БЕЗ «ХИ­МИИ» — НИ В ЖИЗНЬ?

Мы вы­яс­ни­ли, воз­мож­ны ли но­вые спор­тив­ные ре­кор­ды без до­пин­гов

MK Estonia - - СПОРТ - На­та­лья ВЕДЕНЕЕВА.

В кон­це 90-х го­дов, ко­гда по­яви­лось ВАДА, цель и дей­ствия его бы­ли ло­гич­ны и при­ня­ты все­ми бук­валь­но на ура. Еще бы, оно долж­но бы­ло за­щи­тить спортс­ме­нов от гу­би­тель­но­го дей­ствия до­пин­га, при­во­дя­ще­го по­рой участ­ни­ков со­рев­но­ва­ний к смер­ти, а так­же мак­си­маль­но урав­нять спортс­ме­нов на стар­те. Те­перь, ко­гда от­кро­вен­ные сте­ро­и­ды, ти­па фран­цуз­ско­го эритро­по­э­ти­на, вро­де бы по­беж­де­ны, ра­бо­та ВАДА все боль­ше на­по­ми­на­ет чи­стый биз­нес. Пе­ри­о­ди­че­ски оно под­би­ра­ет­ся к «ви­та­мин­кам», ко­то­рые яко­бы да­ют участ­ни­кам со­рев­но­ва­ний пре­иму­ще­ства пе­ред дру­ги­ми, ведь оправ­ды­вать свое су­ще­ство­ва­ние как-то на­до. В ито­ге по­лу­ча­ет­ся, что его де­я­тель­ность уже на­ча­ла при­но­сить боль­ше вре­да спортс­ме­нам, чем поль­зы. Ну как те­перь бу­дет вос­ста­нав­ли­вать серд­це Ша­ра­по­ва, де­сять лет при­ни­мав­шая мельдоний? — ВАДА име­ет неогра­ни­чен­ные пол­но­мо­чия, что хо­чет, то и за­пре­ща­ет, — жа­лу­ет­ся мне один спор­тив­ный док­тор, неко­гда ра­бо­тав­ший в на­шей сбор­ной. — Под за­пре­том по­чти всё, кро­ме по­ка что глю­ко­зы, чи­стой во­ды и кре­а­ти­на. По­след­ний пы­та­лись по­ста­вить вне за­ко­на за то, что кре­ат­ин­фос­фат спо­со­бен вли­ять на мгно­вен­ную си­ло­вую ра­бо­ту мышц, к при­ме­ру, у тя­же­ло­ат­ле­тов. Но у них ни­че­го не по­лу­чи­лось. А все по­то­му, что кре­а­тин вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся в на­шем ор­га­низ­ме, по­сту­па­ет с мя­сом жи­вот­ных. До­ка­зать его зло­на­ме­рен­ный при­ем по­ка не уда­ет­ся. К то­му же кре­а­тин — это не ана­бо­ли­че­ский сте­ро­ид. Не мо­жет срав­нить­ся со сте­ро­и­да­ми и мельдоний — под­дер­жи­ва­ю­щее серд­це сред­ство. Но как нам убе­дить в этом ВАДА? Этот во­прос мы пе­ре­ад­ре­со­ва­ли спор­тив­но­му кар­дио­ло­гу, ру­ко­во­ди­те­лю от­де­ле­ния функ­ци­о­наль­ной ди­а­гно­сти­ки и спор­тив­ной ме­ди­ци­ны Мос­ков­ско­го на­уч­но-прак­ти­че­ско­го цен­тра вос­ста­но­ви­тель­ной и спор­тив­ной ме­ди­ци­ны Де­пар­та­мен­та здра­во­охра­не­ния Моск­вы, док­то­ру ме­ди­цин­ских на­ук Вла­ди­ми­ру ПАВЛОВУ.

Спор­тив­ных вра­чей за­ме­ни­ли

фи­зио­те­ра­пев­ты

— Я не спе­ци­а­лист в во­про­сах до­пин­га, и та­ких вы сей­час в на­шей стране, по­жа­луй, уже и не най­де­те. Мно­гие по­па­ли в опа­лу в свя­зи со скан­да­ла­ми в фе­де­ра­ции лег­кой ат­ле­ти­ки — кто-то ушел в тень, кто-то уехал за гра­ни­цу. Но я не счи­таю те­му до­пин­га глав­ной на­шей про­бле­мой. Она лишь след­ствие бо­лее се­рьез­ной — по­сте­пен­но­го раз­ва­ла всей спор­тив­ной ме­ди­ци­ны в стране. По­смот­ри­те, кто ле­чит сей­час звезд уров­ня Ма­рии Ша­ра­по­вой? Как пра­ви­ло, в про­шлом это обыч­ные вра­чи, не име­ю­щие спор­тив­ной спе­ци­а­ли­за­ции: те­ра­пев­ты, пр­ок­то­ло­ги, га­стро­эн­те­ро­ло­ги, ги­не­ко­ло­ги. До 90-х го­дов бы­ла от­дель­ная спе­ци­аль­ность — спор­тив­ная ме­ди­ци­на. По­сле ее объ­еди­ни­ли с дру­ги­ми, и на­зва­ние по­ме­ня­лось: спе­ци­а­лист по спор­тив­ной ме­ди­цине, ле­чеб­ной физ­куль­ту­ре, фи­зио­те­ра­пии. По­том по­ме­ня­ли по­ря­док слов и ста­ло: спе­ци­а­лист ЛФК, ку­рор­то­ло­гии и спор­тив­ной ме­ди­ци­ны. То есть зна­чи­мость ее сни­зи­лась еще боль­ше. Ска­жи­те, врач ЛФК что-ни­будь дол­жен знать про до­пинг? Но и это еще не все. В 2008 го­ду эта сбор­ная спе­ци­аль­ность бы­ла во­об­ще ис­клю­че­на из раз­ря­да ос­нов­ных — ей да­ли ста­тус до­пол­ни­тель­ной к ос­нов­ным: те­ра­пии, хи­рур­гии, аку­шер­ству­ги­не­ко­ло­гии и т.д. Ес­ли рань­ше спе­ци­а­ли­ста по спор­тив­ной ме­ди­цине го­то­ви­ли пол­но­цен­но в те­че­ние пя­ти лет, то те­перь этот срок ужат до че­ты­рех ме­ся­цев. А учит кто? Те же вра­чи ЛФК и ку­рор­то­ло­ги. Кто-то на­ив­но по­ла­гал на­вер­ху, что та­кая уни­фи­ка­ция по­мо­жет сэко­но­мить день­ги. Вот и «эко­но­мим» сей­час с целой груп­пой на­ших ат­ле­тов-от­став­ни­ков. — По­че­му спортс­ме­ны не про­те­сту­ют про­тив та­ко­го по­ло­же­ния дел? Они что, не осо­зна­ют про­ис­хо­дя­ще­го? — Да им неко­гда осо­зна­вать, у них по пять тре­ни­ро­вок в день. Они по­ла­га­ют­ся на име­ю­щих­ся док­то­ров... И те вро­де бы уже при­зна­ли, что зна­ний у них ма­ло­ва­то. В 2008 го­ду чи­нов­ни­ки объ­еди­ни­ли всех спор­тив­ных ме­ди­ков на­ших сбор­ных под кры­шей од­но­го ува­жа­е­мо­го учре­жде­ния, ко­то­рое ни­ко­гда спортс­ме­на­ми при­цель­но не за­ни­ма­лось. Да, обо­ру­до­ва­ние там хо­ро­шее, да, мо­ло­дые спе­ци­а­ли­сты... И на­чи­на­ют все с ну­ля. А ведь во ВНИИФКе оста­ва­лись и ар­хи­вы, и на­ра­бот­ки ги­гант­ские, спе­ци­а­ли­сты ра­бо­та­ли за­ме­ча­тель­ные, но ни­ко­му это не по­на­до­би­лось: мы бу­дем вновь изоб­ре­тать ве­ло­си­пед, на­сту­пать на ста­рые граб­ли, и лет че­рез два­дцать у нас сно­ва бу­дет со­лид­ная спор­тив­ная ме­ди­ци­на. — Пе­ре­рас­пре­де­ле­ние де­неж­ных по­то­ков? — Увы... Я ви­жу уро­вень этих «но­вых лю­дей» с их су­пер­ме­то­ди­ка­ми. У них нет глу­бо­ких зна­ний фи­зио­ло­гии и же­ла­ния ис­поль­зо­вать опыт СПОРТ — ЭТО ДЕ­МОН­СТРА­ЦИЯ МАК­СИ­МАЛЬ­НЫХ ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКИХ СПО­СОБ­НО­СТЕЙ. Че­ре­да по­след­них до­пин­го­вых скан­да­лов на­во­дит на мысль, что ско­ро ин­те­рес об­ще­ства к та­ким шоу мо­жет быть утра­чен: ко­му ин­те­рес­но смот­реть на со­стя­за­ние не спортс­ме­нов, а, по су­ти, фар­ма­ко­ло­гов? Есть ли у ат­ле­тов еще си­лы ста­вить ре­кор­ды без хи­ми­че­ско­го воз­дей­ствия на нерв­ную си­сте­му, кровь, мыш­цы? Об этом, а так­же об ис­тин­ной при­чине на­па­док на рос­сий­ских спортс­ме­нов по по­во­ду при­е­ма за­пре­щен­ных средств мы узнал иу спе­ци­а­ли­стов по спор­тив­ной ме­ди­цине. пер­во­про­ход­цев. А вот за ру­бе­жом, где я был недав­но, я ви­дел мно­го ве­щей, ко­то­рые встре­чал в на­ших ста­рых книж­ках по спор­тив­ной ме­ди­цине. Они там во­пло­ще­ны в жизнь. Не знаю, при­ду­ма­ли их за­пад­ные кол­ле­ги са­ми или вос­поль­зо­ва­лись на­ши­ми иде­я­ми... А зна­е­те, что до­би­ва­ет спор­тив­ную ме­ди­ци­ну непо­сред­ствен­но в Москве? То, что ни один спортс­мен не мо­жет по­пасть к нам без... на­прав­ле­ния рай­он­ной по­ли­кли­ни­ки. Те­перь во­прос: за­хо­чет ли врач дать та­кое на­прав­ле­ние? Ко­неч­но, нет, ина­че по­ли­кли­ни­ка по­те­ря­ет день­ги. А что обыч­ный врач зна­ет о спортс­мене?

Сколь­ко ве­сит серд­це ат­ле­та

— Кста­ти, что? — Да ни­че­го. Он су­дит о нем как об обыч­ном че­ло­ве­ке — с та­ким же серд­цем, те­ми же но­га­ми­ру­ка­ми. Но фи­зио­ло­гия про­фес­си­о­наль­ных спортс­ме­нов от­ли­ча­ет­ся от функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ор­га­низ­ма обыч­но­го граж­да­ни­на. На­при­мер, для них нор­мой счи­та­ет­ся бра­ди­кар­дия, 40 уда­ров серд­ца в ми­ну­ту, а ино­гда и ни­же, при нор­ме 60 и вы­ше. Обыч­ным де­лом яв­ля­ют­ся раз­лич­ные для спор­та из­ме­не­ния со сто­ро­ны ЭКГ, ино­гда на­по­ми­на­ю­щие ин­фаркт, огром­ное серд­це. Та­кое, ка­кое обыч­ный врач ни­ко­гда и не ви­дел. В ито­ге неко­то­рые кар­дио­ло­ги из по­ли­кли­ник ди­а­гно­сти­ру­ют у спортс­ме­нов все что угод­но, вплоть до ин­фарк­та мио­кар­да, там, где его нет. — На­сколь­ко же ве­ли­ко спор­тив­ное серд­це? — По раз­ме­ру у неко­то­рых оно ино­гда до­хо­дит до 60–65 мм — диа­метр по­ло­сти ле­во­го же­лу­доч­ка серд­ца, это ра­за в пол­то­ра боль­ше чем обыч­но. Ве­сит оно то­же боль­ше. Уче­ные до сих пор спорят, где гра­ни­ца меж­ду боль­шим серд­цем спортс­ме­на и недо­пу­сти­мо боль­шим. Та же Ни­на Гра­ев­ская счи­та­ла, что пре­де­лом яв­ля­ет­ся по­лу­ки­ло­грам­мо­вое серд­це, кто-то спо­рит с ней, утвер­ждая, что нуж­но оста­но­вить гра­ни­цу на 400 грам­мах, мак­си­маль­но до­пус­кая 500 г. — А ка­ким об­ра­зом спор­тив­ный врач до­ка­зы­ва­ет, что бра­ди­кар­дия спортс­ме­на — это не па­то­ло­гия? — Я недав­но ви­дел вы­со­ко­класс­но­го ин­ди­ви­ду­у­ма, у ко­то­ро­го серд­це би­лось с ча­сто­той 36 уда­ров в ми­ну­ту — бы­ва­ет и ни­же. И спо­соб до­ка­зать, что это его нор­ма, так на­зы­ва­е­мое ком­пен­са­тор­ное серд­це, толь­ко один — про­те­сти­ро­вать его на мак­си­маль­ном на­гру­зоч­ном те­сте. — И ка­ков же пре­дел воз­мож­но­стей у ком­пен­са­тор­но­го серд­ца? — По­ми­мо неве­ро­ят­ной вы­нос­ли­во­сти на тре- ни­ров­ках и со­рев­но­ва­ни­ях че­ло­век с та­ким серд­цем мо­жет, ска­жем, пе­ре­не­сти ин­фаркт, остать­ся при этом в жи­вых, пре­крас­но се­бя чув­ство­вать и при этом еще рез­во под­тя­ги­вать­ся и от­жи­мать­ся. — А бы­ва­ет, что неко­то­рые серд­ца не вы­дер­жи­ва­ют пря­мо на хок­кей­ном или фут­боль­ном по­ле... — Бы­ва­ет, к со­жа­ле­нию. И в этом, я счи­таю, обыч­но ви­но­ва­та три­а­да при­чин. Во-пер­вых, ка­кая-то на­след­ствен­ная пред­рас­по­ло­жен­ность, во-вто­рых, ла­тент­но те­ку­щая — без кли­ни­че­ских про­яв­ле­ний — ост­рая па­то­ло­гия, ча­сто вос­па­ле­ние сер­деч­ной мыш­цы — мио­кар­дит. У спортс­ме­на ча­сто сни­жа­ет­ся им­му­ни­тет из-за на­гру­зок, а в ослаб­лен­ный ор­га­низм про­ни­ка­ют вирусы и бак­те­рии. В-тре­тьих, небла­го­при­ят­ные усло­вия спор­тив­ной де­я­тель­но­сти: жа­ра, хо­лод, недо­ста­точ­ное вос­ста­нов­ле­ние спортс­ме­на. Это дол­жен от­сле­жи­вать док­тор ко­ман­ды, и этих тон­ко­стей то­же не зна­ет клас­си­че­ский врач из по­ли­кли­ни­ки. Зна­е­те, есть тур­нир по ми­ни-фут­бо­лу име­ни Кон­стан­ти­на Ере­мен­ко. Это был луч­ший в ми­ре иг­рок. Он клал мя­чик, как в лу­зу би­льяр­дист. И так слу­чи­лось, что од­на­ж­ды в на­шем ин­сти­ту­те у него об­на­ру­жи­ли гру­бое из­ме­не­ние серд­ца, ко­то­рое, впро­чем, ни­как не от­ра­жа­лось на его са­мо­чув­ствии. Док­тор, ко­то­рый его на­блю­дал, рас­ска­зы­вал, что Ере­мен­ко ед­ва не до­шел до су­деб­ных ис­ков — счи­тал, что мы оши­боч­но хо­тим от­стра­нить его от за­ня­тий спор­том. И толь­ко то, что он умер на фут­боль­ном по­ле (прав­да, это бы­ло уже по­сле за­вер­ше­ния его ка­рье­ры —

Дис­ци­пли­на

Ре­корд МУЖ­ЧИ­НЫ Бег с пре­пят­стви­я­ми на 300 м 8:05,51 Ме­та­ние мо­ло­та 84,80 Тол­ка­ние яд­ра 22,47 ЖЕН­ЩИ­НЫ Бег на 100 м Бег на 200 м Бег на 800 м Бег на 1500 м Эс­та­фе­та 4х400 Прыж­ки в дли­ну Тол­ка­ние яд­ра Ме­та­ние дис­ка Прим. авт.), до­ка­за­ло, что мы бы­ли пра­вы. Но луч­ше бы он с на­ми су­дил­ся... — А кровь ме­ня­ет­ся у спортс­ме­нов? — У них, как пра­ви­ло, хо­ро­ший уро­вень ге­мо­гло­би­на. Рань­ше неко­то­ры­ми он до­сти­гал­ся гор­мо­наль­ным эритро­по­э­ти­ном. Есть да­же у ан­ти­до­пин­го­вой ко­мис­сии при­выч­ка: за­ме­ти­ли, что у спортс­ме­на уро­вень ге­мо­гло­би­на за­шка­ли­ва­ет вы­ше опре­де­лен­ной от­мет­ки, сра­зу на­чи­на­ют про­ве­рять его. — Это пра­виль­но, но слу­чай с мель­до­ни­ем... Будь у нас спор­тив­ная ме­ди­ци­на на вы­со­ком уровне, как бы вы­шла из си­ту­а­ции Ма­рия Ша­ра­по­ва? — Ес­ли бы ме­ди­ци­на у нас бы­ла на хо­ро­шем уровне, то спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые, как пра­ви­ло, за­ра­нее узна­ют о вне­се­нии пре­па­ра­та в спи­сок за­пре­щен­ных, тут же бьют тре­во­гу: уби­ра­ют от спортс­ме­на все за­пре­щен­ное, при­вле­ка­ют кол­лег для кон­суль­та­ции. О го­то­вя­щем­ся за­пре­те мель­до­ния бы­ло объ­яв­ле­но в сен­тяб­ре 2015 го­да. Вот вы слы­ша­ли хо­тя бы в ян­ва­ре 2016-го кри­ки: о бо­же, за­пре­щен мельдоний, на­до при­ни­мать ме­ры! — Нет. — А тре­вож­ный сиг­нал дол­жен был быть.

Аф­ри­кан­цам луч­ше тре­ни­ро­вать­ся на ро­дине?

— Ре­зер­вы че­ло­ве­ка как ви­да в спор­те уже ис­чер­па­ны? — Вы мно­го зна­е­те лю­дей, до­жив­ших до 120 лет? Не мно­го. Их еди­ни­цы. Вот и спортс­ме­нов, спо­соб­ных пе­ре­прыг­нуть че­рез план­ку че­ло­ве­че­ских воз­мож­но­стей, то­же еди­ни­цы. — Прыг­нул, к при­ме­ру, в 1991 го­ду аме­ри­ка­нец Май­кл Пау­элл на 8 мет­ров 95 сан­ти­мет­ров в дли­ну, так до сих пор ни­кто не мо­жет это до­сти­же­ние пе­ре­крыть. Не­уже­ли ни­кто уже не прыг­нет на 8,96 м? — На­вер­ное, кто-то прыг­нет. — Под дей­стви­ем фарм­пре­па­ра­тов? — Не знаю. Мо­жет, в бу­ду­щем ме­ди­ки уй­дут от фар­ма­ко­ло­гии и на­учат­ся ге­не­ти­че­ски ме­нять фи­зио­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние че­ло­ве­ка так, что тот ста­нет бить один ре­корд за дру­гим. Но ду­маю, что в ско­рост­ных ви­дах спор­та мы еще без ге­не­ти­ки до­ждем­ся не од­но­го рекорда. Хо­тя бы от то­го же вы­ход­ца из Ямай­ки Ус­эй­на Бол­та, ко­то­рый бе­га­ет луч­ше всех в ми­ре. Ведь он пе­ри­о­ди­че­ски улуч­ша­ет соб­ствен­ный ре­зуль­тат. — Кста­ти, о спортс­ме­нах негро­ид­ной ра­сы. Их вы­нос­ли­вость опре­де­ле­на ге­не­ти­че­ски. А у ев­ро­пей­цев есть пре­иму­ще­ства? — Ко­неч­но, есть. К при­ме­ру, вы­нос­ли­вые в бе­ге пред­ста­ви­те­ли чер­ной ра­сы пло­хо пла­ва­ют. Как вы ду­ма­е­те по­че­му? У них вы­со­кая плот­ность ко­стей, они тя­же­лые. У них к то­му же ча­ще встре­ча­ет­ся та­кая па­то­ло­гия, как ги­пер­тро­фи­че­ская кар­дио­мио­па­тия, ха­рак­те­ри­зу­ю­ща­я­ся утол­ще­ни­ем стен­ки ле­во­го же­лу­доч­ка. — А внут­ри бе­лой ра­сы раз­ли­чия су­ще­ству­ют? Ведь чем-то же обу­слов­лен успех на­ших гим­на­сток-«ху­дож­ниц» и син­хро­ни­сток, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют про­сто чу­де­са гиб­ко­сти и ар­ти­стиз­ма? — Ду­маю, что в этих слу­ча­ях боль­шую роль иг­ра­ет тре­нер­ский та­лант. Хо­тя есть ги­по­те­зы, ко­то­рые го­во­рят о пре­об­ла­да­нии со­еди­ни­тель­но­ткан­ной дис­пла­зии у та­ких спортс­ме­нок. Это пред­па­то­ло­гия, свя­зан­ная с необы­чай­ной гиб­ко­стью, но я бы не от­но­сил­ся к этим вер­си­ям слиш­ком се­рьез­но. — Как вы от­но­си­тесь к при­об­ре­те­ни­ям спортс­ме­нов из Аф­ри­ки и Юж­ной Аме­ри­ки? — Я го­во­рю в та­ких слу­ча­ях: ре­бя­та, здесь есть ню­анс — что­бы этот спортс­мен про­дол­жал хо­ро­шо бе­гать, ему на­до здесь, в Рос­сии, Аф­ри­ку сде­лать. Ведь имен­но жа­ра фор­ми­ру­ет его вы­нос­ли­вость, а на­ша низ­кая тем­пе­ра­ту­ра это­му не спо­соб­ству­ет. В МНПЦ, из стен ко­то­ро­го вы­шли несколь­ко де­сят­ков вы­со­ко­класс­ных спе­ци­а­ли­стов, не оставляют на­деж­ды, что скан­да­лы, по­доб­ные ны­неш­не­му, все-та­ки отрез­вят мно­гих в на­шей спор­тив­ной от­рас­ли. Дру­го­го пу­ти про­сто нет.

ОЛИМ­ПИЙ­СКИЕ РЕ­КОР­ДЫ В ЛЕГ­КОЙ АТ­ЛЕ­ТИ­КЕ, НЕ ПОБИТЫЕ С 80-Х

Имя, стра­на Джу­ли­ус Ка­ри­уки, Ке­ния Сер­гей Лит­ви­нов, СССР Ульф Тим­мер­ман, ГДР Год уста­нов­ле­ния 1988 1988 1988

Го­во­рят, осо­бен­но­стью рос­сий­ских спортс­ме­нок яв­ля­ет­ся осо­бая гиб­кость.

Луч­ший бе­гун ми­ра Ус­эйн Болт.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.