ДО­ПИНГ — «ЗАВТРАК ЧЕМ­ПИ­О­НОВ»

В эпо­ху на­ших пра­де­дов спортс­ме­ны взбад­ри­ва­ли се­бя кры­си­ным ядом

MK Estonia - - ТАЙНЫ ХХ ВЕКА - Алек­сандр ДОБРОВОЛЬСКИЙ.

НА ПРО­ТЯ­ЖЕ­НИИ НЕСКОЛЬ­КИХ ПО­СЛЕД­НИХ НЕДЕЛЬ ТЕ­МА ДО­ПИН­ГА СОХРАНЯЕТ ЗА СО­БОЙ ПОЧЕТНОЕ МЕ­СТО В СПИС­КЕ СА­МЫХ ТОПОВЫХ СЮ­ЖЕ­ТОВ, ПРИВЛЕКАЮЩИХ ВСЕОБЩЕЕ ВНИМА

НИЕ. Скан­да­лы, ском­кан­ные судь­бы зна­ме­ни­тых ат­ле­тов, по­до­зре­ния, об­ви­не­ния... В ито­ге до­пинг стал ныне фак­ти­че­ски чуть ли не «ли­цом спор­та»: от­ме­чая оче­ред­ные по­бе­ды спортс­ме­нов, лю­ди не мо­гут из­ба­вить­ся от со­мне­ний — а все ли здесь чи­сто, не обо­шлось ли без «хи­мии»?.. Но ведь у та­кой аб­со­лют­но ги­пер­тро­фи­ро­ван­ной, неесте­ствен­ной си­ту­а­ции бы­ла предыс­то­рия. Мы по­пы­та­лись вы­яс­нить, из ка­ких же «по­се­вов» вы­рос ны­неш­ний до­пин­го­вый монстр.

Ре­корд «по за­ле­ту»

Еще древ­ние гре­ки пы­та­лись ре­шить про­бле­му ис­кус­ствен­но­го воз­буж­де­ния спортс­ме­ном сво­е­го ор­га­низ­ма и при­да­ния ему до­пол­ни­тель­ных сил пе­ред со­рев­но­ва­ни­я­ми. С раз­лич­ной сте­пе­нью успе­ха ан­тич­ные ат­ле­ты ис­поль­зо­ва­ли для это­го рас­те­ние ко­лу, сти­му­ля­то­ры на ос­но­ве как­ту­са, неко­то­рые ви­ды гри­бов, а еще гло­та­ли ба­ра­ньи яич­ки.

Пер­вый до­сто­вер­ный слу­чай ис­поль­зо­ва­ния спортс­ме­ном до­пин­га от­но­сит­ся к 1886 го­ду. На ве­ло­си­пед­ных со­рев­но­ва­ни­ях во Фран­ции один из участ­ни­ков — Дэ­вид Лин­тон — умер пря­мо во вре­мя гон­ки. Как вы­яс­ни­ли вра­чи, при­чи­ной смер­ти ста­ла при­ня­тая им пе­ред на­ча­лом со­стя­за­ния чрез­мер­ная до­за воз­буж­да­ю­ще­го пре­па­ра­та — ко­ка­и­на.

А вот олим­пий­ский де­бют до­пин­го­вых скан­да­лов со­сто­ял­ся в 1904-м. Во вре­мя про­ве­де­ния Олим­пи­а­ды в Сент-Лу­и­се был офи­ци­аль­но за­фик­си­ро­ван факт ис­поль­зо­ва­ния спортс­ме­ном спец­сред­ства для до­сти­же­ния луч­ше­го ре­зуль­та­та. «Пи­о­не­ром» стал аме­ри­кан­ский бе­гун То­мас Хикс, по­бе­див­ший в ма­ра­фон­ском за­бе­ге. Его тре­нер для сти­му­ли­ро­ва­ния фи­зи­че­ских кон­ди­ций пот­че­вал сво­е­го под­опеч­но­го свое­об­раз­ным «кок­тей­лем». «За семь миль до фи­ни­ша Хикс упал в об­мо­рок. То­гда я ре­шил сде­лать ему инъ­ек­цию — ввел ему один мил­ли­грамм суль­фа­та стрих­ни­на (стрих­нин — силь­ный кры­си­ный яд, ко­то­рый в опре­де­лен­ных до­зах яв­ля­ет­ся сти­му­ля­то­ром. — А.Д.) и дал за­пить глот­ком ко­нья­ка. Он по­бе­жал даль­ше, но за че­ты­ре ми­ли до фи­ни­ша мне при­ш­лось при­бег­нуть к по­втор­ной инъ­ек­ции...» Все эти ма­ни­пу­ля­ции про­ис­хо­ди­ли на гла­зах у дру­гих спортс­ме­нов, бо­лель­щи­ков и жур­на­ли­стов. Но ни­кто да­же не за­ик­нул­ся, что по­бе­ду Хикс одер­жал «не чи­сто», ведь в то­гдаш­нем ре­гла­мен­те со­рев­но­ва­ний ни­че­го не упо­ми­на­лось о на­ка­за­нии за по­доб­ные дей­ствия.

Год 1935-й стал тем ру­бе­жом, от ко­то­ро­го и бе­рет на­ча­ло эпо­ха со­вре­мен­ных до­пинг­средств. То­гда, 81 год на­зад, был создан инъ­ек­ци­он­ный те­сто­сте­рон. Пре­па­рат по­на­ча­лу взя­ли на во­ору­же­ние ме­ди­ки на­цист­ской Гер­ма­нии. До­зы те­сто­сте­ро­на они ис­поль­зо­ва­ли для по­вы­ше­ния вы­нос­ли­во­сти и агрес­сив­но­сти сво­их сол­дат при вы­пол­не­нии осо­бо важ­ных за­да­ний. Од­на­ко уже вско­ре это­му же фар­ма­ко­ло­ги­че­ско­му сред­ству на­шлось «мир­ное» при­ме­не­ние: как счи­та­ют ис­сле­до­ва­те­ли, имен­но бла­го­да­ря упо­треб­ле­нию те­сто­сте­ро­на спортс­ме­ны Тре­тье­го рей­ха одер­жа­ли убе­ди­тель­ную ко­манд­ную по­бе­ду на бер­лин­ской Олим­пиа­де-1936.

В 1955 го­ду по­яви­лось пер­вое ве­ще­ство, син­те­зи­ро­ван­ное спе­ци­аль­но для спор­та. Ди­а­на­бол — ана­бо­ли­че­ский сте­ро­ид, вы­зы­ва­ю­щий уве­ли­че­ние мы­шеч­ной си­лы. Уже вско­ре этот пре­па­рат стал ед­ва ли не важ­ней­шей «пи­ще­вой до­бав­кой» для ря­да со­стя­за­тель­ных и иг­ро­вых ви­дов спор­та.

1940–1950-е гг. — пе­ри­од «по­лу­ле­галь­но­го» су­ще­ство­ва­ния спор­тив­но­го до­пин­га. Фор­маль­но счи­та­лось, что ис­поль­зо­вать «хи­мию» ат­ле­там не к ли­цу, од­на­ко фак­ти­че­ски по­доб­ные при­выч­ки не от­но­си­ли к тяж­ким на­ру­ше­ни­ям, за ко­то­рые сле­ду­ет на­ка­зы­вать. Ре­зуль­та­том та­кой ли­бе­раль­но­сти ста­но­ви­лась по­рой пря­мо-та­ки агрес­сив­ная до­пин­го­вая по­ли­ти­ка неко­то­рых тре­не­ров. Ве­те­ра­ны аме­ри­кан­ско­го фут­бо­ла вспо­ми­на­ли, на­при­мер, как их ко­уч пе­ред обе­дом при­горш­ня­ми на­сы­пал таб­лет­ки в са­лат­ни­цу и ве­лел всем их гло­тать, а пы­тав­ших­ся от­ка­зы­вать­ся от та­ко­го «уго­ще­ния» штра­фо­вал. Са­ми спортс­ме­ны на­зы­ва­ли эту про­це­ду­ру «завтрак чем­пи­о­нов».

Пер­вые до­пинг-те­сты и пер­вые спис­ки за­пре­щен­ных пре­па­ра­тов по­яви­лись во вто- рой по­ло­вине 1960-х. Эта но­ва­ция бы­ла от­кли­ком спор­тив­но­го ру­ко­вод­ства на по­ток смер­тей, бук­валь­но об­ру­шив­ший­ся на ат­ле­тов. Лишь за пе­ри­од с 1960 по 1967 год бы­ло за­фик­си­ро­ва­но бо­лее 30 ле­таль­ных слу­ча­ев со спортс­ме­на­ми, при­чи­ной ко­то­рых ста­ло зло­упо­треб­ле­ние раз­лич­ны­ми «сти­му­ли­ру­ю­щи­ми» пре­па­ра­та­ми.

В 1967-м бы­ла об­ра­зо­ва­на ме­ди­цин­ская ко­мис­сия МОК. А Олим­пий­ские иг­ры 1968-го — зим­ние в Гре­нобле и лет­ние в Ме­хи­ко — ста­ли пер­вы­ми, на ко­то­рых про­во­дил­ся до­пинг-контроль. 17 октября 1968 го­да на Иг­рах в Ме­хи­ко со­сто­я­лась пер­вая дис­ква­ли­фи­ка­ция: швед­скую ко­ман­ду пя­ти­бор­цев ли­ши­ли брон­зо­вых ме­да­лей за то, что бы­ло об­на­ру­же­но, что один из них, Ханс Гун­нар Ли­ли­ен­валль вы­пил па­ру ба­нок пи­ва.

На про­тя­же­нии мно­гих лет «чем­пи­о­на­ми» по ис­поль­зо­ва­нию до­пин­га бы­ли спортс­ме­ны ГДР. Для до­сти­же­ния ими ре­корд­ных ре­зуль­та­тов спе­ци­а­ли­сты из Во­сточ­ной Гер­ма­нии при­ме­ня­ли са­мые хит­ро­ум­ные спо­со­бы сти­му­ля­ции че­ло­ве­че­ско­го ор­га­низ­ма. В стране бы­ла при­ня­та на пра­ви­тель­ствен­ном уровне до­пинг-про­грам­ма для под­го­тов­ки на­ци­о­наль­ной сбор­ной к вы­ступ­ле­ни­ям на круп­ней­ших меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях. Раз­ра­бот­кой спе­ци­аль­ных ме­то­дик и пре­па­ра­тов за­ни­ма­лись це­лые ин­сти­ту­ты, это по­ли­ти­че­ски важ­ное на­прав­ле­ние ку­ри­ро­ва­ла спец­служ­ба «Шта­зи».

Од­но из «ноу-хау» пред­на­зна­ча­лось для представительниц слабого по­ла. Не­мец­кие «ма­сте­ра» взя­ли на во­ору­же­ние са­мые ин­тим­ные свой­ства жен­ско­го ор­га­низ­ма. В нем на ран­них ста­ди­ях бе­ре­мен­но­сти по­вы­ша­ет­ся уро­вень ан­дро­ге­нов, уси­ли­ва­ет­ся цир­ку­ля­ция кро­ви, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся го­на­до­тро­пин, дей­ству­ю­щий как гор­мон ро­ста. В ре­зуль­та­те у жен­щи­ны чуть ли не вдвое воз­рас­та­ет фи­зи­че­ская си­ла и вы­нос­ли­вость. Ме­то­ди­ка ис­поль­зо­ва­ния дан­но­го есте­ствен­но­го до­пин­га, мяг­ко го­во­ря, да­ле­ка от стан­дар­тов мо­ра­ли. Спортс­мен­ку уго­ва­ри­ва­ли за­бе­ре­ме­неть за три-че­ты­ре ме­ся­ца до важ­но­го со­рев­но­ва­ния, а неза­дол­го до стар­та ей де­ла­ли аборт.

Стра­ну Со­ве­тов спа­сет ли­мон­ная кис­ло­та

До­во­ен­но­му СССР бы­ло не до ка­ко­го-то там до­пин­га — стра­на за­ни­ма­лась ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей, уси­ле­ни­ем ар­мии и иг­но­ри­ро­ва­ла ед­ва ли не все меж­ду­на­род­ные со­рев­но­ва­ния, за­те­ва­е­мые «ка­пи­та­ли­ста­ми». Си­ту­а­ция ста­ла ме­нять­ся лишь к на­ча­лу 1950-х: в крем­лев­ских «вер­хах» ре­ши­ли, что спорт — это силь­ное ору­жие в идео­ло­ги­че­ском про­ти­во­сто­я­нии раз­ных си­стем. Зна­чит, бу­дем не про­сто участ­во­вать во всех этих чем­пи­о­на­тах и Олим­пий­ских иг­рах, а бу­дем по­беж­дать! Но для вы­пол­не­ния та­кой це­ли нуж­ны опре­де­лен­ные сред­ства, в том чис­ле и спе­ци­фи­че­ские.

Еще по­сле по­ра­же­ния гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии на­ши спе­ци­а­ли­сты-ме­ди­ки за­ин­те­ре­со­ва­лись тро­фей­ным «фар­ма­ко­ло­ги­че­ским чу­дом» — инъ­ек­ци­он­ным те­сто­сте­ро­ном. Спу­стя несколь­ко лет раз­ра­бо­тан­ный на За­па­де пре­па­рат уже ис­поль­зо­вал­ся при под­го­тов­ке со­вет­ских спортс­ме­нов к пер­вой для них Олим­пиа­де 1952 го­да в Хель­син­ки. Как по­ла­га­ют неко­то­рые, имен­но этой «хи­мии» при­над­ле­жит нема­лая за­слу­га в том, что де­бю­тан­ты — сбор­ная Со­вет­ско­го Со­ю­за — име­ли на тех Иг­рах неожи­дан­ный для мно­гих успех. Впро­чем, вско­ре вы­яс­ни­лось, что це­ну за «те­сто­сте­ро­но­вые» по­бе­ды при­дет­ся за­пла­тить вы­со­кую. Ак­тив­ное при­ме­не­ние это­го пре­па­ра­та вы­зы­ва­ло со вре­ме­нем у ат­ле­тов­муж­чин воз­ник­но­ве­ние се­рьез­ных за­бо­ле­ва­ний про­ста­ты. А жен­щи­нам гро­зил ви­риль­ный син­дром — ком­плекс из­ме­не­ний в ор­га­низ­ме, чре­ва­тый по­яв­ле­ни­ем вто­рич­ных по­ло­вых при­зна­ков, ха­рак­тер­ных для силь­но­го по­ла (ово­ло­се­ние те­ла, низ­кий го­лос...).

В кон­це 1970-х — на­ча­ле 1980-х бы­ла раз­вер­ну­та на­уч­но-прак­ти­че­ская про­грам­ма с це­лью по­ис­ка для со­вет­ских спортс­ме­нов (в том чис­ле фут­бо­ли­стов и хок­ке­и­стов) эф­фек­тив­ных вос­ста­но­ви­те­лей. Ру­ко­вод­ство Гос­ком­с­пор­та СССР на­де­я­лось уй­ти от до­пинг-фар­ма­ко­ло­гии и ис­поль­зо­вать вме­сто за­пре­щен­ных пре­па­ра­тов ре­цеп­ты нетра­ди­ци­он­ной ме­ди­ци­ны. Для это­го на­уч­ные груп­пы вы­ез­жа­ли на Даль­ний Во­сток, на Ал­тай, да­же в Ки­тай и при­во­зи­ли от­ту­да раз­лич­ные «на­род­ные сна­до­бья», свой­ства ко­то­рых за­тем изу­ча­ли спе­ци­а­ли­сты в НИИ. Од­на­ко пол­но­цен­ной за­ме­ны «хи­мии» так и не на­шлось.

С по­яв­ле­ни­ем «ма­ги­че­ско­го» ди­а­на­бо­ла спе­ци­а­ли­сты по спор­тив­ной фар­ма­ко­ло­гии в СССР, как и их кол­ле­ги в дру­гих стра­нах, за­ня­лись по­ис­ка­ми оп­ти­маль­ных ме­то­дик при­ме­не­ния это­го пре­па­ра­та. Од­на­ко в хо­де экс­пе­ри­мен­тов на­толк­ну­лись на эф­фект «за­би­ва­ния ре­цеп­то­ров»: при дли­тель­ном упо­треб­ле­нии сте­ро­и­дов ор­га­низм че­ло­ве­ка на ка­ком-то эта­пе вклю­ча­ет защитный ме­ха­низм, и сти­му­ли­ру­ю­щее воз­дей­ствие до­пинг-пре­па­ра­та пре­кра­ща­ет­ся. Оте­че­ствен­ные ме­ди­ки не смог­ли най­ти эф­фек­тив­но­го вы­хо­да из этой си­ту­а­ции, и по­то­му при­ш­лось дей­ство­вать по прин­ци­пу «жерт­во­вать ма­лым ра­ди боль­шо­го». Спор­тив­ные функ­ци­о­не­ры опре­де­ля­ли при­о­ри­тет­ные со­рев­но­ва­ния, на ко­то­рых долж­ны быть одер­жа­ны по­бе­ды. Пе­ред их на­ча­лом спортс­ме­ны долж­ны бы­ли ак­тив­но по­вы­шать свой по­тен­ци­ал с по­мо­щью сте­ро­и­дов, а на всех про­ме­жу­точ­ных стар­тах от­ка­зы­ва­лись от до­пин­го­вой под­держ­ки, что­бы ор­га­низм успел «от­вык­нуть» от сти­му­ли­ру­ю­щих пре­па­ра­тов и вы­клю­чил свою за­щит­ную ре­ак­цию. По край­ней ме­ре од­на­жды та­кой так­ти­че­ский ход при­вел к се­рьез­ным ме­даль­ным по­те­рям. Го­то­вясь удар­но вы­сту­пить на лет­ней Олим­пиа­де-1984, неко­то­рые из ве­ду­щих со­вет­ских ат­ле­тов спе­ци­аль­но не при­ни­ма­ли на про­тя­же­нии пред­ше­ству­ю­ще­го ей го­да сте­ро­и­ды и в ре­зуль­та­те не смог­ли за­во­е­вать ме­да­ли на про­хо­див­ших в этот пе­ри­од ми­ро­вых и ев­ро­пей­ских чем­пи­о­на­тах. Од­на­ко при­не­сен­ная жерт­ва ока­за­лась на­прас­ной: ру­ко­вод­ство СССР ре­ши­ло бой­ко­ти­ро­вать Олим­пий­ские иг­ры в Аме­ри­ке.

Пред­ше­ство­вав­шая это­му лет­няя мос­ков­ская Олим­пи­а­да-80 ста­ла «ре­корд­сме­ном» по ча­сти «фар­ма­ко­ло­ги­че­ской чи­сто­ты». За все де­ся­ти­ле­тия, про­шед­шие с на­ча­ла про­ве­де­ния до­пинг-проб, это ока­за­лись един­ствен­ные Иг­ры, где офи­ци­аль­но не бы­ло за­фик­си­ро­ва­но ни еди­но­го по­ло­жи­тель­но­го ана­ли­за. Один из мэтров со­вет­ской спор­тив­ной ме­ди­ци­ны рас­ска­зал ав­то­ру этих строк о за­ку­лис­ной сто­роне до­пинг-те­мы на той Олим­пиа­де: «Я за­ра­нее был уве­рен, что ес­ли в Москве и устро­ят контроль, то лишь для га­лоч­ки, и его ре­зуль­та­ты не бу­дут опуб­ли­ко­ва­ны. Ведь это же фак­ти­че­ски Олим­пи­а­да со­ци­а­ли­сти­че­ских стран, и на­до всем по­ка­зать: мы луч­ше ка­пи­та­ли­стов, у нас ни­ка­ко­го до­пин­га нет! Так и по­лу­чи­лось. За во­про­сы, свя­зан­ные с «фар­ма­ко­ло­ги­ей», у нас от­ве­чал зам­пред Спорт­ко­ми­те­та Вик­тор Игу­ме­нов. Вы­брав под­хо­дя­щий мо­мент, он ор­га­ни­зо­вал для при­е­хав­ше­го в Моск­ву пред­ста­ви­те­ля МОК, от­вет­ствен­но­го за до­пинг, «фе­е­ри­че­скую» по­езд­ку на Бай­кал. Там это­му гос­по­ди­ну устро­и­ли «цар­скую» охо­ту, ры­бал­ку, уго­сти­ли ому­лем... Спор­тив­ный чи­нов­ник был в пол­ном вос­тор­ге и по­том уже ни о ка­ких до­пинг-про­вер­ках не за­и­кал­ся. Так что все взя­тые у спортс­ме­нов про­бы, не про­ве­ряя, вы­ли­ли в ка­на­ли­за­цию...»

До по­ры до вре­ме­ни до­пин­го­вые скан­да­лы об­хо­ди­ли со­вет­ских спортс­ме­нов сто­ро­ной. До­сад­ным ис­клю­че­ни­ем ста­ла лишь дис­ква­ли­фи­ка­ция Га­ли­ны Ку­ла­ко­вой на зим­них Иг­рах 1976 го­да в Инсбру­ке: на­шу зна­ме­ни­тую лыж­ни­цу ули­чи­ли в при­ме­не­нии за­пре­щен­но­го эфед­ри­на, ко­то­рым она ле­чи­лась от на­смор­ка. В том же го­ду ед­ва не слу­чил­ся про­кол на лет­ней Олим­пиа­де в Мон­ре­а­ле. «Там устро­и­ли пер­вый на­сто­я­щий до­пинг-контроль, — вспо­ми­на­ет один из ве­те­ра­нов. — Это ока­за­лось для ру­ко­вод­ства на­шей ко­ман­ды неожи­дан­но­стью. А со­вет­ских тя­же­ло­ат­ле­тов-то уже «ве­ли» к глав­ным стар­там при по­мо­щи ана­бо­ли­ков! «Га­ран­ти­ро­ван­но­го» чем­пи­о­на в су­пер­тя­же­лом ве­се Ва­си­лия Алек­се­е­ва, что­бы он не по­пал­ся на про­бе, ко­то­рую бу­дут брать сра­зу по­сле вы­ступ­ле­ния на по­мо­сте, но­чью на­ка­нуне стар­тов от­па­и­ва­ли рас­тво­ром ли­мон­ной кис­ло­ты. Этот рас­твор быст­ро вы­во­дит из ор­га­низ­ма «кри­ми­наль­ную хи­мию» и до­воль­но чи­сто дей­ству­ет. На обо­ру­до­ва­нии, ис­поль­зо­вав­шем­ся в то вре­мя, по­сле «ли­мон­ки» сле­дов до­пин­га об­на­ру­жить не уда­ва­лось...»

По­ми­мо про­че­го свою роль в мно­го­лет­нем со­хра­не­нии на­ши­ми спортс­ме­на­ми до­пин­го­вой чи­сто­ты сыг­рал “фак­тор вла­сти”. Крем­лев­ское на­чаль­ство на­ста­и­ва­ло, что­бы пред­ста­ви­те­ли «са­мо­го пе­ре­до­во­го го­су­дар­ства в ми­ре», участ­ву­ю­щие в меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях, бы­ли со всех точек зрения об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­ны­ми, по­это­му с на­ча­лом про­ве­де­ния ре­гу­ляр­ных до­пинг-те­стов на­ших ат­ле­тов еще на род­ной зем­ле тща­тель­но про­ве­ря­ли на на­ли­чие за­пре­щен­ной «хи­мии» в ор­га­низ­ме и при ма­лей­ших по­до­зре­ни­ях от­лу­ча­ли от сбор­ной. За­то позд­нее, ко­гда преж­ние со­вет­ские стро­го­сти с на­ча­лом пе­ре­строй­ки «да­ли тре­щи­ну», ко­гда го­раз­до лег­че ста­ло на­шим спортс­ме­нам и тре­не­рам об­ра­щать­ся за по­мо­щью к за­ру­беж­ным «вол­шеб­ни­кам от фар­ма­ко­ло­гии», си­ту­а­ция за­мет­но из­ме­ни­лась. Ру­беж раз­ва­ла СССР стал од­но­вре­мен­но и ру­бе­жом, за ко­то­рым на­ча­лось ак­тив­ное, но да­ле­ко не все­гда про­ду­ман­ное и под­стра­хо­ван­ное увле­че­ние рос­сий­ски­ми ат­ле­та­ми но­вей­ши­ми до­сти­же­ни­я­ми до­пинг-ин­ду­стрии. В по­доб­ной си­ту­а­ции про­ко­лов и скан­да­лов бы­ло уже не из­бе­жать. И они на­ча­лись...

Чем­пи­о­на-тя­же­ло­ат­ле­та Ва­си­лия Алек­се­е­ва от до­пин­го­во­го скан­да­ла спас­ли ли­мон­ной кис­ло­той.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.