В СПОРАХ РОЖДАЕТСЯ ЯЗ­ВА

Как на Яма­ле бо­рют­ся со смер­тель­но опас­ным за­бо­ле­ва­ни­ем

MK Estonia - - ШОК - Ири­на БОБРОВА.

НА ЯМА­ЛЕ ВСПЫШ­КА СИ­БИР­СКОЙ ЯЗ­ВЫ — ДАВ­НО ЗАБЫТОЙ СМЕР­ТЕЛЬ­НО

ОПАС­НОЙ БО­ЛЕЗ­НИ. По офи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции, небы­ва­лая жа­ра в ре­ги­оне при­ве­ла к тра­ге­дии. Но, по вер­сии мест­ных жи­те­лей, предот­вра­тить тра­ге­дию не удалось из­за ба­наль­ной ха­лат­но­сти. В Яма­ло-Не­нец­ком ав­то­ном­ном окру­ге вве­ден ка­ран­тин. Как ми­ни­мум на ме­сяц. Под за­пре­том про­да­жа све­же­го мя­са, ры­бы, ягод и гри­бов. Оле­не­во­ды, чьи чу­мы рас­по­ла­га­лись в зоне за­ра­же­ния, ли­ши­лись сво­е­го жи­ли­ща и за­ра­бот­ка. Для лик­ви­да­ции по­след­ствий на Ямал бы­ли за­бро­ше­ны вой­ска ра­дио­хи­ми­че­ской и био­ло­ги­че­ской за­щи­ты, спа­са­те­ли МЧС и ме­ди­ки из фе­де­раль­но­го цен­тра. О том, что про­ис­хо­дит в ре­ги­оне, цен­траль­ные СМИ со­об­ща­ют вскользь, ин­фор­ма­цию да­ют стро­го до­зи­ро­ван­но. И каж­дый сю­жет за­кан­чи­ва­ет­ся оп­ти­ми­стич­но: «В Яма­ле все спо­кой­но. Идет вак­ци­на­ция жи­вот­ных. Оча­ги опас­но­сти лик­ви­ди­ро­ва­ны. Про­бле­ма прак­ти­че­ски ре­ше­на». Как на са­мом де­ле об­сто­ят де­ла в ре­ги­оне, чем обес­по­ко­е­ны лю­ди на Яма­ле и по­че­му не удалось из­бе­жать тра­ге­дии?

Бак­те­рия си­бир­ской яз­вы с воз­ду­хом по­па­да­ет в лег­кие, а от­ту­да — в лим­фа­ти­че­ские уз­лы, ко­то­рые вос­па­ля­ют­ся. Симп­то­мы си­бир­ской яз­вы: пер­во­на­чаль­но у боль­но­го на­блю­да­ет­ся вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, боль в гру­ди и сла­бость. По про­ше­ствии несколь­ких дней по­яв­ля­ет­ся одыш­ка и сни­же­ние уров­ня кис­ло­ро­да в кро­ви. По­пав в лег­кие, воз­бу­ди­тель си­бир­ской яз­вы быст­ро рас­про­стра­ня­ет­ся по все­му ор­га­низ­му че­ло­ве­ка. Ча­сто по­яв­ля­ет­ся ка­шель с кро­вью, рент­ген мо­жет по­ка­зать на­ли­чие пнев­мо­нии, тем­пе­ра­ту­ра те­ла боль­но­го не­ред­ко под­ни­ма­ет­ся до 41 гра­ду­са. Воз­ни­ка­ет отек лег­ких и сер­деч­но-со­су­ди­стая недо­ста­точ­ность, как след­ствие воз­мож­но кро­во­из­ли­я­ние в мозг.

По по­след­ним дан­ным, на Яма­ле гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ны 90 че­ло­век с по­до­зре­ни­ем на опас­ную ин­фек­цию. У два­дца­ти диагноз си­бир­ская яз­ва под­твер­жден. Ин­фи­ци­ро­ва­ны в том чис­ле трое де­тей, млад­ше­му из ко­то­рых нет и го­да. По неко­то­рым дан­ным, скон­ча­лись три че­ло­ве­ка — двое из них де­ти. Все гос­пи­та­ли­зи­ро­ван­ные — ко­чев­ни­ки, ко­то­рые пас­ли оле­ней в 200 ки­ло­мет­рах от се­ла Яр-Са­ле. В ре­зуль­та­те мас­со­во­го па­де­жа по­лег­ло 2500 оле­ней. Имен­но жи­вот­ные ста­ли пе­ре­нос­чи­ка­ми ин­фек­ции.

Вся ямаль­ская тунд­ра се­год­ня ста­ла зо­ной ка­ран­ти­на. Сю­да при­бы­ли 250 во­ен­ных и спец­тех­ни­ка из Моск­вы и Ека­те­рин­бур­га. Пред­сто­ит вак­ци­ни­ро­вать вы­жив­ших оле­ней, обез­за­ра­жи­вать тер­ри­то­рии и ути­ли­зи­ро­вать ту­ши по­гиб­ших оле­ней. Их бу­дут сжи­гать. Толь­ко вы­со­кой тем­пе­ра­ту­рой мож­но убить си­бир­скую язву.

Со­труд­ни­ки СК сей­час вы­яс­ня­ют, во­вре­мя ли вы­яви­ли в ре­ги­оне си­бир­скую язву.

Од­на­ко да­же хо­ро­шие ве­сти не успо­ка­и­ва­ют жи­те­лей близ- ле­жа­щих к за­ра­жен­ной зоне по­сел­ков. Лю­ди па­ку­ют ве­щи и пе­ре­би­ра­ют­ся в Са­ле­хард. Ко­му неку­да бе­жать с то­ну­ще­го ко­раб­ля, еже­днев­но об­ра­ба­ты­ва­ют дом хлор­кой и за­па­са­ют­ся мас­ка­ми. Уве­се­ли­тель­ные мас­со­вые ме­ро­при­я­тия в ре­ги­оне от­ме­не­ны.

«Де­ти хо­дят с опух­ши­ми ше­я­ми, но об этом вла­сти умал­чи­ва­ют»

Сто­ли­ца Ямаль­ско­го рай­о­на, ко­то­рый на­стиг­ла бе­да, — по­се­лок Яр-Са­ле. Зо­на за­ра­же­ния на­хо­дит­ся от по­сел­ка в 200 км.

Ко­рен­ная жи­тель­ни­ца по­сел­ка Еле­на со­би­ра­ет­ся пе­ре­ждать жар­кую по­ру в Са­ле­хар­де у род­ствен­ни­ков.

— В ма­га­зи­нах Яр-Са­ле у нас ша­ром по­ка­ти — всю оле­ни­ну и по­лу­фаб­ри­ка­ты за­боя 2015 го­да разо­бра­ли, — рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на. — Лю­ди по­ни­ма­ют, что в этом го­ду за­боя не бу­дет, по­это­му мы оста­нем­ся без мя­са. Яго­ды и гри­бы то­же за­пре­ти­ли со­би­рать. Тем, кто уже за­со­лил на зи­му гри­бы и сва­рил ва­ре­нье, ре­ко­мен­ду­ют все ути­ли­зи­ро­вать. У нас все по­мой­ки сей­час за­би­ты бан­ка­ми с ком­по­том и ва­ре­ньем. За­пре­ти­ли вы­воз мя­са, оле­ньих шкур и ры­бы из на­ших по­сел­ков. По те­ле­ви­зо­ру го­во­рят, что очаг ло­ка­ли­зо­ван, но это не­прав­да. Па­деж оле­ней до сих пор на­блю­да­ет­ся в раз­ных ме­стах, на­при­мер, в Пан­го­дах, толь­ко об этом молчат. Ко­ли­че­ство боль­ных си­бир­ской яз­вой, по на­шим дан­ным, уве­ли­чи­ва­ет­ся с каж­дым днем. 12-лет­не­го ре­бен­ка, ко­то­рый умер от яз­вы, до сих пор вро­де не мо­гут по­хо­ро­нить. Его ведь нель­зя хо­ро­нить по тра­ди­ци­он­ным обы­ча­ям нен­цев, на­до кре­ми­ро­вать. Но ро­ди­те­ли про­тив. В итоге те­ло об­ло­жи­ли хлор­кой, со­труд­ни­ки мор­га ждут со­гла­сия ма­те­ри на кре­ма­цию. При­вив­ки то­же ста­вят не всем же­ла­ю­щим. При­ви­ва­ют толь­ко тех, кто кон­так­ти­ру­ет с боль­ны­ми и по­мо­га­ет ути­ли­зи­ро­вать ту­ши умер­ших жи­вот­ных в тундре. Но уже про­шел слух, что ско­ро все-та­ки нач­нут при­ви­вать всех жи­те­лей се­ла. А вот оле­ней, ко­то­рые не успе­ли за­ра­зить­ся, вро­де всех при­ви­ли. Хо­тя это на­до бы­ло де­лать рань­ше. Но ко­чев­ни­ки мах­ну­ли на эти пра­ви­ла ру­кой. За что и по­пла­ти­лись.

Чу­мы всех оле­не­во­дов, ко­то­рые на­хо­ди­лись в опас­ной зоне, со­жгли. Лич­ные ве­щи ути­ли­зи­ро­ва­ли. Жен­щин и де­тей тунд­ро­ви­ков пе­ре­вез­ли в без­опас­ные рай­о­ны. Тем, кто ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся по­ки­дать на­си­жен­ные ме­ста, предо­ста­ви­ли но­вые чу­мы в чи­стом стой­би­ще и вы­да­ли ан­ти­био­ти­ки.

— Вы пой­ми­те, олень для нен­цев — жизнь. Это и одеж­да — ма­ли­ца, ягуш­ка, ки­сы, и еда, и сред­ство пе­ре­дви­же­ния, и жи­лье: чу­мы они де­ла­ют из оле­ньей шку­ры. Вот так за несколь­ко недель эти лю­ди ли­ши­лись все­го, — до­бав­ля­ет со­бе­сед­ни­ца. — Тех ко­чев­ни­ков, у ко­то­рых не вы­яв­ле­на си­бир­ская яз­ва, на вся­кий слу­чай изо­ли­ро­ва­ли от об­ще­ства. Их вре­мен­но по­се­ли­ли в ин­тер­на­ты, под за­мок. Моя зна­ко­мая ра­бо­та­ет с за­ра­жен­ны­ми ко­чев­ни­ка­ми. Рас­ска­зы­ва­ла, что тунд­ро­ви­ки при­ни­ма­ют ан­ти­био­ти­ки. По­су­ду, из ко­то­рой они едят, тща­тель­но об­ра­ба­ты­ва­ют хло­ром. На 10 лит­ров во­ды кла­дут 160 таблеток хлор­ки. Са­ми ра­бот­ни­ки учре­жде­ния не сни­ма­ют мас­ки и перчатки. По ее сло­вам, ко­чев­ни­ки в нор­маль­ных для нас усло­ви­ях чув­ству­ют се­бя пло­хо. Сей­час их кор­мят ка­шей, жид­ким су­пом, ма­ка­ро­на­ми. А ведь они не мо­гут про­жить без мя­са и ры­бы! Их ор­га­низм дру­гой пи­щи, кро­ме оле­ни­ны, не вос­при­ни­ма­ет. Слы­ша­ла, что неко­то­рых вы­во­ра­чи­ва­ет от та­кой еды. А еще их ста­ра­ют­ся не вы­пус­кать на ули­цу. Но не­ко­то­рые все рав­но вы­хо­дят ка­ким-то об­ра­зом. Де­ти их гу­ля­ют. Мно­гие мои со­се­ди уже ста­ли уволь­нять­ся и уез­жать в боль­шие го­ро­да, дабы не под­вер­гать се­бя опас­но­сти. Боль­шин­ство селян от­во­зят сво­их де­тей по­даль­ше от­сю­да, к род­ствен­ни­кам.

Сре­ди по­гиб­ших тунд­ро­ви­ков — ба­буш­ка и внук. «От яз­вы скон­ча­лись два чле­на се­мьи оле­не­во­дов, ба­буш­ка 75 лет и внук 12 лет. Маль­чик, ко­гда был еще жив, ска­зал, что пил кровь и ел све­жее мя­со оле­ня», — рас­ска­за­ли со­труд­ни­ки по­сел­ко­вой ад­ми­ни­стра­ции. По­дроб­но­сти жиз­ни этой се­мьи се­ляне не зна­ют. Го­во­рят, ко­чев­ни­ки с ни­ми осо­бо не об­ща­лись. Да и в по­се­лок на­ве­ды­ва­лись раз в пол­го­да, за­та­ри­ва­лись про­дук­та­ми оптом, что­бы хва­ти­ло на 5–6 ме­ся­цев, и уез­жа­ли об­рат­но.

— Я слы­ша­ла, что про­дол­жа­ет­ся па­деж в рай­оне из­ги­ба Юри­бея и в рай­оне ре­ки Ла­та-Ма­ре­то, — про­дол­жа­ет жен­щи­на. — Мест­ные го­во­рят, что де­ти там хо­дят с опух­ши­ми ше­я­ми, со­ба­ки то­же все опух­ли. Опух­шие шеи — это вос­па­лен­ные лим­фо­уз­лы — один их симп­то­мов си­бир­ской яз­вы. Но по­че­му-то об этом умал­чи­ва­ют.

«Оле­не­вод шел чет­ве­ро су­ток, что­бы со­об­щить о бе­де»

Муж­чи­ны в Яр-Са­ле от­но­сят­ся к про­ис­хо­дя­ще­му фи­ло­соф­ски: будь что бу­дет.

Алек­сандр из се­ла Яр-Са­ле рас­ска­зал, как он ви­дит си­ту­а­цию.

— Я не очень бес­по­ко­юсь на­счет то­го, что в сле­ду­ю­щем го­ду не по­едим мя­са. Ес­ли учесть что в рай­оне бы­ло 700 000 оле­ней, по­гиб­ло по­ряд­ка двух ты­сяч, ду­маю, та­кой про­бле­мы не долж­но воз­ник­нуть. Вот толь­ко ко­му тунд­ро­ви­ки бу­дут про­да­вать эту оле­ни­ну? Вряд ли най­дут­ся же­ла­ю­щие ее по­про­бо­вать. Так­же в рай­оне за­пре­ти­ли про­да­вать оле­ньи ро­га, ко­то­рые на­род по­ку­пал как пред­мет ин­те­рье­ра. Вы­воз этой про­дук­ции то­же ка­те­го­ри­че­ски за­пре­щен. Со­труд­ни­ки управ­ля­ю­щих ком­па­ний ЖКХ еже­днев­но мо­ют подъ­ез­ды до­мов с хлор­кой. Ду­маю, в вы­ход­ные и свое жи­лье об­ра­бо­таю на вся­кий слу­чай. В по­сел­ке за­кры­ли все ка­фе, ре­сто­ран по­ка ра­бо­та­ет, но, го­во­рят, недол­го ему оста­лось. Дис­ко­те­ки и мас­со­вые гу­ля­нья от­ме­ни­ли. Об­ще­ствен­но­го транс­пор­та в по­сел­ке нет, так что от­ме­нять нече­го. В Са­ле­хард по­ка ав­то­бу­сы пус­ка­ют. Но пас­са­жи­ров тща­тель­но про­ве­ря­ют — нель­зя вы­во­зить и вво­зить мя­со, ры­бу, яго­ды, гри­бы.

Мож­но ли бы­ло из­бе­жать тра­ге­дии? И есть ли ви­на вла­стей в том, что на Ямал при­шла си­бир­ская яз­ва? Ни­ко­лай из Са­ле­хар­да, ко­то­рый ре­гу­ляр­но объ­ез­жа­ет оле­не­вод­че­ские по­сел­ки, по­ве­дал нам ис­то­рию, о ко­то­рой пред­по­чли умол­чать СМИ.

— Ко­гда на­чал­ся незна­чи­тель­ный па­деж ско­та, тунд­ро­ви­ки ре­ши­ли, что оле­ням ста­ло ху­до от жа­ры. В этом июле сто­я­ла нети­пич­ная погода для на­ше­го края — до­хо­ди­ло до 38 гра­ду­сов.

Вот со­об­ще­ние, ко­то­рое рас­про­стра­ни­лось по соц­се­тям от ко­чев­ни­ков (со­хра­нил­ся скрин­шот): «Око­ло озе­ра Яро­то на стой­би­ще 12 чу­мов, по­гиб­ло 1500 го­лов оле­ней, умер­ли со­ба­ки. Всю­ду вонь, гни­е­ние, смрад. У де­тей по­яви­лись фу­рун­ку­лы. Лю­дей не вы­во­зят, власть не ока­зы­ва­ет ни­ка­кой по­мо­щи, при этом умал­чи­ва­ют об этом. Вла­стям ста­ло из­вест­но еще неде­лю на­зад о на­шей бе­де, но они ни­че­го не пред­при­ни­ма­ют. Ско­ро нач­нут уми­рать лю­ди в тундре. По­жа­луй­ста, по­мо­ги­те опуб­ли­ко­вать. Спа­сай­те лю­дей». По­сла­ние оста­лось без вни­ма­ния. За­то сей­час пред­ста­ви­те­ли ад­ми­ни­стра­ции Ямаль­ско­го рай­о­на утвер­жда­ют, что ав­тор по­сла­ния — обык­но­вен­ный тролль.

— Все­му ви­ной обык­но­вен­ная ха­лат­ность, — про­дол­жа­ет Ни­ко­лай. — Оле­не­во­ды дол­го ис­ка­ли гла­ву Ямаль­ско­го рай­о­на. Но в ад­ми­ни­стра­ции им от­ве­ча­ли, что он в тундре у оле­не­во­дов. Но ни­ко­го из пред­ста­ви­те­лей ад­ми­ни­стра­ции не ви­де­ли там. Чи­нов­ни­ки рай­о­на при­е­ха­ли толь­ко спу­стя па­ру недель, ко­гда уже па­деж ско­та стал мас­со­вым, ис­чис­лял­ся бо­лее 1000 го­лов. Те, кто там был, го­во­рят, кар­ти­на на­по­ми­на­ла фильм ужа­сов про зом­би. Все стой­би­ще за­ва­ле­но тру­па­ми жи­вот­ных. Оле­ни уми­ра­ли быст­ро, за несколь­ко ча­сов. Про­сто па­да­ли и еще ка­кое-то вре­мя про­дол­жа­ли еле-еле ды­шать. Во­круг хо­ди­ли лю­ди, мно­гие уже за­бо­ле­ли к то­му вре­ме­ни, еле пе­ре­дви­га­лись, их зно­би­ло. Вот то­гда мест­ные чи­нов­ни­ки по­ня­ли, что де­ло при­об­ре­та­ет се­рьез­ный обо­рот, но по­пы­та­лись ис­пра­вить си­ту­а­цию са­мо­сто­я­тель­но. Не по­лу­чи­лось. И наш гу­бер­на­тор по­про­сил по­мо­щи у вы­ше­сто­я­щих вла­стей.

И толь­ко по­сле это­го по­мощь при­шла. Под­клю­чи­лись все струк­ту­ры: МЧС, Рос­по­треб­над­зор, Ми­ни­стер­ство здра­во­охра­не­ния, на ме­сто бы­ли на­прав­ле­ны ве­те­ри­на­ры из близлежащих ре­ги­о­нов.

— Су­дя по са­ра­фан­но­му ра­дио, по­ка еще да­ле­ко до пол­ной лик­ви­да­ции, — про­дол­жа­ет Ни­ко­лай. — В тех ме­стах за­ра­же­на во­да в озе­рах и в ру­чьях, лю­ди бо­ят­ся, что грун­то­вые во­ды по­те­кут в Обь и есть воз­мож­ность за­ра­же­ния боль­шой во­ды и ее фа­у­ны. Но, как го­во­рят уче­ные на ме­сте, та­ко­го быть не мо­жет. Так­же вла­сти со­об­ща­ют, что яко­бы с 22 июля с людь­ми на стой­би­ще был врач-те­ра­певт. Не бы­ло там вра­ча, по мо­им дан­ным. Са­ни­тар­ная авиа­ция при­бы­ла к ним толь­ко 23-го чис­ла. А вра­ча при­вез­ли 24 июля на стой­би­ще. За все это вре­мя хищ­ные пти­цы и зве­ри по­кле­ва­ли тру­пы. Лад­но оле­ни па­ли, че­рез де­ся­ток лет он вос­ста­но­вит свое ста­до. А вот что ко­ли­че­ство за­ра­жен­ных там лю­дей мо­жет пе­ре­ва­лить за сот­ню — это страш­но.

То, что про­изо­шло на Яма­ле, — слу­чай бес­пре­це­дент­ный. И глав­ная ошиб­ка вла­стей — от­сут­ствие по­го­лов­ной вакцинации оле­ней. В 2007 го­ду в ямаль­ской тундре бы­ла от­ме­не­на вак­ци­на­ция оле­ней от си­бир­ской яз­вы. Ве­те­ри­нар­ная служ­ба Ямаль­ско­го рай­о­на со­об­щи­ла: это свя­за­но бы­ло с тем, что вирус про­сто не спо­со­бен вы­жить в усло­ви­ях се­вер­но­го кли­ма­та. Без­опас­ность жи­вот­ных под­твер­ди­ли то­гда и уче­ные из Моск­вы. Но в 2016 го­ду погода на Яма­ле внес­ла свои кор­рек­ти­вы.

Спа­са­те­ли на Яма­ле за­ра­нее про­шли вак­ци­на­цию и ра­бо­та­ют в спе­ци­аль­ной за­щит­ной одеж­де.

Вся ямаль­ская тунд­ра се­год­ня ста­ла зо­ной ка­ран­ти­на.

«Оле­ни уми­ра­ли быст­ро, за несколь­ко ча­сов».

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.