ВЕЛИКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Как рас­кры­ва­ли тай­ны са­мых гром­ких тра­ге­дий по­след­них лет

MK Estonia - - ЭКСКЛЮЗИВ - Оль­га БОГУСЛАВСКАЯ.

В ЛЮ­БОЕ ВРЕ­МЯ ДНЯ И НОЧИ НА НА­ШЕМ ТЕ­ЛЕ­ВИ­ДЕ­НИИ МОЖ­НО ПО­СМОТ­РЕТЬ ПО­ЛИ­ЦЕЙ­СКИЙ СЕРИАЛ.

Пре­ступ­ле­ние — экс­пер­ти­за — че­рез 45 ми­нут пре­ступ­ник най­ден и спра­вед­ли­вость тор­же­ству­ет. Экс­пер­ти­зы там про­во­дят, на ми­ну­ту за­гля­нув в мик­ро­скоп. И ес­ли экс­перт го­во­рит: мне нуж­но вре­мя, а глав­ный ге­рой по друж­бе про­сит сде­лать здесь и сей­час — экс­перт де­ла­ет, он же не зверь. Тя­нут­ся то­ми­тель­ные ми­ну­ты, но де­ло то­го сто­ит.

Еще увле­ка­тель­ней ДНК-экс­пер­ти­зы в пря­мом эфи­ре. В ве­чер­них шоу про из­вест­ных и неиз­вест­ных граж­дан хо­ро­шень­кие ба­рыш­ни бе­рут у трех-че­ты­рех пред­по­ла­га­е­мых от­цов об­раз­цы слю­ны, и че­рез несколь­ко ми­нут — не пе­ре­клю­чай­тесь! — огла­ша­ет­ся ре­зуль­тат. От­дель­ная пре­лесть — шоу с экс­тра­сен­са­ми и га­дал­ка­ми. Экс­перт по­те­ет, ту­жит­ся и на­ко­нец с гре­хом по­по­лам озву­чи­ва­ет вы­вод. А вдруг он ошиб­ся? Един­ствен­ный спо­соб про­вер­ки — га­дал­ка. Ру­ка с на­клад­ны­ми ког­тя­ми де­ла­ет пас­сы над кар­та­ми, в клу­бах ма­ги­че­ско­го ды­ма ед­ва вид­ны пу­до­вые серь­ги и рас­пис­ные гу­бы — и вот из ды­ма вы­плы­ва­ет от­вет. Ну сла­ва бо­гу, а то чуть не по­ве­ри­ли экс­пер­ту…

Ко­гда же у че­ло­ве­ка слу­ча­ет­ся на­сто­я­щая бе­да, ока­зы­ва­ет­ся, что су­деб­но­ме­ди­цин­ская экс­пер­ти­за тре­бу­ет вре­ме­ни. И про­во­дит­ся она не на пись­мен­ном сто­ле, а в ла­бо­ра­то­рии, ко­то­рая се­го­дня боль­ше по­хо­жа на пульт управ­ле­ния ор­би­таль­ным ком­плек­сом.

Су­деб­но-ме­ди­цин­ский экс­перт выс­шей ка­те­го­рии, док­тор био­ло­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор, ла­у­ре­ат Го­су­дар­ствен­ной пре­мии РФ, Па­вел Ива­нов — за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Рос­сий­ско­го цен­тра су­деб­но­ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы по вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ным ис­сле­до­ва­ни­ям.

В на­ча­ле 90-х го­дов, еще до экс­пер­ти­зы остан­ков се­мьи по­след­не­го рос­сий­ско­го им­пе­ра­то­ра, ко­то­рая про­сла­ви­ла Ива­но­ва на весь экс­перт­ный мир, он рас­ска­зы­вал мне, что ге­не­ти­ки мо­гут из­влечь ин­фор­ма­цию о че­ло­ве­ке из од­ной клет­ки. Но то­гда это был на­уч­ный эпа­таж, ни­кто это­го еще не де­лал. Се­го­дня же ме­то­ды раз­ви­лись на­столь­ко, что где-то по­до­шли к тео­ре­ти­че­ско­му пре­де­лу.

Сей­час экс­пер­ты-ге­не­ти­ки мо­гут уста­но­вить при­над­леж­ность слю­ны на окур­ке си­га­ре­ты, ко­то­рую ку­ри­ли два че­ло­ве­ка. Это мож­но рас­смот­реть че­рез мик­ро­скоп, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся ла­зер­ный дис­сек­тор. Вид­ны от­дель­ные клет­ки, и экс­перт пред­по­ла­га­ет, что они мо­гут при­над­ле­жать раз­ным лю­дям. При обыч­ной схе­ме ана­ли­за, ко­гда из­вле­ка­ет­ся сум­мар­ный ге­не­ти­че­ский ма­те­ри­ал, раз­де­лить их невоз­мож­но, по­то­му что по фи­зи­ко-хи­ми­че­ским свой­ствам ДНК у всех лю­дей оди­на­ко­ва. Как раз­де­лить? Ин­ди­ви­ду­аль­но­го но­си­те­ля ДНК мень­ше, чем од­на клет­ка, в при­ро­де нет. По­это­му по­нят­но, что, ес­ли взять по од­ной клет­ке, ма­те­ри­ал не сме­ша­ет­ся.

Смот­рим на экран, на ко­то­ром вид­ны от­дель­ные клет­ки. Экс­перт бе­рет нечто по­хо­жее на фло­ма­стер. И в ре­жи­ме ре­аль­но­го вре­ме­ни мож­но, на­жав кноп­ку, об­ри­со­вать ин­те­ре­су­ю­щую вас клет­ку. Ла­зер­ный луч ре­жет ее, и она ка­па­ет в про­бир­ку. По­ни­ма­е­те? Ги­пер­бо­ло­ид ин­же­не­ра Га­ри­на. Что­бы бы­ло яс­но: ла­зер­ный луч про­хо­дит че­рез объ­ек­тив мик­ро­ско­па. И при­бор, и про­бир­ка, и усло­вия в ла­бо­ра­то­рии, и са­ма ла­бо­ра­то­рия долж­ны со­от­вет­ство­вать по­след­не­му сло­ву тех­ни­ки ХХI ве­ка. Это еще не прак­ти­че­ский ме­тод, не про­фес­си­о­наль­ная ру­ти­на, а де­мон­стра­ция воз­мож­но­стей на гра­ни на­у­ки и ис­кус­ства. Но глав­ное, что это не меч­та, а факт.

Вто­рое на­прав­ле­ние дви­же­ния — это уско­ре­ние про­цес­са иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти. 25 лет на­зад ни­ко­го не удив­ля­ло, что экс­пер­ти­за мо­жет про­во­дить­ся несколь­ко ме­ся­цев. Пер­вые слож­ные экс­пер­ти­зы по чрез­вы­чай­ным про­ис­ше­стви­ям с мас­со­вы­ми че­ло­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми в Рос­сии, а это бы­ли взры­вы до­мов в 1999 го­ду, про­во­ди­лись око­ло по­лу­го­да.

На иден­ти­фи­ка­цию 290 жертв из ни­дер­ланд­ско­го «Бо­ин­га», сби­то­го в 2014 го­ду, в раз­ви­той ев­ро­пей­ской стране, ко­то­рой по­мо­га­ли боль­ше сот­ни спе­ци­а­ли­стов из де­сят­ка ла­бо­ра­то­рий дру­гих стран, ушло че­ты­ре ме­ся­ца. А экс­пер­ты РЦСМЭ иден­ти­фи­ка­цию 217 из 224 жертв из аэро­бу­са, упав­ше­го на Си­нае, про­ве­ли за 4 неде­ли. Спе­ци­а­ли­сты на­зы­ва­ют это неве­ро­ят­ным. Да, не­ве­ро­ят­но, но факт.

Как это ока­за­лось воз­мож­но? Бы­ли ис­поль­зо­ва­ны ро­бо­ти­зи­ро­ван­ные стан­ции. В от­ли­чие от лю­дей, ко­то­рые тру­ди­лись без от­ды­ха несколь­ко смен, ро­бо­ты ра­бо­та­ли круг­лые сут­ки. Это вы­со­ко­стан­дар­ти­зо­ван­ное ис­сле­до­ва­ние, то есть мик­ро­ско­пи­че­ское от­кло­не­ние от стан­дар­та бра­ку­ет­ся. У непод­го­тов­лен­но­го че­ло­ве­ка, ока­зав­ше­го­ся в та­кой ла­бо­ра­то­рии но­чью, оста­нав­ли­ва­ет­ся ды­ха­ние: све­тит­ся мно­же­ство лам­по­чек и внут­ри боль­ших стек­лян­ных шка­фов са­мо­сто­я­тель­ные ме­ха­ни­че­ские ру­ки ро­бо­тов пе­ре­ме­ща­ют про­бир­ки. И есть да­же ро­бо­ты, у ко­то­рых внут­ри цен­три­фу­га. Ме­ха­ни­че­ская ру­ка бе­рет про­бир­ку, ста­вит в цен­три­фу­гу, за­пус­ка­ет ее, по­том, не встрях­нув, за­би­ра­ет про­бир­ку, спе­ци­аль­ная иг­ла вы­тя­ги­ва­ет жид­кость — во­ис­ти­ну се­го­дня уро­вень ге­не­ти­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния мож­но на­звать ска­зоч­ным.

Ино­гда пе­ред экс­пер­та­ми ста­вят­ся ло­каль­ные за­да­чи. На­при­мер, в 2006 го­ду пять со­труд­ни­ков рос­сий­ско­го по­соль­ства в Баг­да­де по­еха­ли на ры­нок за про­дук­та­ми. И про­па­ли. Че­рез 8 лет об­на­ру­жи­ли остан-

ки, ко­то­рые, по мне­нию спец­служб, мог­ли при­над­ле­жать рос­сий­ским ди­пло­ма­там. Экс­пер­ти­зу про­во­ди­ли со­труд­ни­ки РЦСМЭ. Слож­ность со­сто­я­ла в том, что это бы­ла непря­мая иден­ти­фи­ка­ция, то есть не бы­ло за­ве­до­мо­го об­раз­ца ДНК от по­гиб­ше­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый взя­ли при его жиз­ни. Ко­гда име­ет­ся био­ло­ги­че­ский ма­те­ри­ал от кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, на­при­мер, его кровь, во­ло­сы, слю­на, кож­ный эпи­те­лий, — есть с чем срав­ни­вать. А тут при­ш­лось ис­поль­зо­вать род­ствен­ные свя­зи, как это ча­ще все­го и про­ис­хо­дит при мас­со­вых ка­та­стро­фах. И в од­ном слу­чае род­ствен­ни­ков не на­шлось. При­ш­лось про­сить предо­ста­вить ве­щи, ко­то­ры­ми поль­зо­вал­ся по­гиб­ший че­ло­век пе­ред ухо­дом из до­ма, что­бы не бы­ло по­сле- ду­ю­щих на­ло­же­ний чу­жо­го био­ло­ги­че­ско­го ма­те­ри­а­ла. Лич­но­сти всех по­гиб­ших иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли, хо­тя с мо­мен­та их ги­бе­ли про­шло мно­го лет.

Что­бы объ­яс­нить, ка­кие при­хо­дит­ся ре­шать го­ло­во­лом­ки, про­фес­сор Ива­нов рас­ска­зал мне ис­то­рию двух ма­лень­ких се­стер. Бы­ли най­де­ны остан­ки двух жертв жен­ско­го по­ла и уста­нов­ле­но, что это де­ти кон­крет­ных ро­ди­те­лей. С точ­ки зрения ге­не­ти­ки, ска­зал Па­вел Лео­ни­до­вич, они для нас рав­но­цен­ны. А ро­ди­те­ли спра­ши­ва­ют: где остан­ки од­но­го ре­бен­ка и где — дру­го­го? И как это уста­но­вить?

Та­кая же проблема воз­ник­ла при иден­ти­фи­ка­ции до­че­рей Ни­ко­лая II. Уста­но­ви­ли, что это остан­ки трех до­че­рей ца­ря и ца­ри­цы. Но кто есть кто? Вот от­ку­да по­шли раз­го­во­ры о том, что великая княж­на Ана­ста­сия чу­дом спас­лась, что ее остан­ков не об­на­ру­жи­ли. На­шли всех. Про­сто не сра­зу уда­лось их раз­де­лить. Ге­не­ти­ка ока­за­лась бес­силь­на, по­то­му что не бы­ло ни­ка­ких био­ло­ги­че­ских объ­ек­тов от са­мих де­ву­шек — при­ш­лось ре­шать за­да­чу кри­ми­на­ли­сти­че­ским ме­то­дом, то есть по фо­то­гра­фи­ям, их кост­но­му, зуб­но­му воз­рас­ту и ро­сту.

Так вот в слу­чае с дву­мя ма­лень­ки­ми де­воч­ка­ми мож­но бы­ло ис­сле­до­вать личные ве­щи: од­на де­воч­ка но­си­ла та­кую шуб­ку, а дру­гая — та­кую ша­поч­ку. И ге­не­ти­ки срав­ни­ва­ли ма­те­ри­ал с тем био­ло­ги­че­ским ма­те­ри­а­лом, ко­то­рый уда­лось «снять» с этой одеж­ды. Но за­да­ча ока­за­лась на­мно­го слож­ней, по­то­му что од­ну и ту же одеж­ду вре­мя от вре­ме­ни но­си­ли обе сест­ры. Но экс­пер­ты это уви­де­ли, во всем разо­бра­лись — про­сто на та­кие скры­тые слож­но­сти ухо­дит вре­мя.

Иден­ти­фи­ка­ция жертв авиа­ка­та­стро­фы ду­бай­ско­го са­мо­ле­та, раз­бив­ше­го­ся при по­сад­ке в Ро­сто­ве-на-До­ну, ока­за­лась наи­слож­ней­шей из экс­пер­тиз: там бы­ла ко­лос­саль­ная сте­пень фраг­мен­та­ции остан­ков. Де­ло в том, что ме­ха­низм авиа­ка­та­строф бы­ва­ет раз­ный. Один са­мо­лет упал, уда­рил­ся о зем­лю, раз­ва­лил­ся на ча­сти, их раз­бро­са­ло. И со­всем дру­гое де­ло, ес­ли са­мо­лет взо­рвал­ся при уда­ре о зем­лю на ско­ро­сти свыше 200 ки­ло­мет­ров в час. Про­ис­хо­дит пуль­ве­ри­за­ция, то есть рас­пы­ле­ние ма­те­ри­а­ла — не толь­ко био­ло­ги­че­ско­го, но да­же же­ле­за. По сло­вам про­фес­со­ра Ива­но­ва, в его огром­ной прак­ти­ке един­ствен­ным при­ме­ром ка­та­стро­фы с та­ки­ми по­след­стви­я­ми бы­ло па­де­ние са­мо­ле­та с рос­сий­ским эки­па­жем в Джа­кар­те. Да­же при сво­бод­ном па­де­нии са­мо­ле­та с вы­со­ты ско­рость при­мер­но 200 км в час. А в Джа­кар­те бы­ло за 500 км в час — са­мо­лет на боль­шой вы­со­те вре­зал­ся в го­ру Са­лак. Бы­ла вы­со­кая ско­рость раз­ру­ше­ния, но ог­нен­но­го взры­ва не бы­ло, а бы­ло раз­ру­ше­ние от уда­ра и вы­сво­бож­де­ние энер­гии. Топ­ли­во не успе­ло взо­рвать­ся, оно рас­пы­ли­лось!

Нуж­но ли объ­яс­нять, ка­ков был класс слож­но­сти экс­пер­ти­зы иден­ти­фи­ка­ции остан­ков чле­нов эки­па­жа? За­об­лач­ный. Но экс­пер­ты РЦСМЭ спра­ви­лись и с этим. Та­ки­ми ра­бо­та­ми мож­но гор­дить­ся.

Экс­пер­тов-ге­не­ти­ков из РЦСМЭ по­сто­ян­но при­вле­ка­ют к ра­бо­те в дру­гих стра­нах. Так про­изо­шло и при иден­ти­фи­ка­ции жертв цу­на­ми 26 де­каб­ря 2004 го­да в Та­и­лан­де. Ре­ше­но бы­ло иден­ти­фи­ци­ро­вать всех по­гиб­ших, а их бы­ло 6 ты­сяч. Это со­вер­шен­но по­тря­са­ю­щая ис­то­рия, по­то­му что то цу­на­ми бы­ло ед­ва ли не са­мым мощ­ным за всю ис­то­рию че­ло­ве­че­ства.

Эпи­центр на­хо­дил­ся где-то в Ин­дий­ском оке­ане, око­ло Су­мат­ры. Сдви­ну­лись зем­ные пла­сты, про­ва­ли­лось дно оке­а­на. Это вы­зва­ло рез­кий ди­на­ми­че­ский удар — и воз­ник­ло цу­на­ми. Мно­гие по­ня­тия не име­ют о том, что это та­кое. Ду­ма­ют, что все взле­те­ло до неба. На са­мом де­ле в эпи­цен­тре цу­на­ми ни­кто его да­же не за­ме­тил, толь­ко чуть-чуть трях­ну­ло, по­то­му что вол­на бы­ла по­ло­гая. Подъ­ем оке­а­на про­изо­шел на 1–2 мет­ра с кры­лья­ми на несколь­ко ки­ло­мет­ров. А даль­ше вол­на рас­про­стра­ня­ет­ся как круг от бро­шен­но­го кам­ня и при этом дви­жет­ся во все сто­ро­ны со ско­ро­стью 800 км в час. И са­мое страш­ное про­ис­хо­дит то­гда, ко­гда та­кая вол­на при­бли­жа­ет­ся к бе­ре­гу. За счет

умень­ше­ния глу­би­ны воз­ни­ка­ет со­про­тив­ле­ние — и при­дон­ные слои не мо­гут дви­гать­ся так же быст­ро, как верх­ние, они тор­мо­зят­ся о дно и по­это­му от­ста­ют. А верх­ние несут­ся впе­ред. И то­гда воз­ни­ка­ет горб. То есть это вы­гля­дит не как вол­на, а как подъ­ем уров­ня по­ла. Вот бе­рег, пляж — а вда­ле­ке уро­вень оке­а­на на 10 мет­ров вы­ше. Это не вол­на, это на­дви­га­ю­щий­ся слой во­ды. И то, что за­сня­ли ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния, вы­гля­де­ло неопи­су­е­мо. Сна­ча­ла про­изо­шел от­ток во­ды — и при­мер­но на пол­ки­ло­мет­ра об­на­жи­лось мор­ское дно. И ту­да по­бе­жа­ли лю­ди и, ко­неч­но, де­ти — ин­те­рес­но же! А по­том воз­ник страш­ный гул — и сте­на во­ды по­ле­те­ла к бе­ре­гу, те­перь уже со ско­ро­стью са­мо­ле­та, 300 км в час. Лю­ди по­бе­жа­ли на­зад, но спа­се­ния уже не бы­ло — раз- ве что взо­брать­ся на небо­скреб. В несколь­ких при­бреж­ных оте­лях, ко­то­рые сто­я­ли на сва­ях, все бы­ло вы­би­то до 5-го эта­жа, а на­вер­ху все уце­ле­ло, и там ока­за­лись лю­ди, ко­то­рые не зна­ли, как от­ту­да спу­стить­ся.

Ко­гда на­ши экс­пер­ты при­ле­те­ли в Та­и­ланд, их по­вез­ли в джунгли, ки­ло­мет­рах в трех от мо­ря. И сре­ди де­ре­вьев они уви­де­ли бро­не­ка­тер охра­ны вну­ка ко­ро­ля Та­и­лан­да. Наслед­ный принц в это вре­мя ка­тал­ся на вод­ных лы­жах. Ка­тер вы­бро­си­ло на несколь­ко ки­ло­мет­ров от бе­ре­га в джунгли, вы­та­щить его не смог­ли, оста­ви­ли как му­зей. А наслед­ный принц про­пал, его так и не на­шли.

Так вот на ку­рорт­ном ост­ро­ве Пху­кет по­гиб­ло 6 ты­сяч че­ло­век, по пре­иму­ще­ству ино­стран­цы. По­это­му 37 стран со­зда­ли кон­сор­ци­ум по иден­ти­фи­ка­ции жертв цу­на­ми. И Рос­сия при­ня­ла уча­стие в этой ра­бо­те, хо­тя рос­си­ян там бы­ло на­мно­го мень­ше, 10 че­ло­век. Кон­сор­ци­ум с уча­сти­ем на­ших экс­пер­тов ра­бо­тал два го­да.

Бли­ста­тель­ной ра­бо­той экс­пер­тов РЦСМЭ на­зы­ва­ют в меж­ду­на­род­ном со­об­ще­стве су­деб­ных ме­ди­ков ге­не­ти­че­ское ис­сле­до­ва­ние остан­ков Яси­ра Ара­фа­та.

Ли­дер Па­ле­сти­ны умер в 2004 го­ду. Его остан­ки по­ко­ят­ся в мав­зо­лее. Но несколь­ко лет на­зад его вдо­ва, Су­ха Ара­фат, об­ра­ти­лась к пра­ви­тель­ству стра­ны с прось­бой вы­яс­нить, не был ли ее муж отрав­лен.

Ре­ши­ли про­ве­сти экс­пер­ти­зы. Пра­ви­тель­ство Па­ле­сти­ны до­ве­ри­ло эту ра­бо­ту экс­пер­там трех стран: Рос­сии, Фран­ции и Швей­ца­рии. Су­деб­ные ме­ди­ки экс­гу­ми­ро­ва­ли те­ло, изъ­яли ко­сти — те­перь нуж­но бы­ло про­во­дить экс­пер­ти­зу. Ко­неч­но, ни­кто не со­мне­вал­ся в том, что это остан­ки Ара­фа­та. Но нуж­на бы­ла га­ран­тия то­го, что по­сле пу­те­ше­ствия в дру­гую стра­ну, в ла­бо­ра­то­рии, где про­ве­дут ис­сле­до­ва­ние, это по-преж­не­му бу­дут остан­ки Ара­фа­та. Про­фес­сор Па­вел Ива­нов: — Воз­ник­ла обо­ю­до­ост­рая си­ту­а­ция. До­пу­стим, экс­пер­ты-ток­си­ко­ло­ги ни­че­го не най­дут, и то­гда про­тив­ни­ки этой вер­сии ска­жут, что это чу­жая кость — вот ни­че­го и не об­на­ру­жи­ли. А ес­ли най­дут ка­кую-ни­будь отра­ву — ска­жут, что по­до­бра­ли «нуж­ную» кость и все об­на­ру­жи­ли. Мы с этим столк­ну­лись во вре­мя иден­ти­фи­ка­ции остан­ков цар­ской се­мьи, ко­гда нам го­во­ри­ли, что мы по­на­бра­ли му­зей­ных пре­па­ра­тов, а даль­ше все по­нят­но. И вот те­перь бы­ло пред­ло­же­но до­ка­зать, что объ­ек­ты, до­став­лен­ные в рос­сий­скую ла­бо­ра­то­рию, — это объ­ек­ты от остан­ков Ара­фа­та.

Слож­ность со­сто­я­ла в том, что со дня смер­ти про­шло бо­лее 8 лет, жар­кий кли­мат с боль­ши­ми су­точ­ны­ми пе­ре­па­да­ми тем­пе­ра­тур, неиз­вест­ное со­сто­я­ние поч­вы, и как со всем этим вза­и­мо­дей­ство­вал био­ло­ги­че­ский ма­те­ри­ал — неиз­вест­но.

И глав­ный во­прос: ес­ли мы уста­но­вим ком­плекс при­зна­ков, с кем срав­ни­вать? От са­мо­го че­ло­ве­ка за­ве­до­мо­го об­раз­ца нет. Есть дочь и же­на, жи­вут на Маль­те. Здесь воз­ни­ка­ют ди­пло­ма­ти­че­ские слож­но­сти. С этим мы столк­ну­лись, ко­гда иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли остан­ки жертв па­де­ния поль­ско­го са­мо­ле­та, ко­гда по­гиб­ло 96 че­ло­век выс­ше­го по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства стра­ны. И нам по тем же со­об­ра­же­ни­ям для иден­ти­фи­ка­ции не бы­ло пред­став­ле­но ни од­но­го род­ствен­ни­ка — предо­ста­ви­ли толь­ко личные ве­щи. Ис­сле­до­ва­ние в де­сять раз слож­ней, но за­то не бу­дет во­про­сов. А во­про­сы воз­ни­ка­ют ча­сто…

Так вот рос­сий­ским экс­пер­там да­ли раз­ре­ше­ние изу­чить личные ве­щи Ара­фа­та из его ре­зи­ден­ции Му­ка­та в Рам­ал­ле. Там все со­хра­ни­лось так, как бы­ло при жиз­ни Ара­фа­та.

Де­ла­лись смы­вы с вы­клю­ча­те­лей, с раз­ных ве­щей и пред­ме­тов, про ко­то­рые его адъ­ютант, а сей­час хра­ни­тель му­зея рас­ска­зы­вал, где он мог оста­вить сле­ды. На­при­мер, про пульт те­ле­ви­зо­ра экс­пер­там ска­за­ли, что Ара­фат его не смот­рел. А вот но­ше­ные ве­щи, ко­то­рые так лю­бят экс­пер­ты из-за воз­мож­но­сти об­на­ру­жить нуж­ный био­ло­ги­че­ский ма­те­ри­ал, на­при­мер па­рад­ный мун­дир, ара­фат­ка, ока­за­лись под­верг­ну­ты хим­чист­ке. Ка­за­лось бы, все про­па­ло. Ни­че­го по­доб­но­го. Сде­ла­ли смы­вы с ве­щей и уста­но­ви­ли, как го­во­рят экс­пер­ты, пол­ный ге­не­ти­че­ский про­филь. И это был чрез­вы­чай­но важ­ный ре­зуль­тат для кри­ми­на­ли­сти­ки. Вы­яс­ни­лось, что с точ­ки зрения ис­сле­до­ва­ния сле­дов че­ло­ве­ка стир­ка ве­щи го­раз­до ху­же хим­чист­ки. Во­да, как пре­крас­ный рас­тво­ри­тель, вы­мы­ва­ет из тка­ни одеж­ды клет­ки, а хи­мия, ко­то­рая уда­ля­ет толь­ко жи­ро­вые на­ло­же­ния, и гид­ро­фоб­ные аген­ты — пло­хой рас­тво­ри­тель для кле­ток. И клет­ка с ДНК как бы при­па­и­ва­ет­ся к ни­тям тка­ни и так со­хра­ня­ет­ся.

И это ока­зал­ся уни­каль­ный опыт, ко­то­рый ещё не был опи­сан в ми­ро­вой экс­перт­ной ли­те­ра­ту­ре.

10 июля 2006 го­да ми­нистр обо­ро­ны Рос­сии Сер­гей Ива­нов объ­явил о ги­бе­ли Ша­ми­ля Ба­са­е­ва. Со­об­ща­ли, что че­ты­ре бо­е­ви­ка по­до­рва­лись в ав­то­мо­би­ле, на­чи­нен­ном взрыв­чат­кой. Сре­ди бо­е­ви­ков был и Ба­са­ев.

На сче­ту Ба­са­е­ва са­мые чу­до­вищ­ные тер­ак­ты. Этот че­ло­век был са­ма смерть. По­это­му всем бы­ло важ­но знать: а точ­но ли Ба­са­ев по­гиб? Ведь од­на­жды его уже за­пи­са­ли в мерт­вые, а он был тя­же­ло ра­нен, по­те­рял но­гу, но вы­жил. И ес­ли по­сле объ­яв­ле­ния о смер­ти он сно­ва воз­ник­нет из небы­тия и по­тре­бу­ет вы­куп за оче­ред­но­го за­лож­ни­ка — как быть? На­до знать прав­ду.

Сна­ря­жа­ет­ся спе­ци­аль­ная груп­па, на­хо­дят остан­ки че­ты­рех че­ло­век. Дей­стви­тель­но, взо­рвал­ся ав­то­мо­биль, и там ма­ло что оста­лось. Разыск­ные служ­бы пред­ста­ви­ли экс­пер­там био­ло­ги­че­ский ма­те­ри­ал от род­ствен­ни­ков Ба­са­е­ва. И вот экс­пер­ты го­во­рят: сре­ди предо­став­лен­ных нам об­раз­цов остан­ков Ба­са­е­ва нет.

Сна­ря­жа­ют но­вую груп­пу, ко­то­рая на­хо­дит еще несколь­ко фраг­мен­тов тел по­гиб­ших. И вы­яс­ня­ет­ся, что по­чти все они от­но­сят­ся к тем чет­ве­рым, ко­го уже иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли в пер­вый раз. А несколь­ко фраг­мен­тов от­но­сят­ся к пя­то­му че­ло­ве­ку. И вот они ока­за­лись остан­ка­ми Ба­са­е­ва. То­гда воз­ник вто­рой во­прос: что это за фраг­мен­ты? А мо­жет быть, его ра­ни­ло, мо­жет, па­лец ото­рва­ло — с этим мож­но жить. А вот ес­ли это, на­при­мер, фраг­мент аор­ты, то — ис­клю­че­но.

И вот су­деб­ные ме­ди­ки РЦСМЭ уста­но­ви­ли, что это часть внут­рен­не­го ор­га­на, ко­то­рый так про­сто по­те­рять нель­зя, и жить без него невоз­мож­но.

Та­кая фе­но­ме­наль­ная ра­бо­та сто­ит лю­бой на­гра­ды. Но лю­дям, ко­то­рые из­бра­ли та­кую про­фес­сию, на­гра­ды да­ют ред­ко. Тут на­гра­да — най­ден­ный ими от­вет на во­прос, на ко­то­рый, ка­за­лось, не су­ще­ству­ет от­ве­та.

Ко­гда аме­ри­кан­ские вой­ска на во­сто­ке Аф­га­ни­ста­на с лу­пой про­че­сы­ва­ли пла­то То­ра-Бо­ра в по­ис­ках Уса­мы бен Ла­де­на, по со­об­ще­ни­ям прес­сы, все участ­ни­ки этой опе­ра­ции долж­ны бы­ли от­де­лять у уби­тых бо­е­ви­ков фа­лан­гу паль­ца или моч­ку уха — что­бы по­нять, кто есть кто и по­пол­нить ба­зу спе­ци­аль­ных дан­ных. Это це­лое на­прав­ле­ние — со­зда­ние баз ге­не­ти­че­ских дан­ных для иден­ти­фи­ка­ции остан­ков лю­дей в слу­чае во­ен­ных кон­флик­тов или со­бы­тий, про­изо­шед­ших в усло­ви­ях неоче­вид­но­сти.

У ла­бо­ра­то­рии ко­лос­саль­ный опыт ра­бо­ты с об­ще­ствен­но зна­чи­мы­ми де­ла­ми. Мож­но ска­зать без пре­уве­ли­че­ния: по­след­ние несколь­ко лет экс­пер­ти­зы по всем со­ци­аль­но-чув­стви­тель­ным де­лам по­ру­ча­ют­ся имен­но экс­пер­там РЦСМЭ. И де­ло не толь­ко в уровне спе­ци­а­ли­стов — ду­маю, он са­мый вы­со­кий в Рос­сии. Де­ло в ре­пу­та­ции, ко­то­рая за­ра­ба­ты­ва­ет­ся дол­го и труд­но, а раз­ру­ша­ет­ся мгно­вен­но и на­все­гда.

17 ав­гу­ста 2009 го­да про­изо­шла ава­рия на Са­я­но-Шу­шен­ской ГЭС, ко­то­рая яв­ля­ет­ся од­ной из трех са­мых боль­ших ГЭС в ми­ре и пред­став­ля­ет со­бой уни­каль­ное со­ору­же­ние. Вы­со­та пло­ти­ны 242 мет­ра — ма­ло кто в со­сто­я­нии пред­ста­вить, что это та­кое.

В ре­зуль­та­те ава­рии вы­рва­ло од­ну из тур­бин, ко­то­рая ве­си­ла в 7 раз боль­ше Эй­фе­ле­вой баш­ни. То есть ко­лос­саль­ное дав­ле­ние во­ды, вме­сто то­го что­бы вра­щать тур­би­ну, вы­рва­ло ее. По­сле это­го весь ма­шин­ный зал за­ли­ло во­дой под дав­ле­ни­ем 25 ат­мо­сфер — под та­ким дав­ле­ни­ем раз­ру­ша­ет­ся бе­тон (для срав­не­ния: в во­до­про­во­де дав­ле­ние в 2 ат­мо­сфе­ры). В этот мо­мент там на­хо­ди­лась це­лая ра­бо­чая сме­на, 75 че­ло­век. Все по­гиб­ли. И очень важ­но бы­ло уста­но­вить лич­но­сти всех по­гиб­ших. Осо­бо охра­ня­е­мый объ­ект: а вдруг там был тер­ро­рист?

Ко­гда взбун­то­вав­ше­е­ся же­ле­зо рас­та­щи­ли, нуж­но бы­ло до­ста­вать те­ла по­гиб­ших. И там, где не смог­ли от­ка­чать во­ду, ис­поль­зо­ва­ли во­ен­ных во­до­ла­зов. Но та­кое све­то­пре­став­ле­ние слу­ча­ет­ся неча­сто, по­это­му не учли мно­гих ню­ан­сов. Во­до­ла­зы уже спу­сти­лись на дно, и тут вы­яс­ни­лось, что в во­ду вы­ли­лось транс­фор­ма­тор­ное мас­ло, а это ра­бо­та для войск хим­за­щи­ты. И у во­до­ла­зов на­ча­ли ло­пать­ся ко­стю­мы, при­ш­лось спа­сать уже са­мих во­до­ла­зов. Апо­ка­лип­ти­че­ская кар­ти­на. Це­ной ге­ро­и­че­ских уси­лий всех по­гиб­ших под­ня­ли на­верх. И ад­ми­ни­стра­ция, и во­до­ла­зы, и экс­пер­ты бы­ли на пре­де­ле че­ло­ве­че­ских воз­мож­но­стей. А сна­ру­жи, во­круг за­во­до­управ­ле­ния, сто­я­ли ро­ди­те­ли, же­ны и де­ти по­гиб­ших. И кто-то им ска­зал, что иден­ти­фи­ка­цию тел мож­но про­ве­сти за два дня. И вот они сто­я­ли и жда­ли. По­нят­но же, что лю­дей бы­ло не вер­нуть, но каж­дый зна­ет, что по­сле смер­ти близ­ко­го че­ло­ве­ка бук­валь­но все име­ет зна­че­ние, и на то, что­бы от­ве­тить, что ре­зуль­та­тов ге­не­ти­че­ской экс­пер­ти­зы при­дет­ся ждать не один ме­сяц, то­же тре­бо­ва­лось му­же­ство.

Обыч­ная экс­пер­ти­за — это про­фес­си­о­на­лизм.

Слож­ная экс­пер­ти­за — это на­у­ка на гра­ни ис­кус­ства.

Сей­час очень слож­ное вре­мя. Та­кое, ко­гда не толь­ко обыч­ным граж­да­нам, но и пред­ста­ви­те­лям пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов хо­чет­ся ве­рить в по­мощь по­ту­сто­рон­них сил. Вот по­че­му та­ким бе­ше­ным спро­сом поль­зу­ют­ся все эти ТВ-пе­ре­да­чи с вос­кре­ше­ни­я­ми в пря­мом эфи­ре, се­ри­а­лы о сы­щи­ках, ко­то­рые в оди­ноч­ку на­хо­дят пре­ступ­ни­ков, и экс­пер­тах, ко­то­рые за час в ти­хом уг­лу про­во­дят лю­бые экс­пер­ти­зы.

Се­го­дня, в на­ча­ле ХХI ве­ка, обо­ру­до­ва­ние со­вре­мен­ной экс­перт­ной ла­бо­ра­то­рии, ко­то­рая про­во­дит ге­не­ти­че­скую иден­ти­фи­ка­цию, сто­ит мил­ли­о­ны дол­ла­ров. И каж­дый день в ми­ре по­яв­ля­ют­ся но­вые при­бо­ры и ре­ак­ти­вы. По­это­му сто­ит пом­нить, что на ули­це Ко­щея Бес­смерт­но­го, в уг­ло­вом до­ме, в офи­се 66 на ко­лен­ке де­ла­ют не экс­пер­ти­зы, а деньги.

Не нуж­но ве­рить лю­дям, у ко­то­рых на все есть от­вет. Та­ких лю­дей не су­ще­ству­ет. На во­прос, кто жи­вет в квар­ти­ре, от­ве­тить мо­жет толь­ко тот, кто в ней жи­вет. И ес­ли в си­ту­а­ции со все­ми неиз­вест­ны­ми вы на­шли ор­га­ни­за­цию, ко­то­рая га­ран­ти­ру­ет от­вет на лю­бой во­прос, — бе­ги­те не обо­ра­чи­ва­ясь. Иди­те ту­да, где от­ве­ча­ют: мы по­про­бу­ем.

По­то­му что вме­сте со стре­ми­тель­ным раз­ви­ти­ем экс­перт­ных воз­мож­но­стей неуклон­но уве­ли­чи­ва­ет­ся ко­ли­че­ство по­дон­ков, кил­ле­ров от экс­пер­ти­зы. И не слу­чай­но, вы­сту­пая на встре­че экс­пер­тов в РЦСМЭ в фев­ра­ле 2016 го­да, пре­зи­дент Се­ве­роЗа­пад­ной ас­со­ци­а­ции суд­мед­экс­пер­тов, про­фес­сор Вя­че­слав По­пов ска­зал: «Ма­ло иметь боль­шие зна­ния, на­до иметь муд­рость ими управ­лять».

Ува­жа­е­мый про­фес­сор, вы ска­за­ли «муд­рость», а хо­те­ли ска­зать «со­весть»?

По­ли­цей­ская ла­бо­ра­то­рия в Джа­кар­те: пер­вый спра­ва — ди­рек­тор РЦСМЭ Ан­дрей Ко­ва­лев, в цен­тре — Па­вел Ива­нов.

В бан­ках с крас­ны­ми крыш­ка­ми — фраг­мен­ты остан­ков, до­став­лен­ные с ме­ста па­де­ния са­мо­ле­та.

Са­мо­лет, по­тер­пев­ший ка­та­стро­фу над Си­на­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.