Из­бав­ле­ния от бо­ли два го­да ждут

По­стра­дав­ший во вре­мя нар­ко­за че­ло­век хо­чет по­лу­чить от кли­ни­ки со­лид­ную ком­пен­са­цию

MK Estonia - - МИНИСТЕРСТВО ПРАВДЫ - ВИк­ТО­РИЯ ЛИН­ДЕН Фото: Ин­на Мель­ни­ко­ва.

Здо­ро­вью жи­те­ля Тал­лин­на Фи­лип­па Аки­мо­ва был на­не­сен урон во вре­мя ане­сте­зии при под­го­тов­ке к опе­ра­ции, и уже два го­да он му­ча­ет­ся от силь­ных бо­лей в спине. Ко­гда же па­ци­ен­там нач­нут вы­пла­чи­вать ком­пен­са­ции за вра­чеб­ные ошиб­ки? Бу­дут ли уста­нов­ле­ны сро­ки дав­но­сти по ком­пен­са­ци­ям? И на ка­кие бес­плат­ные про­це­ду­ры име­ют пра­во те, чье­му здо­ро­вью ме­ди­ки на­вре­ди­ли? 20 000 ев­ро хо­чет по­лу­чить по­стра­дав­ший во вре­мя опе­ра­ции в ка­че­стве ком­пен­са­ции.

22 ап­ре­ля 2014 го­да мне де­ла­ли опе­ра­цию на ко­лене, – на­чи­на­ет свой рас­сказ Фи­липп. – Де­ла­ли в цен­тре Ortopeedia Arstid на Пал­дис­ки мнт. Са­ма опе­ра­ция про­шла успеш­но, но ко­гда мне де­ла­ли спи­наль­ную ане­сте­зию, я по­чув­ство­вал во вре­мя уко­ла силь­ную боль».

По его сло­вам, боль оста­лась и ко­гда он оч­нул­ся по­сле опе­ра­ции.

«За­бе­гая вперед, ска­жу, что и спу­стя два го­да боль не про­шла – каж­дый день болит спи­на, – от­ме­ча­ет Фи­липп. – Ви­ди­мо, по­па­ли в нерв, и вот те­перь та­кие по­след­ствия. По­нят­ное де­ло, ко­гда по­сто­ян­ные бо­ли в спине, на­стро­е­ние не очень, по­дав­лен­ное со­сто­я­ние, стресс. Мне го­во­ри­ли вра­чи по­сле опе­ра­ции, что это прой­дет – но, на­обо­рот, со­сто­я­ние толь­ко ухуд­ши­лось. Ко­ле­но уже не бес­по­ко­ит, а вот из-за неудач­но­го уко­ла те­перь по­сто­ян­но болит спи­на».

«Всё в по­ряд­ке»

Фи­липп за­ве­ря­ет, что неод­но­крат­но го­во­рил вра­чу, де­лав­ше­му опе­ра­цию, о сво­ей про­бле­ме.

«Он осмот­рел ме­ня и ска­зал, что со спи­ной не ви­дит про­блем, – утвер­жда­ет пациент. – Я го­во­рю: «Спи­на болит», а он от­ве­ча­ет: «Ни­че­го, прой­дет, ско­ро все бу­дет в по­ряд­ке». Два ра­за я хо­дил на по­сле­опе­ра­ци­он­ный осмотр, по­том хо­тел за­пи­сать­ся тре­тий, а мне ска­за­ли, что уже нель­зя».

Он до­бав­ля­ет, что ему на­зна­чи­ли и фи­зио­те­ра­пию, но она осо­бен­но не по­мог­ла.

«Я все на­де­ял­ся, что это прой­дет. Но вре­мя шло, са­мо­чув­ствие толь­ко ухуд­ша­лось. А жить с по­сто­ян­ной бо­лью тя­же­ло, за­ни­мать­ся ка­кой-то де­я­тель­но­стью невоз­мож­но. Ду­мал по­га­сить бо­ли при по­мо­щи упраж­не­ний – увы, – го­во­рит Фи­липп. – Про­шел год, а ста­ло толь­ко ху­же».

В ап­ре­ле 2015 го­да он на­чал пи­сать пись­ма в дан­ный вра­чеб­ный центр, что­бы до­го­во­рить­ся о встре­че с ане­сте­зио­ло­гом, ко­то­рая на опе­ра­ции де­ла­ла укол.

«Од­на­ко мне ее те­ле­фон не да­ли, – рас­ска­зы­ва­ет Фи­липп. – По­про­си­ли оста­вить свой но­мер. Но мне так ни­кто и не пе­ре­зво­нил. По­че­му они бо­ят­ся вы­хо­дить на связь?»

Он от­ме­ча­ет, что хо­тел бы по­го­во­рить с док­то­ром о ком­пен­са­ции за ущерб – не толь­ко ма­те­ри­аль­ный, но и мо­раль­ный.

«Сей­час вот я дол­жен хо­дить к ма­ну­аль­но­му те­ра­пев­ту за свой счет, – го­во­рит Фи­липп. – 45 ми­нут сто­ят по­ряд­ка 100 ев­ро. И нуж­но хо­дить ме­сяц, по­том три – пе­ре­рыв, по­том сно­ва ме­сяц, и сно­ва пе­ре­рыв. При этом ни­кто не да­ет га­ран­тий, что че­рез два-три го­да не нач­нет­ся ре­ци­див, и не при­дет­ся сно­ва ле­че­ние по­вто­рять».

Он счи­та­ет, что ес­ли бы кли­ни­ка вы­пла­ти­ла ему 20 000 ев­ро, это бы­ло бы им вы­год­нее.

«По-хо­ро­ше­му, ко­неч­но, им на­до бы­ло бы де­лать это ча­стя­ми, раз в три­че­ты­ре го­да. На­при­мер, по 5000–6000 ев­ро за раз и на про­тя­же­нии жиз­ни, ес­ли и даль­ше бу­дут пробле­мы, – убеж­ден Фи­липп. – Плюс за мо­раль­ный ущерб ми­ни­мум 10 000 ев­ро. По­то­му что жить с по­сто­ян­ной бо­лью очень тя­же­ло».

Кли­ни­ка: нуж­но со­гла­сие па­ци­ен­та

«Мы не со­глас­ны со все­ми утвер­жде­ни­я­ми и фак­та­ми со сто­ро­ны па­ци­ен­та, – го­во­рит ру­ко­во­ди­тель Ortopeedia Arstid AS Диана Ти­мо­шо­ва. – Но, со­глас­но За­ко­ну о за­щи­те лич­ных дан­ных, мы не мо­жем про­ком­мен­ти­ро­вать дан­ную те­му по­дроб­нее, по­сколь­ку она за­тра­ги­ва­ет де­ли­кат­ные лич­ные дан­ные. А на их раз­гла­ше­ние тре­тьим ли­цам пациент нам со­гла­сия не да­вал».

Она по­яс­ня­ет, что в по­доб­ных слу­ча­ях, что­бы ме­ди­ки что-то мог­ли про­ком­мен­ти­ро­вать, пациент дол­жен сна­ча­ла за­пол­нить бланк о со­гла­сии. А до­го­во­рить­ся об этом по те­ле­фо­ну нель­зя.

Тут на­до от­ме­тить, что это очень рас­про­стра­нен­ная от­пис­ка сре­ди вра­чей. Хо­тя в дан­ном слу­чае на­ши во­про­сы ка­са­лись не ис­то­рии бо­лез­ни и лич­ных дан­ных па­ци­ен­та, а пре- иму­ще­ствен­но то­го, что кли­ни­ка, со­глас­но сло­вам Фи­лип­па, не от­ве­ча­ла на его пись­ма и прось­бы по­го­во­рить с ане­сте­зио­ло­гом.

А поз­же вы­яс­ни­лось, что да­же при со­гла­сии Фи­лип­па кли­ни­ка все рав­но не бу­дет ни­че­го ком­мен­ти­ро­вать.

На что име­ет пра­во пациент?

Ес­ли у че­ло­ве­ка по­сле опе­ра­ции воз­ник­ли ослож­не­ния, то Боль­нич­ная кас­са опла­тит ему ряд про­це­дур.

«Есть це­лый спи­сок услуг, ту­да вхо­дят так­же фи­зио­те­ра­пия и мас­саж, – го­во­рит ру­ко­во­ди­тель от­де­ла здра­во­охра­не­ния и ком­му­ни­ка­ции Боль­нич­ной кас­сы Лийз Хин­сберг. – Ес­ли врач счи­та­ет оправ­дан­ным и необ­хо­ди­мым с ме­ди­цин­ской точ­ки зре­ния на­прав­ле­ние па­ци­ен­та к фи­зио­те­ра­пев­ту и его ле­че­ние, то Боль­нич­ная кас­са опла­чи­ва­ет дан­ные услу­ги всем за­стра­хо­ван­ным, но толь­ко у сво­их до­го­вор­ных парт­не­ров».

Она до­бав­ля­ет, что и па­ци­ен­там, у ко­то­рых есть уме­рен­ный или силь­ный па­ра­лич, Боль­нич­ная кас­са опла­чи­ва­ет до 20 се­ан­сов мас­са­жа в год.

«Име­ют­ся в ви­ду те, кто в хо­де по­вре­жде­ния нерв­ной си­сте­мы пол­но­стью или ча­стич­но ли­шил­ся функ­ци­о­ни­ру­ю­щих мышц, и врач на­зна­чил им мас­саж, – по­яс­ня­ет Лийз Хин­сберг. – В дру­гих слу­ча­ях мас­саж па­ци­ен­ту Боль­нич­ная кас­са не опла­чи­ва­ет».

Та­ким об­ра­зом по­лу­ча­ет­ся, что по­ка Фи­лип­па ча­стич­но или пол­но­стью не па­ра­ли­зо­ва­ло, ему при­дет­ся пла­тить за ма­ну­аль­ную те­ра­пию из сво­е­го кар­ма­на.

«Мы ре­ко­мен­ду­ем па­ци­ен­ту обя­за­тель­но об­ра­тить­ся к сво­е­му се­мей­но­му вра­чу и про­кон­суль­ти­ро­вать­ся с ним, ка­кие есть воз­мож­но­сти ле­че­ния, а так­же со­ста­вить план», – го­во­рит Лийз Хин­сберг.

Сро­ки дав­но­сти по­ка неиз­вест­ны

Не так дав­но «МК-Эсто­ния» пи­са­ла о про­ек­те ком­пен­са­ций за вра­чеб­ные ошиб­ки, ко­то­рый уже мно­го лет пы­лит­ся в Ми­ни­стер­стве со­ци­аль­ных дел. В июне его долж­ны бы­ли уже от­пра­вить на со­гла­со­ва­ние. От­пра­ви­ли или нет, до­сто­вер­но узнать не уда­лось, по­сколь­ку в ми­ни­стер­стве от­ве­ти­ли раз­мы­то: «По пла­нам про­ект дол­жен быть го­тов к кон­цу это­го го­да».

Что же ка­са­ет­ся сро­ков дав­но­сти – бу­дут ли, к при­ме­ру, вы­пла­чи­вать ком­пен­са­ции за ущерб, на­не­сен­ный за два-три го­да до то­го, как за­ра­бо­та­ет си­сте­ма, – то это по­ка не со­всем яс­но.

«На­счет сро­ков дав­но­сти ре­ше­ния еще не при­ня­то», – го­во­рит пресс­сек­ре­тарь ми­ни­стер­ства Яна Ро­зен­фельд.

Ле­чИ­ЛИ од­но, боЛИт те­перь дру­гое: Фи­липп уже два го­да жа­лу­ет­ся на силь­ные бо­ли в спине, ко­то­рые по­яви­лись по­сле уко­ла ане­сте­зио­ло­га во вре­мя опе­ра­ции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.