ПАЛАЧ, КО­ТО­РЫЙ ЛЮБИЛ СМОТ­РЕТЬ НА ЗВЕЗ­ДЫ

Най­де­ны «слу­жеб­ные днев­ни­ки» Ген­ри­ха Гимм­ле­ра, счи­тав­ши­е­ся уте­рян­ны­ми по­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны

MK Estonia - - ИСТОРИЯ - Ан­дрей КАМАКИН.

В ЦЕН­ТРАЛЬ­НОМ АРХИВЕ МИ­НО­БО­РО­НЫ РФ, РАСПОЛОЖЕННОМ В ПОДМОСКОВНОМ ПОДОЛЬСКЕ, ОБНАРУЖЕНЫ «СЛУ­ЖЕБ­НЫЕ ДНЕВ­НИ­КИ» (DINSTKALENDER) ВТО­РО­ГО ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА ТРЕ­ТЬЕ­ГО РЕЙХА — РЕЙХСФЮРЕРА СС И РЕЙХСМИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ГЕР­МА­НИИ ГЕН­РИ­ХА ГИММ­ЛЕ­РА. По­жел­тев­шие стра­ни­цы до­ку­мен­тов по­вест­ву­ют о на­пря­жен­ных тру­до­вых буд­нях пре­ступ­ни­ка №2, на­пол­нен­ных де­ло­вы­ми встре­ча­ми, рас­по­ря­же­ни­я­ми о каз­нях и по­се­ще­ни­я­ми конц­ла­ге­рей. Впро­чем, на­хо­ди­лось в них ме­сто и для до­су­га. Ген­рих Гимм­лер ре­гу­ляр­но об­щал­ся по те­ле­фо­ну с же­ной и «ку­кол­кой»-доч­кой, любил иг­рать в кер­линг и смот­реть на звез­ды.

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди нуж­но ска­зать, что гимм­ле­ров­ские «днев­ни­ки» на­хо­ди­ли и рань­ше. В раз­ных ме­стах. За­пи­си за 1945 год, на­при­мер, хра­нят­ся в Гер­ман­ском фе­де­раль­ном архиве, за 1941 и 1942 го­ды — в Рос­сий­ском го­су­дар­ствен­ном во­ен­ном архиве. Но огром­ный ку­сок этой мо­за­и­ки, ка­за­лось, был утра­чен на­все­гда. И тут вдруг всплы­ва­ют сра­зу три паз­ла — за 1938, 1943 и 1944 го­ды! Прав­да, стро­го го­во­ря, про­цесс всплы­тия был не та­ким стре­ми­тель­ным, как это опи­сы­ва­лось в пер­вых со­об­ще­ни­ях о на­ход­ке. Сде­ла­на она бы­ла, су­дя по все­му, еще несколь­ко лет на­зад, од­на­ко спе­ци­а­ли­сты из Гер­ман­ско­го ис­то­ри­че­ско­го ин­сти­ту­та в Москве не спе­ши­ли с об­на­ро­до­ва­ни­ем сен­са­ци­он­ной ин­фор­ма­ции. По со­гла­ше­нию с рос­сий­ской сто­ро­ной, имен­но им при­над­ле­жит клю­че­вая роль в про­ек­те, ра­бо­та над ко­то­рым на­ча­лась в 2013 го­ду.

В кон­це бу­ду­ще­го го­да в Гер­ма­нии пла­ни­ру­ет­ся из­дать двух­том­ник, в ко­то­ром бу­дет вос­про­из­ве­де­но пол­ное со­дер­жа­ние об­на­ру­жен­ных за­пи­сей. Но неко­то­рое пред­став­ле­ние о них да­ет ма­те­ри­ал в немец­ком таб­ло­и­де Bild, опуб­ли­ко­вав­шем несколь­ко стра­ниц гимм­ле­ров­ско­го «днев­ни­ка».

Сле­ду­ет от­ме­тить, что «днев­ник» не со­дер­жит ни­ка­ких лич­ных за­пи­сей. Бо­лее то­го, вел его не сам Гимм­лер, а его адъ­ютан­ты, скру­пу­лез­но фик­си­ро­вав­шие со­бы­тия, слу­чав­ши­е­ся с ше­фом в те­че­ние дня. Тем не ме­нее «ин­фор­ма­ции к раз­мыш­ле­нию», как го­во­рил ав­тор «Сем­на­дца­ти мгно­ве­ний вес­ны», до­ста­точ­но мно­го.

«Ген­рих Гимм­лер — чу­до­ви­ще, пол­ное про­ти­во­ре­чий, — сви­де­тель­ству­ет ру­ко­во­ди­тель про­ек­та, со­труд­ник Гер­ман­ско­го ис­то­ри­че­ско­го ин­сти­ту­та в Москве Мат­ти­ас Уль. — С од­ной сто­ро­ны, он был па­ла­чом, не зна­ю­щим угры­зе­ний со­ве­сти, ми­мо­хо­дом от­да­ю­щим при­ка­зы о рас­стре­ле, пла­ни­ру­ю­щим Хо­ло­кост. С дру­гой — пред­ста­ет за­бот­ли­вым ру­ко­во­ди­те­лем, гла­вой се­мей­ства и дру­гом».

Хо­ро­шей ил­лю­стра­ци­ей это­го те­зи­са слу­жит от­ры­вок из «слу­жеб­но­го днев­ни­ка», опи­сы­ва­ю­щий со­бы­тия 3 ян­ва­ря 1943 го­да. Рейхс­фю­рер встал в 9.30 утра. По­сле зав­тра­ка в те­че­ние двух ча­сов, с 10 до 12, — «ле­чеб­ные про­це­ду­ры». Ле­че­ние за­клю­ча­лось в мас­са­же, ко­то­рый де­лал лич­ный врач Гимм­ле­ра. Они по­мо­га­ли рейхс­фю­ре­ру от му­чив­ше­го его неду­га — хро­ни­че­ских спаз­мов же­луд­ка. 12.50 — те­ле­фон­ный раз­го­вор с се­мьей, су­пру­гой Мар­га­рет и доч­кой Гу- друн, ко­то­рую Гимм­лер, со­глас­но его те­ле­фон­ной кни­ге, лас­ко­во на­зы­вал «ку­кол­кой». С при­ем­ным сы­ном Гер­хар­дом (в те­ле­фон­ной кни­ге — «маль­чу­ган»), усы­нов­лен­ным Гимм­ле­ра­ми в 1933 го­ду по­сле ги­бе­ли его род­но­го от­ца, то­ва­ри­ща Гимм­ле­ра по СС, в этот день рейхс­фю­рер по­че­му-то не го­во­рил.

За­тем — обед с под­чи­нен­ны­ми, по­сле ко­то­ро­го Гимм­ле­ру со­об­ща­ют о взя­тии в плен со­вет­ско­го ге­не­ра­ла Пет­ра При­ва­ло­ва. По­сле это­го — длин­ная череда встреч и де­ло­вых пе­ре­го­во­ров, вен­ча­ю­ща­я­ся позд­ним ужи­ном. Но и по­сле него Гимм­лер не ло­жит­ся на бо­ко­вую, ибо есть еще од­но неот­лож­ное де­ло. Око­ло по­лу­но­чи адъ­ютант Грот­манн со­об­ща­ет ему о на­па­де­нии на по­ли­цей­ский уча­сток на ок­ку­пи­ро­ван­ной поль­ской тер­ри­то­рии. При этом по­ли­цей­ские сда­лись без боя. Гимм­лер от­да­ет рас­по­ря­же­ние: по­ли­цей­ских рас­стре­лять, чле­нов их се­мей от­пра­вить в конц­ла­герь. По­сле это­го рейхс­фю­рер от­прав­ля­ет­ся по­чи­вать.

В об­щем, ес­ли не вду­мы­вать­ся, что сто­ит за су­хи­ми строч­ка­ми, один день из жиз­ни Ген­ри­ха Геб­хар­до­ви­ча вы­гля­дит се­ро и буд­нич­но. Ни дать ни взять — обык­но­вен­ный фа­шизм. И дру­гие дни ма­ло от­ли­ча­ют­ся от вы­ше­опи­сан­но­го: мас­саж, встре­чи, каз­ни, раз­го­во­ры с же­ной и «ку­кол­кой», ужин, сон. Впро­чем, в без­об­лач­ную по­го­ду рас­по­ря­док дня ста­но­вил­ся на од­ну де­таль бо­га­че. В яс­ные но­чи 15–20 ми­нут рейхс­фю­рер по­свя­щал на­блю­де­нию за звез­да­ми. Ис­сле­до­ва­те­ли объ­яс­ня­ют это при­вер­жен­но­стью Гимм­ле­ра ми­сти­циз­му, но вполне воз­мож­но, что рейхс­фю­рер про­сто не мог на­смот­реть­ся на не­бе­са. Пред­чув­ство­вал, что от­пра­вит­ся вско­ре в пря­мо про­ти­во­по­лож­ном на­прав­ле­нии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.