Че­мо­дан, вок­зал, ка­ран­тин

Боль­но­го че­ло­ве­ка мо­гут не про­пу­стить че­рез гра­ни­цу: кто и как кон­тро­ли­ру­ет пе­ре­дви­же­ние и чем бо­леть нель­зя?

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ - ИРИ­НА ПЕТРОВА

Не­смот­ря на то, что стра­сти по ви­ру­су Зи­ка, ли­хо­рад­ке Эбо­ла и пти­чье­му грип­пу по­утих­ли, в ми­ре су­ще­ству­ют и дру­гие бо­лез­ни, но­си­те­ли ко­то­рых не толь­ко пу­те­ше­ству­ют по ми­ру, но и жи­вут здесь, в Эсто­нии. Есть ли для бо­лез­ней гра­ни­цы? Ока­зы­ва­ет­ся, да. Так, на­при­мер, два де­сят­ка че­ло­век с при­зна­ка­ми ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний за пол­го­да не бы­ли про­пу­ще­ны из Эсто­нии на тер­ри­то­рию Рос­сии че­рез по­гра­нич­ные пунк­ты в Ле­нин­град­ской об­ла­сти. Как осу­ществ­ля­ют­ся эти про­вер­ки, ко­го не вы­пу­стят из стра­ны и мо­гут ли боль­ные лег­ко по­пасть к нам – вы­яс­ня­ла «МК-Эсто­ния».

Все­го за пол­го­да, по ин­фор­ма­ции пор­та­ла 47news.ru, на на­ли­чие ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний бы­ло про­ве­ре­но 154 770 че­ло­век, у 20 из них вы­яв­ле­ны при­зна­ки ин­фек­ции. Все вы­ше­ука­зан­ные ли­ца воз­вра­ще­ны на со­пре­дель­ную тер­ри­то­рию – в Эсто­нию, въезд в РФ им за­пре­щен.

С опас­ны­ми ин­фек­ци­я­ми – в изо­ля­тор

Функ­ции по осу­ществ­ле­нию са­ни­тар­но-ка­ран­тин­но­го кон­тро­ля в пунк­тах про­пус­ка на рос­сий­ском участ­ке внеш­ней гра­ни­цы Та­мо­жен­но­го со­ю­за ис­пол­ня­ет Фе­де­раль­ная служ­ба по над­зо­ру в сфе­ре за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей и бла­го­по­лу­чия че­ло­ве­ка и ее тер­ри­то­ри­аль­ные ор­га­ны. Цель их ра­бо­ты – пре­ду­пре­дить за­воз на тер­ри­то­рию Та­мо­жен­но­го со­ю­за и рас­про­стра­не­ние опас­ных ин­фек­ци­он­ных и мас­со­вых неин­фек­ци­он­ных бо­лез­ней (отрав­ле­ний), пред­став­ля­ю­щих опас­ность для на­се­ле­ния, а та­к­же ввоз по­тен­ци­аль­но опас­ных для здо­ро­вья че­ло­ве­ка то­ва­ров.

Са­ни­тар­но-ка­ран­тин­ный контроль на гра­ни­це Рос­сии осу­ществ­ля­ет­ся в со­от­вет­ствии с Меж­ду­на­род­ны­ми ме­ди­ко-са­ни­тар­ны­ми пра­ви­ла­ми от 2005 го­да, а та­к­же внут­рен­ни­ми за­ко­на­ми и по­ста­нов­ле­ни­я­ми. Ис­хо­дя из них, в пун- ктах про­пус­ка че­рез го­су­дар­ствен­ную гра­ни­цу есть ра­бот­ни­ки са­ни­тар­но-ка­ран­тин­ных пунк­тов. При на­ли­чии объ­ек­тив­ных эпи­де­мио­ло­ги­че­ских по­ка­за­ний они мо­гут под­верг­нуть са­ни­тар­но-ка­ран­тин­но­му кон­тро­лю лю­бо­го че­ло­ве­ка, при­быв­ше­го меж­ду­на­род­ным рей­сом. При по­до­зре­нии на за­ра­же­ние опас­ны­ми ин­фек­ци­он­ны­ми болезнями для вре­мен­ной изо­ля­ции вы­яв­лен­ных боль­ных су­ще­ству­ют изо­ля­то­ры.

Что ка­са­ет­ся пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы на транс­пор­те, от­вет­ствен­ные чле­ны эки­па­жа транс­порт­но­го сред­ства долж­ны за­бла­го­вре­мен­но ин­фор­ми­ро­вать аэро­порт, порт, же­лез­но­до­рож­ный и ав­то­до­рож­ный вок­за­лы при­бы­тия о каж­дом слу­чае за­бо­ле­ва­ния на бор­ту, в по­ез­де, ав­то­бу­се, а та­к­же о са­ни­тар­ном со­сто­я­нии на транс­порт­ном сред­стве. Ру­ко­во­ди­те­ли транс­порт­ных ор­га­ни­за­ций немед­лен­но пе­ре­да­ют по­лу­чен­ную ин­фор­ма­цию долж­ност­ным ли­цам, ко­то­рые от­ве­ча­ют за про­ве­де­ние са­ни­тар­но-ка­ран­тин­но­го кон­тро­ля в пунк­те про­пус­ка че­рез гра­ни­цу.

Ме­ры и пра­ви­ла

За по­след­ние го­ды зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство ту­ри­стов, при­ез­жа­ю­щих в Эсто­нию. Жи­те­ли Эсто­нии та­к­же по­сто­ян­но рас­ши­ря­ют гео­гра­фию сво­их пу­те­ше­ствий, в том чис­ле и в стра­ны с небла­го­по­луч­ной эпи­де­ми- оло­ги­че­ской об­ста­нов­кой по ин­фек­ци­он­ным бо­лез­ням.

Ре­жим кон­тро­ля за меж­ду­на­род­ным рас­про­стра­не­ни­ем бо­лез­ней ре­гу­ли­ру­ют Меж­ду­на­род­ные ме­ди­ко-са­ни­тар­ные пра­ви­ла (International Health Regulations), при­ня­тые выс­шим ор­га­ном управ­ле­ния ВОЗ – Все­мир­ной Ас­сам­бле­ей здра­во­охра­не­ния в 2005 го­ду. Пра­ви­ла обя­зы­ва­ют го­су­дар­ства-чле­нов ВОЗ вы­пол­нять пред­пи­сан­ные ме­ры для предот­вра­ще­ния рас­про­стра­не­ния за­бо­ле­ва­ний при ми­ни­маль­ном вме­ша­тель­стве в меж­ду­на­род­ные пе­ре­воз­ки лю­дей и то­ва­ров.

Ос­но­ва со­вре­мен­ных Меж­ду­на­род­ных ме­ди­ко­са­ни­тар­ных пра­вил бы­ла за­ло­же­на еще в се­ре­дине XIX ве­ка, ко­гда эпи­де­мии хо­ле­ры охва­ти­ли Ев­ро­пу. Пер­вые Меж­ду­на­род­ные ме­ди­ко-са­ни­тар­ные пра­ви­ла 1969 го­да ре­гу­ли­ро­ва­ли ор­га­ни­за­цию над­зо­ра и кон­тро­ля ше­сти опас­ных ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний: хо­ле­ры, чу­мы, жел­той ли­хо­рад­ки, оспы, воз­врат­но­го ти­фа и брюш­но­го ти­фа. В 1973 и 1981 го­дах бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния, глав­ным об­ра­зом для то­го, что­бы со­кра­тить чис­ло охва­чен­ных бо­лез­ней с ше­сти до трех (жел­тая ли­хо­рад­ка, чу­ма и хо­ле­ра) и от­ра­зить гло­баль­ную лик­ви­да­цию оспы.

Учи­ты­вая уве­ли­че­ние меж­ду­на­род­ных по­ез­док и тор­гов­ли, а та­к­же воз­ник­но­ве­ние но­вых и по­втор­ное воз­ник­но­ве­ние из- вест­ных меж­ду­на­род­ных опас­но­стей и рис­ков для здо­ро­вья на­се­ле­ния, свя­зан­ных с болезнями, в 1995 го­ду бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о пе­ре­смот­ре пра­вил 1969 го­да. В кон­суль­та­ции с го­су­дар­ства­ми-чле­на­ми ВОЗ, меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми и дру­ги­ми со­от­вет­ству­ю­щи­ми парт­не­ра­ми ВОЗ раз­ра­бо­тал но­вую вер­сию пра­вил, ко­то­рая бы­ла при­ня­та в 2005 го­ду и всту­пи­ла в си­лу в 2007-м.

Эта вер­сия обя­зы­ва­ет го­су­дар­ства-чле­ны ВОЗ уве­дом­лять о со­бы­ти­ях, ко­то­рые мо­гут пред­став­лять со­бой чрез­вы­чай­ную си­ту­а­цию в об­ла­сти об­ще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния, и по за­про­су ВОЗ опе­ра­тив­но про­ве­рять до­сто­вер­ность ин­фор­ма­ции о рис­ках для здо­ро­вья на­се­ле­ния, воз­ни­ка­ю­щих на их тер­ри­то­рии. Та­к­же стра­ны долж­ны обес­пе­чить необ­хо­ди­мые усло­вия и воз­мож­но­сти для про­ве­де­ния про­ти­во­эпи­де­ми­че­ских мер как на сво­ей тер­ри­то­рии, так и в пунк­тах пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы.

Пер­вым де­лом са­мо­ле­ты

«В Рос­сии, как и в со­вет­ское вре­мя, в пунк­тах пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы дей­ству­ют са­ни­тар­но-ка­ран­тин­ные пунк­ты. В Эсто­нии, как и во мно­гих ев­ро­пей­ских стра­нах, та­ких пунк­тов на гра­ни­це, где ра­бо­та­ют ме­ди­ки, нет (за ис­клю­че­ни­ем круп­ных меж­ду­на­род­ных пор­тов и аэро­пор­тов, на­при­мер во Франк­фур­те, Гам­бур­ге, Лон­доне и др.). Од­на­ко это не озна­ча­ет, что ни­ка­ко­го кон­тро­ля у нас не ве­дет­ся», – за­яв­ля­ет глав­ный спе­ци­а­лист бю­ро эпи­де­мио­ло­ги­че­ской го­тов­но­сти Де­пар­та­мен­та здо­ро­вья Еле­на Ря­би­ни­на.

По ее сло­вам, ос­нов­ное вни­ма­ние уде­ля­ет­ся мор­ско­му и воз­душ­но­му транс­пор­ту, так как эти ви­ды со­об­ще­ния до­воль­но быст­рые и ими лю­ди пу­те­ше­ству­ют на боль­шие рас­сто­я­ния. На­зем­но­му транс­пор­ту уде­ля­ет­ся мень­ше вни­ма­ния, все за­ви­сит от эпи­де­мио­ло­ги­че­ской си­ту­а­ции в со­пре­дель­ном го­су­дар­стве.

Ко­неч­но, речь идет не обо всех бо­лез­нях, а о так на­зы­ва­е­мых осо­бо опас­ных. Сей­час это по­ня­тие несколь­ко раз­мы­то. Меж­ду­на­род­ные ме­ди­ко-са­ни­тар­ные пра­ви­ла не огра­ни­чи­ва­ют­ся уста­нов­лен­ным пе­реч­нем ка­ран­тин­ных ин­фек­ций (в от­ли­чии от преды­ду­щих вер­сий пра­вил), а охва­ты­ва­ют «бо­лезнь или ме­ди­цин­ское со­сто­я­ние, неза­ви­си­мо от про­ис­хож­де­ния или ис­точ­ни­ка, ко­то­рое пред­став­ля­ет или мо­жет пред­став­лять риск на­не­се­ния лю­дям зна­чи­тель­но­го вре­да».

«Лю­бой по­гра­нич­ный контроль тре­бу­ет ре­сур­сов. И эти ме­ры долж­ны быть про­пор­ци­о­наль­ны угро­зе. У нас в пунк­тах пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы нет ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла, ко­то­рый мог бы на ме­сте про­ве­рять со­сто­я­ние здо­ро­вья. Но, ра­зу­ме­ет­ся, по­гра­нич­ни­ки и та­мо­жен­ни­ки, ко­то­рые осу­ществ­ля­ют контроль, ин­фор­ми­ро­ва­ны о сиг­наль­ных

симп­то­мах. Это тем­пе­ра­ту­ра, диа­рея, рво­та, сыпь, жел­туш­ность кож­ных по­кро­вов, сла­бость и дру­гие – то есть то, что мож­но оце­нить ви­зу­аль­но, на­блю­дая за че­ло­ве­ком», – рас­ска­зы­ва­ет Ря­би­ни­на.

Она объ­яс­ня­ет, что подозрение на осо­бо опас­ную ин­фек­цию и необ­хо­ди­мость при­ня­тия со­от­вет­ству­ю­щих мер на гра­ни­це скла­ды­ва­ет­ся из двух со­став­ля­ю­щих: кли­ни­че­ских при­зна­ков и эпи­да­на­мне­за – ин­фор­ма­ции о том, где че­ло­век был в те­че­ние по­след­не­го ме­ся­ца. Ин­ку­ба­ци­он­ный пе­ри­од боль­шин­ства осо­бо опас­ных ин­фек­ций укла­ды­ва­ет­ся в пе­ри­од 7–10 дней, на­при­мер, как у чу­мы, хо­ле­ры, жел­той ли­хо­рад­ки, но у неко­то­рых бо­лез­ней мо­жет до­хо­дить и до ме­ся­ца.

Есть эн­де­мич­ные стра­ны, на­при­мер, в Аф­ри­ке и Ла­тин­ской Аме­ри­ке, где осо­бо опас­ные ин­фек­ции ре­ги­стри­ру­ют­ся по­сто­ян­но, а есть стра­ны, в ко­то­рых на дан­ный мо­мент за­ре­ги­стри­ро­ван подъ- ем за­бо­ле­ва­е­мо­сти или вспыш­ка ин­фек­ци­он­но­го за­бо­ле­ва­ния. Дей­ству­ют по пла­ну «У ка­пи­та­на суд­на и ка­пи­та­на са­мо­ле­та в со­от­вет­ствии с ме­ди­ко-са­ни­тар­ны­ми пра­ви­ла­ми есть обя­зан­ность ин­фор­ми­ро­вать, ес­ли на бор­ту есть боль­ной че­ло­век. Со­сто­я­ние че­ло­ве­ка эки­паж оце­ни­ва­ет в си­лу сво­их воз­мож­но­стей и под­го­тов­ки, – го­во­рит глав­ный спе­ци­а­лист бю­ро эпи­де­мио­ло­ги­че­ской го­тов­но­сти. – На­при­мер, на кру­из­ном судне обыч­но есть ме­дик в со­от­вет­ствии с кон­вен­ци­ей, ко­то­рая уста­нав­ли­ва­ет тре­бо­ва­ния, ис­хо­дя из чис­лен­но­сти эки­па­жа и про­дол­жи­тель­но­сти рей­са. На непро­дол­жи­тель­ных рей­сах на ма­лень­кие рас­сто­я­ния ме­ди­ков нет, но все­гда есть член эки­па­жа, про­шед­ший обу­че­ние по ока­за­нию пер­вой ме­ди­цин­ской по­мо­щи, а та­к­же уме­ю­щий рас­по­зна­вать сиг­наль­ные при­зна­ки ин­фек­ци­он­но­го за­бо­ле­ва­ния».

Ес­ли сов­па­да­ют эти две со­став­ля­ю­щие, при­зна­ки бо­лез­ни и эпи­да­на­мнез, то необ­хо­ди­мый по­ря­док дей­ствий опре­де­ля­ет­ся про­ти­во­эпи­де­ми­че­ским пла­ном по­гра­нич­но­го пунк­та.

«Вы­зы­ва­ет­ся ско­рая по­мощь, ин­фор­ми­ру­ет­ся на­ша ре­ги­о­наль­ная служ­ба, вы­яв­ля­ют­ся контакты и так да­лее. Но это мо­жет быть под­твер­жден­ный ди­а­гноз, а мо­жет и нет. Боль­но­го гос­пи­та­ли­зи­ру­ют для ис­сле­до­ва­ния и ле­че­ния, а у лю­дей, ко­то­рые си­де­ли с ним ря­дом, в за­ви­си­мо­сти от ин­фек­ции это, к при­ме­ру, весь са­мо­лет или три ря­да впе­ред и три на­зад, бе­рут­ся кон­такт­ные дан­ные. Для это­го пас­са­жи­ров про­сят за­пол­нить или опрос­ник по уста­нов­лен­ной фор­ме, или спе­ци­аль­ную фор­му Public Health Passenger Locator Form, ка­кие есть в авиа­ции, или про­сто оста­вить контакты», – по­яс­ня­ет Еле­на Ря­би­ни­на.

Лю­дям, ко­то­рые си­де­ли близ­ко с по­тен­ци­аль­но боль­ным че­ло­ве­ком, да­ют­ся ре­ко­мен­да­ции, как даль­ше се­бя ве­сти до тех пор, по­ка не вы­яс­нит­ся, под­твер­дил­ся ди­а­гноз или нет, при необ­хо­ди­мо­сти да­ет­ся на­прав­ле­ние к вра­чу. И по­том по те­ле­фо­ну или по элек­трон­ной по­чте с этим че­ло­ве­ком свя­зы­ва­ют­ся и со­об­ща­ют о ре­зуль­та­тах. Контроль въез­да и вы­ез­да «Опас­ность бо­лез­ни – по­ня­тие от­но­си­тель­ное. Есть бо­лез­ни, опас­ные для жиз­ни и здо­ро­вья са­мо­го че­ло­ве­ка, а есть опас­ные для окру­жа­ю­щих, то есть опас­ность эпи­де­ми­че­ско­го рас­про­стра­не­ния в стране. У нас нет на­се­ко­мых тех ви­дов, ко­то­рые даль­ше пе­ре­но­си­ли бы ге­мор­ра­ги­че­ские ли­хо­рад­ки, тот же са­мый ви­рус Зи­ка, на­при­мер, – го­во­рит пред­ста­ви­тель Де­пар­та­мен­та здо­ро­вья. – Хо­тя пе­ре­нос­чи­ки неко­то­рых ви­дов ма­ля­рии у нас есть. Дру­гое де­ло – хо­ле­ра, ко­то­рая мо­жет рас­про­стра­нять­ся и кон­такт­но, с во­дой и про­дук­та­ми пи­та­ния».

Еле­на Ря­би­ни­на ска­зы­ва­ет, что, на­при­мер, ко­гда бы­ла вспыш­ка ли­хо­рад­ки Эбо­ла, то Бель­гия и Фран­ция, ко­то­рые име­ют пря­мое воз­душ­ное со­об­ще­ние с Аф­ри­кой, на вре­мя вве­ли entry screening, то есть въезд­ной контроль, на рей­сах из опас­ных ре­ги­о­нов, где ре­ги­стри­ру­ет­ся вспыш­ка. ВОЗ мо­жет дать го­су­дар­ствам-чле­нам вре­мен­ные или по­сто­ян­ные ре­ко­мен­да­ции в слу­чае чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции в об­ла­сти об­ще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния, дру­гим го­су­дар­ствам и опе­ра­то­рам меж­ду­на­род­ных пе­ре­во­зок.

Аф­ри­кан­ские го­су­дар­ства в свою оче­редь по ре­ко­мен­да­ци­ям ВОЗ та­к­же на вре­мя эпи­де­мии вве­ли exit screening, то есть контроль при вы­ез­де. Та­ким об­ра­зом, мест­ные вла­сти долж­ны бы­ли ор­га­ни­зо­вать контроль, что­бы ни­кто из боль­ных не вы­ехал. И это го­раз­до бо­лее эф­фек­тив­но.

«Ко­неч­но, сто­ит от­ме­тить, что на мо­мент про­хож­де­ния гра­ни­цы че­ло­век мо­жет внешне вы­гля­деть здо­ро­вым, но быть в ин­ку­ба­ци­он­ном пе­ри­о­де или но­си­те­лем ин­фек­ци­он­ной бо­лез­ни. По­это­му в та­ких ме­стах мас­со­во­го скоп­ле­ния лю­дей долж­но быть все в по­ряд­ке с ги­ги­е­ной, долж­ны быть усло­вия для мы­тья рук, чи­сто­та», – от­ме­ча­ет Ря­би­ни­на.

За­кон о про­фи­лак­ти­ке и кон­тро­ле за ин­фек­ци­он­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, при­ня­тый в Эсто­нии в 2003 го­ду, обя­зы­ва­ет ту­ри­сти­че­ские фир­мы ин­фор­ми­ро­вать сво­их кли­ен­тов о воз­мож­ных рис­ках за­ра­же­ния в стране назначения и при необ­хо­ди­мо­сти ре­ко­мен­до­вать об­ра­тить­ся за кон­суль­та­ци­ей к вра­чу.

Ра­бо­то­да­тель, от­прав­ля­ю­щий сво­их ра­бот­ни­ков за ру­беж, та­к­же несет от­вет­ствен­ность за ин­фор­ми­ро­ван­ность и безопасность сво­их ра­бот­ни­ков. Пу­те­ше­ствен­ник, ор­га­ни­зу­ю­щий свое пу­те­ше­ствие са­мо­сто­я­тель­но, дол­жен по­за­бо­тить­ся о сво­ем здо­ро­вье – что­бы бы­ли сде­ла­ны необ­хо­ди­мые и ре­ко­мен­до­ван­ные при­вив­ки.

Фото: Ма­рек Паю.

Ин­феК­цИЯ не прой­дет:

по­тен­ци­аль­но боль­но­го опас­ным за­бо­ле­ва­ни­ем че­ло­ве­ка мо­гут гос­пи­та­ли­зи­ро­вать пря­мо на гра­ни­це.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.