. В си­ту­а­ци­ях, ко­гда есть риск та­ко­го нега­тив­но­го тол­ко­ва­ния, ре­фе­рен­дум ли­бо от­ме­ня­ют, ли­бо пе­ре­но­сят, по­то­му что га­дать, орел или реш­ка, или на­де­ять­ся, что все обой­дет­ся, — слиш­ком рис­ко­ван­но. Ре­ше­ние Гор­ба­че­ва и Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР бы­ло аван­тю­рой. По­нят­но, что без одоб­ре­ния пар­ла­мен­та Рос­сии — цен­траль­ной рес­пуб­ли­ки Со­ю­за — этот пле­бис­цит про­сто не со­сто­ял­ся бы. Тем не ме­нее Вер­хов­ный Со­вет Рос­сии, осо­зна­вая ко­лос­саль­ный риск, под­дер­жал ре­ше­ние Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР о ре­фе­рен­ду­ме. Мы ис­хо­ди­ли из при­ня­той 12 июня 1990 го­да Де­кла­ра­ции о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те РСФСР, в ко­то­рой го­во­рит­ся, что Рос­сия вы­сту­па­ет за об­нов­лен­ный Со­юз с еди­ным пра­во­вым про­стран­ством и граж­дан­ством. А раз так, то мы обя­за­ны под­дер­жать ре­фе­рен­дум, объ­яв­лен­ный Со­ю­зом. Это юри­ди­че­ская сто­ро­на. Бы­ла и по­ли­ти­че­ская сто­ро­на и очень важ­ная при­клад­ная за­да­ча. Есте­ствен­но, ес­ли уж все рав­но ре­фе­рен­дум про­хо­дит, то у со­юз­ной рес­пуб­ли­ки есть воз­мож­ность вста­вить в него свой во­прос. И Рос­сия по­ста­ви­ла свой во­прос — об учре­жде­нии по­ста пре­зи­ден­та РСФСР. Бла­го­да­ря это­му ре­фе­рен­ду­му у Рос­сии по­явил­ся все­на­род­но из­бран­ный пре­зи­дент. Мы все то­гда по­ни­ма­ли, что силь­ный, то есть из­бран­ный не де­пу­та­та­ми, а на­се­ле­ни­ем, пре­зи­дент — это га­рант со­хра­не­ния ста­биль­но­сти и це­лост­но­сти Рос­сии.

— Фор­му­ли­ров­ки во­про­сов со­юз­но­го ре­фе­рен­ду­ма в от­ли­чие от рос­сий­ско­го во­про­са бы­ли очень ту­ман­ны­ми. Это де­ла­лось спе­ци­аль­но, что­бы по­том бы­ло про­ще трак­то­вать ре­зуль­та­ты?

— Это был пер­вый опыт в ис­то­рии на­шей стра­ны. Обыч­но на ре­фе­рен­дум вы­но­сят во­про­сы, ко­то­рые по­том мож­но ис­пол­нить. На нем не спра­ши­ва­ют: хо­ти­те ли вы быть бо­га­тым и здо­ро­вым? Фор­му­ли­ров­ка долж­на быть пре­дель­но чет­кой. А тут как сфор­му­ли­ро­ва­ли, так и по­лу­чи­ли. Каж­дый во­прос мож­но трак­то­вать как угод­но, а все­го их бы­ло пять...

— И как сум­ми­ро­ва­лись от­ве­ты — то­же не яс­но. В ито­ге бы­ла вы­ве­де­на толь­ко од­на циф­ра: 76,5% за Со­юз. На­сколь­ко она со­от­вет­ство­ва­ла дей­стви­тель­но­сти?

— Я не ви­дел ма­те­ри­а­лов про­ве­рок под­сче­та, мо­жет быть, их и не бы­ло. Но ве­рю со­цио­ло­гам, ко­то­рые озву­чи­ва­ют при­мер­но та­кую же циф­ру в ре­зуль­та­те опро­сов. Мог­ли ка­кие-то го­ло­са по­сле ре­фе­рен­ду­ма счи­тать­ся небреж­но, мог­ли быть ошиб­ки, но по­ря­док цифр бли­зок к ре­аль­но­му. На­ду­ва­тель­ства не бы­ло: дей­стви­тель­но три чет­вер­ти граж­дан хо­те­ли жить в еди­ном Со­ю­зе.

— Кто был глав­ным ини­ци­а­то­ром ре­фе­рен­ду­ма: кон­сер­ва­то­ры или ре­фор­ма­то­ры, де­пу­та­ты или пре­зи­дент СССР Гор­ба­чев? — Гор­ба­чев. — Он по­ни­мал риск? — К мо­мен­ту ре­фе­рен­ду­ма он с огром­ным опоз­да­ни­ем по­нял, что стра­на рас­сы­па­ет­ся. Юри­ди­че­ской ос­но­вой для рас­сы­па­ния ста­ла ста­тья 73 Кон­сти­ту­ции СССР о пра­ве сво­бод­но­го вы­хо­да со­юз­ных рес­пуб­лик. Это по­ло­же­ние и имел в ви­ду Пу­тин, ко­гда недав­но го­во­рил о ми­нах за­мед­лен­но­го дей­ствия, за­ло­жен­ных под Со­юз. Что­бы как-то умень­шить раз­ру­ши­тель­ную си­лу этой ми­ны, ум­ны­ми со­вет­ни­ка­ми Гор­ба­че­ва был при­ду­ман и за­пу­щен в 1990 го­ду «план ав­то­но­ми­за­ции». По­ми­мо 15 со­юз­ных в СССР бы­ло еще 20 ав­то­ном­ных рес­пуб­лик, шест­на­дцать из них вхо­ди­ли

Про­рос­сий­ская, ан­ти­со­юз­ная ли­стов­ка 1991 го­да. в со­став РСФСР. И вот ав­то­ном­ным рес­пуб­ли­кам ре­ши­ли дать ста­тус со­юз­ных в об­мен на под­держ­ку ими Крем­ля. 35 рес­пуб­лик — это боль­ше, чем 15, и недо­воль­ство ше­сте­рых в этом чис­ле рас­тво­ри­лось бы. За по­вы­ше­ние ста­ту­са но­вые со­юз­ные рес­пуб­ли­ки со­гла­си­лись бы и с но­вой Кон­сти­ту­ци­ей, ко­то­рая уже не преду­смат­ри­ва­ет пра­ва сво­бод­но­го вы­хо­да из СССР. Этот по-сво­е­му здра­вый по­ли­ти­че­ски-ариф­ме­ти­че­ский торг на­чал ре­а­ли­зо­вы­вать­ся по­чти за год до ре­фе­рен­ду­ма. 9 и 26 ап­ре­ля 1990 го­да Вер­хов­ный Со­вет СССР один за дру­гим при­нял два за­ко­на, ко­то­ры­ми вы­рав­ни­вал ста­тус ав­то­ном­ных и со­юз­ных рес­пуб­лик в со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ской и куль­тур­ной сфе­рах. То есть про­цесс на­чал­ся. Но то­гда взбун­то­ва­лись де­пу­та­ты Вер­хов­но­го Со­ве­та РСФСР и де­пу­та­ты от Рос­сии в Вер­хов­ном Со­ве­те СССР. По­лу­ча­лось, что ес­ли ре­фор­му до­ве­сти до кон­ца, то из со­ста­ва Рос­сии ухо­дят 16 рес­пуб­лик, 51% тер­ри­то­рий, 20 мил­ли­о­нов на­се­ле­ния и прак­ти­че­ски все при­род­ные бо­гат­ства недр. Есте­ствен­но, рос­сий­ский де­пу­тат­ский кор­пус вос­стал про­тив та­ко­го про­ек­та, ко­то­рый вы­дер­ги­ва­ет из Рос­сии все ав­то­но­мии. И Съезд на­род­ных де­пу­та­тов РСФСР по­чти еди­но­глас­но при­нял Де­кла­ра­цию о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те РСФСР, по­сле ко­то­рой со­юз­ные вла­сти уже не мог­ли за­брать у Рос­сии ее рес­пуб­ли­ки. Для це­лост­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции это бы­ло очень важ­но, в ито­ге и для СССР то­же — без Рос­сии не мог­ло быть Со­ю­за.

За­бе­гу немно­го вперед — к са­мо­му мо­мен­ту рас­па­да Со­ю­за. По­сле объ­яв­ле­ния о ГКЧП 19 ав­гу­ста 1991 го­да утром сле­ду­ю­ще­го дня все ли­де­ры ав­то­ном­ных рес­пуб­лик си­де­ли в при­ем­ной Яна­е­ва. Они сно­ва за­ря­ди­лись меч­той о по­вы­ше­нии ста­ту­са, сво­ем вы­хо­де из со­ста­ва Рос­сии. Они, не за­ду­мы­ва­ясь, под­дер­жа­ли путч. И толь­ко по­сле по­бе­ды Ель­ци­на над пут­чи­ста­ми при­вык­ли к мыс­ли, что из Рос­сии им не уй­ти.

— То есть ре­фе­рен­дум 17 мар­та для РСФСР был бо­лее ва­жен не с точ­ки зре­ния со­хра­не­ния СССР, а для утвер­жде­ния Ель­ци­на пре­зи­ден­том и со­хра­не­ния це­лост­но­сти Рос­сии?

— Я не со­гла­шусь с этим утвер­жде­ни­ем. Спра­вед­ли­во­сти ра­ди ска­жу, что эти две цен­но­сти, как ка­за­лось то­гда, при­мер­но рав­ны и не про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. И я, и все мои со­рат­ни­ки, чле­ны се­мьи го­ло­со­ва­ли на ре­фе­рен­ду­ме и за со­хра­не­ние СССР, и за учре­жде­ние по­ста пре­зи­ден­та РСФСР.

— Но сей­час при­ня­то го­во­рить, что имен­но по­яв­ле­ние пре­зи­ден­та Рос­сии

Его ре­зуль­та­ты бы­ли од­но­вре­мен­но об­на­де­жи­ва­ю­щи­ми (76,5% участ­ни­ков вы­ска­за­лись за един­ство стра­ны) и — шо­ки­ру­ю­щи­ми, по­то­му что шесть рес­пуб­лик из пят­на­дца­ти про­сто от­ка­за­лись про­во­дить пле­бис­цит. Про­де­мон­стри­ро­вав та­ким об­ра­зом, что они уже не в СССР. На тер­ри­то­рии Рос­сии в ре­фе­рен­дум был вклю­чен до­пол­ни­тель­ный во­прос — об учре­жде­нии по­ста Пре­зи­ден­та РСФСР.

— На рас­пад ре­фе­рен­дум 17 мар­та по­вли­ял. По­то­му что, как мы уже го­во­ри­ли вна­ча­ле, бла­го­да­ря ему ста­ло оче­вид­ным, что шесть рес­пуб­лик уже ушли из Со­ю­за. И глав­ное, этот ре­фе­рен­дум стал пре­це­ден­том. По­сле него ста­ли про­хо­дить пле­бис­ци­ты о неза­ви­си­мо­сти в со­юз­ных рес­пуб­ли­ках. На­ча­лась гон­ка ре­фе­рен­ду­мов. В ре­зуль­та­те по со­сто­я­нию на 8 де­каб­ря 1991 го­да в Со­ю­зе оста­ва­лись толь­ко две рес­пуб­ли­ки: Рос­сия и Ка­зах­стан. По­след­ней ушла Укра­и­на в ре­зуль­та­те сво­е­го ре­фе­рен­ду­ма о неза­ви­си­мо­сти от 1 де­каб­ря.

Но, ко­неч­но же, про­цесс рас­па­да на­чал­ся рань­ше. При­чи­на­ми бы­ли про­иг­ран­ная гон­ка во­ору­же­ний — что и сей­час для Рос­сии ак­ту­аль­но с точ­ки зре­ния опас­но­сти — и тро­ян­ский конь, по­да­рен­ный Со­ю­зу Вер­хов­ным Со­ве­том Эс­тон­ской ССР. Эти де­пу­та­ты пер­вы­ми пред­ло­жи­ли вме­сто но­вой Кон­сти­ту­ции под­пи­сы­вать Со­юз­ный до­го­вор. И все на их идею ку­пи­лись, бро­си­лись об­суж­дать и одоб­рять, хо­тя Со­юз­ный до­го­вор юри­ди­че­ски ис­чез еще в 1936 го­ду, а даль­ше дей­ство­ва­ла толь­ко Кон­сти­ту­ция СССР. Но­вая Кон­сти­ту­ция бы­ла го­то­ва: 14 де­каб­ря 1990 го­да ака­де­мик Куд­ряв­цев пред­ста­вил ее про­ект на пре­зи­дент­ском, а по­том на Вер­хов­ном Со­ве­те. Но Кон­сти­ту­цию свер­ну­ли, а Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич Гор­ба­чев взял на во­ору­же­ние эстонский ре­цепт, при­нял лич­ное ре­ше­ние — воз­гла­вить про­цесс под­пи­са­ния Со­юз­но­го до­го­во­ра и энер­гию Со­юз­но­го до­го­во­ра на­пра­вить на пе­ре­оформ­ле­ние, пе­ре­за­груз­ку вла­сти. В том чис­ле на свое от­поч­ко­ва­ние от КПСС — пар­тии, ко­то­рая бы­ла им недо­воль­на.

Вот это те ка­меш­ки, ко­то­рые бы­ли вы­дер­ну­ты из фун­да­мен­та го­су­дар­ства, по­сле че­го все по­сы­па­лось: по­ли­ти­че­ский — Кон­сти­ту­ция, и эко­но­ми­че­ский. Что­бы вы по­ни­ма­ли: 88 ко­пе­ек с каж­до­го руб­ля в на­шей стране ухо­ди­ло на из­го­тов­ле­ние и при­об­ре­те­ние ору­жия. Ни­ка­кая эко­но­ми­ка та­ко­го прес­са вы­дер­жать не мо­жет.

— Ес­ли бы вме­сто под­го­тов­ки Со­юз­но­го до­го­во­ра и про­ве­де­ния ре­фе­рен­ду­ма Вер­хов­ный Со­вет СССР про­сто при­нял но­вую Кон­сти­ту­цию, из Со­ю­за уже ни­кто не мог бы уй­ти?

— Ду­маю, что ни­кто бы уже не ушел. У нас та­кая уди­ви­тель­ная стра­на. Пол­ный пра­во- Ми­ха­ид и Ра­и­са Гор­ба­че­вы на ре­фе­рен­ду­ме го­ло­су­ют за со­хра­не­ние СССР. вой ни­ги­лизм, но при этом борь­ба за власт власть осу­ществ­ля­ет­ся в юри­ди­че­ских ф фор­му­лах: текстах Кон­сти­ту­ции и ре­зуль­та­тах ре­фе­рен­ду­мов.

— Ну ко­неч­но же, нуж­но бы­ло не фор­му­ли­ро­вать пять во­про­сов лу­ка­во и бес­смыс­лен­но, а один и кон­крет­но. Так, что­бы по его ито­гам го­су­дар­ствен­ная власть име­ла за­кон­ное и мо­раль­ное пра­во при­ме­нить юри­ди­че­скую и фи­зи­че­скую си­лу. На­до бы­ло ста­вить во­прос о ме­ха­низ­ме со­хра­не­ния го­су­дар­ства. Про­сто: «Вы за то, что­бы от­ме­нить пра­во сво­бод­но­го вы­хо­да из СССР?» Это кон­сти­ту­ци­он­ный во­прос. Боль­шин­ство бы ска­за­ло «да», по­прав­ки в Ос­нов­ной за­кон по­сле это­го внес­ли бы ав­то­ма­ти­че­ски, без за­иг­ры­ва­ния с ав­то­но­ми­я­ми. При до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции, ко­то­рая уже бы­ла, о том, что шесть рес­пуб­лик бой­ко­ти­ру­ют ре­фе­рен­дум, сле­до­ва­ло его от­ло­жить на ка­кое-то вре­мя и до­бить­ся то­го, что­бы все рес­пуб­ли­ки в нем участ­во­ва­ли. И юри­ди­че­ски их даль­ней­шие по­пыт­ки вый­ти из со­ста­ва стра­ны ста­ли бы неза­кон­ны­ми.

ЧЕТ­ВЕРТЬ ВЕ­КА НА­ЗАД, 17 МАР­ТА 1991 ГО­ДА, ПРО­ШЕЛ ПЕР­ВЫЙ В ИС­ТО­РИИ НА­ШЕЙ СТРА­НЫ РЕ­ФЕ­РЕН­ДУМ — О СО­ХРА­НЕ­НИИ СССР.

уни­что­жи­ло СССР. По­вли­ял ли мар­тов­ский ре­фе­рен­дум на рас­пад Со­ю­за или тот рух­нул бы все рав­но?

— Ес­ли план ав­то­но­ми­за­ции не устра­и­вал Рос­сию, то, мо­жет быть, во­прос ре­фе­рен­ду­ма сто­и­ло сфор­му­ли­ро­вать ина­че? При усло­вии, ко­неч­но, что це­лью яв­ля­ет­ся не раз­ва­лить, а со­хра­нить СССР...

Сер­гей Шахрай в 90-х.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.