ПЕР­ВЫЙ ПО­СЛЕ ВОРОШИЛОВА

Бо­рис КРЮК: как одеть зна­то­ков в смо­кин­ги?

MK Estonia - - ЮБИЛЕЙ -

ОЧЕНЬ ТРУД­НО БЫТЬ ПОСЛЕДОВА

ТЕЛЕМ КО­ГО-ТО, ВТО­РЫМ. Не ис­пор­тить, не из­ме­нить де­лу. Быть по­сле­до­ва­те­лем ос­но­ва­те­ля «Что? Где? Ко­гда?» Вла­ди­ми­ра Ворошилова ка­жет­ся про­сто немыс­ли­мым, невоз­мож­ным. Но Бо­рис Крюк, его па­сы­нок, смог. Это те­перь при­зна­ют все. Как у него это по­лу­чи­лось? Что он сам ду­ма­ет о зна­то­ках? Об их уме, ин­тел­ли­гент­но­сти. О за­щи­щав­шем На­деж­ду Са­вчен­ко ад­во­ка­те Илье Но­ви­ко­ве, два­жды об­ла­да­те­ле «Хру­сталь­ной со­вы». В день сво­е­го 50-ле­тия, ве­ду­щий пре­крас­ной Иг­ры от­ве­тил на этот до­прос с при­стра­сти­ем.

— Ты пом­нишь, как впер­вые вы­сту­пил в ро­ли Ворошилова? Свои ощу­ще­ния, со­мне­ния…

— Саш, ес­ли чест­но, то это бы­ло в дру­гой жиз­ни. Ес­ли на­прячь­ся, я, ко­неч­но, мо­гу вспом­нить, как я в дет­ский са­дик хо­дил. Но… Пят­на­дцать лет про­шло, это до­воль­но мно­го.

— Я же не спра­ши­ваю те­бя про дет­ский са­дик. Но ко­гда Ворошилова не ста­ло, и ты его за­ме­нил… Мне ка­жет­ся, это очень важ­ный мо­мент в жиз­ни «Что? Где? Ко­гда?» и тво­ей лич­но, раз­ве нет?

— Это без­услов­но. Но, по­ни­ма­ешь, за эти пят­на­дцать лет у ме­ня «ЧГК» и Во­ро­ши­лов немнож­ко разо­шлись. Мои от­но­ше­ния с Во­ро­ши­ло­вым — это од­но, а «ЧГК» — уже дру­гое, хо­тя я пре­крас­но по­ни­маю, что бы­ло 15 лет на­зад. Ко­неч­но, бы­ло страш­но, но я был увле­чен тем, что во­круг это­го про­ис­хо­ди­ло. Как сде­лать так, что­бы не узна­ли, что это я, и т.д. Толь­ко вос­по­ми­на­ний о той пер­вой пе­ре­да­че оста­лось немно­го.

— Про­сто для ме­ня и для мил­ли­о­нов зри­те­лей «ЧГК» и Во­ро­ши­лов еди­ны на­все­гда.

— Без­услов­но. Пой­ми, я ино­гда встре­чаю лю­дей, ко­то­рые го­во­рят: «Вы зна­е­те, «ЧГК» хо­ро­шая пе­ре­да­ча, но мне не нра­вит­ся, что там зна­то­ки иг­ра­ют на деньги». Я го­во­рю: «А вы зна­е­те, что они уже пят­на­дцать лет не иг­ра­ют на деньги?..»

— Зна­ешь, а мне все ка­жет­ся, что вы до сих пор иг­ра­е­те на кни­ги… Ты вспо­ми­на­ешь, как в пер­вый раз вол­но­вал­ся, а ведь то­гда сто­ял во­прос: быть ли во­об­ще «ЧГК», име­ет ли смысл про­дол­жать. Ес­ли про­дол­жать, то нас­коль­ко это бу­дет этич­но?

— То­гда — да, ка­за­лось, что во­об­ще это­го не мо­жет быть. Но про­дол­же­ние «ЧГК» — это за­слу­га Кон­стан­ти­на Эрн­ста. В от­ли­чие от Ворошилова, он не на­ста­и­вал, что­бы это был я. Мы ис­ка­ли ка­кие-то дру­гие ва­ри­ан­ты. Но Эрнст ре­шил, что иг­ра долж­на про­дол­жать­ся.

— А сам как ду­ма­ешь, что ты внес но­во­го в эту иг­ру, что­бы она и се­го­дня смот­ре­лась с тем же ин­те­ре­сом, что и 30 лет на­зад? Хо­тя, на­вер­ное, ты ска­жешь, что об этом дол­жен го­во­рить те­ле­кри­тик.

— Мне ка­жет­ся, един­ствен­ное, что я в нее вло­жил, — это свои си­лы и свою ду­шу. Я все вре­мя жи­ву с этой иг­рой, хо­чу, что­бы она ста­ла луч­ше, и де­лаю для это­го все воз­мож­ное, как мне ка­жет­ся. Про­сто я от­даю ей си­лы, а что в ре­зуль­та­те по­лу­ча­ет­ся — не мне го­во­рить. Здесь очень важ­но, что я впи­тал от ма­мы и от Ворошилова (ма­ма Бо­ри­са Крю­ка На­та­лия Сте­цен­ко бы­ла же­ной Вла­ди­ми­ра Ворошилова и его со­ав­то­ром. — Авт.), что ес­ли чем-то ты за­ни­ма­ешь­ся, на­до этим за­ни­мать­ся все­рьез. Вот у ме­ня де­ти спра­ши­ва­ют: «Пап, неуже­ли ты не мо­жешь по­ехать в от­пуск и не си­деть со сво­и­ми во­про­са­ми ду­рац­ки­ми каж­дый раз по­сле обе­да?» Но я не мо­гу по-дру­го­му. Не толь­ко по­то­му, что по­том не успею, мне про­сто нуж­но это. Ну, как пи­са­те­лю…

— Ни дня без строч­ки, как Оле­ша го­во­рил. А мо­жет, это про­сто бо­лезнь, Бо­ря? Пом­ню, уже дав­но встре­чал­ся с Алек­сан­дром Дру­зем на мос­ков­ской квар­ти­ре его род­ствен­ни­цы. Так они меж­ду со­бой раз­го­ва­ри­ва­ли толь­ко во­про­са­ми из «ЧГК» и ни­как по-дру­го­му. Мне то­гда по­ка­за­лось, что я по­пал в су­ма­сшед­ший дом. Ты то­же та­кой?

— На­вер­ное. Но для ме­ня это как тре­ни­ров­ка для спортс­ме­на. Я уже дав­но жи­ву дву­мя ор­га­низ­ма­ми од­но­вре­мен­но. И мой вто­рой ор­га­низм — про­грам­ма. Нет, есте­ствен­но, жизнь кру­тит­ся во­круг мо­их де­тей, ро­ди­те­лей, же­ны, но па­рал­лель­но все вре­мя ду­ма­ешь о во­про­сах, му­зы­каль­ных па­у­зах, де­ко­ра­ци­ях. — Ска­жи, «ЧГК» — это хо­ро­ший биз­нес?

— Есть биз­не­сы зна­чи­тель­но луч­ше, их мож­но пе­ре­чис­лять бес­ко­неч­но. А «ЧГК» вы­хо­дит, по­ка есть спон­со­ры, по­ка за­ин­те­ре­со­ван ка­нал. Это ра­бо­чая те­ле­ви­зи­он­ная пе­ре­да­ча. На­вер­ное, это мож­но бы­ло бы рас­кру­чи­вать как биз­нес, но мы от­но­сим­ся к «ЧГК» по-ста­ро­му и не раз­ви­ва­ем­ся, круж­ки не про­да­ем, май­ки не ри­су­ем.

— Да, вы по­ка еще не «Ман­че­стер Юнай­тед». Да­вай про те­бя. Ты же ма­ни­пу­ли­ру­ешь иг­ро­ка­ми, прав­да? Хо­тя так, как это де­лал Вла­ди­мир Яко­вле­вич, ни­ко­му недо­ступ­но.

— Я не став­лю се­бе та­кую за­да­чу, про­сто ино­гда так по­лу­ча­ет­ся. Я ма­ни­пу­ли­рую сво­ей же­ной, сво­и­ми детьми, а вот иг­ро­ка­ми… У ме­ня та­кой сверх­за­да­чи нет. Про­сто я очень люб­лю иг­рать, и мне все рав­но во что. И ка­зи­но не люб­лю, по­то­му что там иг­ра­ют на деньги. Не по­то­му что мне де­нег жал­ко, а по­то­му что на деньги мне неин­те­рес­но. — А ты азарт­ный, Па­ра­мо­ша!..

— Я азарт­ный, да. Го­во­рят, что нуж­но уметь про­иг­ры­вать. Это не моя ис­то­рия. На­вер­ное, эту по­го­вор­ку при­ду­мал тот, кто все вре­мя про­иг­ры­ва­ет. Я ис­кренне не по­ни­маю, по­че­му си­ни­ца в ру­ках луч­ше, чем жу­равль в небе, и не по­ни­маю, по­че­му нуж­но уметь про­иг­ры­вать. — Во­ро­ши­лов то­же очень не лю­бил про­иг­ры­вать.

— Во­ро­ши­лов преж­де все­го был че­ло­ве­ком те­ат­ра, он со­зда­вал дей­ствие. У него все по­лу­чи­лось на поч­ве иг­ры, но все рав­но он ре­жис­сер в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни, чем иг­рок и чем ве­ду­щий. Он Вик­тюк. А у ме­ня ес­ли что-то по­лу­чи­лось, то это са­мо со­бой, я с дру­гой сто­ро­ны за­хо­жу.

— Я встре­чал­ся со мно­ги­ми зна­то­ка­ми. Мо­жет, я не прав, и это обид­но бу­дет для них, но, по-мо­е­му, про­цент не очень ум­ных лю­дей сре­ди зна­то­ков вы­ше, чем сред­ний по боль­ни­це, то есть по стране. Не оби­жай­ся. — Ты шу­тишь?

— Не со­всем. Ино­гда мне ка­жет­ся, что их моз­ги по­вер­ну­ты преж­де все­го на эти бес­ко­неч­ные тре­ни­ров­ки, за­по­ми­на­ния, и то­гда уже для по­ле­та мыс­ли там ме­ста не оста­ет­ся.

— Та­кая проблема есть. Но ко­гда я бе­ру в иг­ру непод­го­тов­лен­ных лю­дей — фут­бо­ли­стов, на­при­мер… На мой взгляд, про­грам­ма с иг­ро­ка­ми сбор­ной Рос­сии бы­ла од­ной из са­мых удач­ных. — Да, вот ес­ли бы они в фут­бол игра­ли так же, как в «ЧГК»!

— Я сей­час не про фут­бол. Счи­таю, что Слуц­кий во­об­ще уни­каль­ный че­ло­век, неза­ви­си­мо от вы­ступ­ле­ний сбор­ной во Фран­ции. Он про­сто са­мо­ро­док. Вот в той иг­ре бы­ли и оза­ре­ния… — По­то­му что они не бы­ли отя­го­ще­ны лиш­ни­ми зна­ни­я­ми.

— А тре­ни­ро­ван­ные ре­бя­та с за­жа­ты­ми зна­ни­я­ми го­ло­ва­ми… боль­шин­ство, не все, ко­неч­но… Им и оза­рять­ся не на­до, они все это зна­ют. То есть вот эти­ми сво­и­ми тре­нин­га­ми они уже в мень­шей сте­пе­ни для се­бя спо­соб­ны при­ду­мать нечто но­вое. У них уро­вень на­столь­ко вы­ше, чем у обыч­но­го че­ло­ве­ка… Они же с де­ся­ти лет каж­дый день от­ве­ча­ют при­мер­но на двадцать во­про­сов! Но по­рой эти зна­ния ме­ша­ют их мыш­ле­нию, я со­гла­сен. Ведь луч­ше всех мыс­лит ре­бе­нок. По­то­му что он еще ни­че­го не зна­ет. — Кста­ти, ты не был слу­чай­но ре­бен­ком-вун­дер­кин­дом?

— Я был по­слуш­ным, веж­ли­вым ре­бен­ком, но не был от­лич­ни­ком. Был хо­ро­ши­стом. А в ин­сти­тут­ские го­ды — тем бо­лее. То есть к уче­бе при­кла­ды­вал ми­ни­маль­ные уси­лия.

— От­лич­но, наш че­ло­век! Те­перь о нра­вах. Был из­вест­ный кон­фликт Алек­сандра Дру­зя и Рав­ша­на Ас­ке­ро­ва, где оба ду­э­лян­та об­ли­ли друг дру­га хо­ро­шей гря­зью. Это о чем го­во­рит? Что зна­ния в че­ло­ве­ке не за­ме­ня­ют ин­тел­ли­гент­но­сти, мо­ра­ли?

— Друзь иг­ра­ет в ко­ман­де, по­след­ней из мо­ги­кан, из да­ле­ко­го про­шло­го. Вот они там, да­же ес­ли ве­ду­щий при­зна­ет, что от­вет был пра­виль­ным, мо­гут ска­зать: нет, мы не это име­ли в ви­ду, мы от­ве­ти­ли непра­виль­но. Боль­шин­ство ко­манд та­ко­го се­бе поз­во­лить не мо­гут. У нас есть Ан­дрей Козлов и тот же Рав­шан Ас­ке­ров, ко­то­рые да­же на непра­виль­ный от­вет бу­дут кри­чать, что они от­ве­ти­ли пра­виль­но. Им нуж­на по­бе­да лю­бой це­ной. Как го­во­рят в фут­бо­ле: за­по­ми­на­ет­ся толь­ко счет на таб­ло. И Друзь то­гда ска­зал Ас­ке­ро­ву, что тот по­жерт­во­вал сво­ей ре­пу­та­ци­ей ра­ди по­бе­ды ко­ман­ды. В хо­ро­шем смыс­ле. Но по­сле иг­ры Ров­ша­на это так за­ве­ло: «Да я вам сей­час рас­ска­жу про ре­пу­та­цию Дру­зя!» А Друзь се­бя в той си­ту­а­ции вел очень при­лич­но. За по­след­ние го­ды он во­об­ще как-то из­ме­нил­ся по жиз­ни, стал бо­лее спо­кой­ным, урав­но­ве­шен­ным.

— Ну, по­ра уже на седь­мом де­сят­ке. Но за­чем на­до бы­ло про пуб­лич­ные до­ма го­во­рить?

— (Сме­ет­ся.) Те­ле­зри­те­ли это­го не зна­ют, но Рав­шан пре­пи­ра­ет­ся с Дру­зем уже лет де­сять. Пря­мо как Иван Ива­но­вич с Ива­ном Ни­ки­фо­ро­ви­чем. Рань­ше Ас­ке­ров ру­гал­ся с По­та- ше­вым, но По­та­шев за­тих сей­час. А по по­во­ду зна­ний и ин­тел­ли­гент­но­сти… Ну ко­неч­но, нет, это со­всем не од­но и то же. А для ме­ня важ­нее все­го в «ЧГК» зна­ешь что? Ми­ну­та об­суж­де­ния. Это во­ро­ши­лов­ская при­дум­ка но­мер один. А вто­рая при­дум­ка — одеть зна­то­ков в смо­кин­ги, ведь это сра­зу при­кры­ло их суть. Ко­гда Друзь иг­рал в «ЧГК» в клет­ча­той ру­баш­ке, ни­кто и не спра­ши­вал про его ин­тел­ли­гент­ность. — То есть фор­ма рож­да­ет со­дер­жа­ние.

— Ко­неч­но. Ес­ли бы сред­не­го те­ле­зри­те­ля одеть в смо­кинг, он бы сра­зу стал ду­мать о се­бе по-дру­го­му. Но вот Ви­тя Сид­нев был в смо­кин­ге, да­же ко­гда хо­дил в май­ке…

— Пом­ню, как двадцать лет на­зад при­шел к вам на пря­мой эфир в Не­скуч­ный сад. Очень ве­се­ло бы­ло смот­реть, как по­сле зна­то­ки раз­де­ва­лись и об­ла­ча­лись в свои «рва­ные джин­сы».

— Хо­тя сей­час лю­ди ста­ли уже бо­лее обес­пе­чен­ны­ми, при­хо­дят и в сво­их смо­кин­гах. Но кто-то пе­ре­оде­ва­ет­ся до сих пор.

— Хо­чу ска­зать об Илье Но­ви­ко­ве, дву­крат­ном об­ла­да­те­ле «Хру­сталь­ной со­вы». Не знаю, ка­кое от­но­ше­ние там у вас к нему сей­час, по­сле то­го, как он за­ме­ча­тель­но, с мо­ей точ­ки зрения, за­щи­щал На­деж­ду Са­вчен­ко. Мо­жет, его счи­та­ют вы­скоч­кой? Ну как в те­ат­ре, ко­гда кто-то сни­ма­ет­ся в ки­но, а боль­шин­ство — нет.

— При всем мо­ем хо­ро­шем от­но­ше­нии к Илье, он дол­жен был вы­брать сна­ча­ла, что для него важ­нее — Клуб или по­ли­ти­че­ская ка­рье­ра, а по­том за­ни­мать­ся Са­вчен­ко. — А что, за­щи­щая Са­вчен­ко, он не мо­жет оста­вать­ся чле­ном Клу­ба «ЧГК»?

— Пой­ми, ес­ли ты за­щи­ща­ешь Са­вчен­ко и ты иг­рок «ЧГК», то, зна­чит, «ЧГК» — то­же за Са­вчен­ко. — Ты что! Вы же все лич­но­сти, ин­ди­ви­ду­у­мы. При чем тут «ЧГК»?

— «ЧГК» — вне по­ли­ти­ки. И ес­ли ты ре­шил за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой, нуж­но ска­зать: спа­си­бо, я бу­ду этим за­ни­мать­ся. — Зна­чит, он дол­жен уй­ти из «ЧГК»? — Без­услов­но. Мы к по­ли­ти­ке не име­ем ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. — Ну что ему де­лать, ес­ли он по про­фес­сии ад­во­кат? — Сна­ча­ла по­про­щай­ся с нами, а по­том за­ни­май­ся Са­вчен­ко. — Как на­сто­я­щий ев­рей, он ухо­дит, но не про­ща­ет­ся.

— У нас был зна­ток Геор­гий Жар­ков, ныне по­кой­ный. Про­тив него воз­буж­да­ли уго­лов­ное де­ло по по­во­ду то­го, что он при­ста­вал к сту­ден­там. Из­ви­ни ме­ня, но лю­ди сра­зу ста­ли ас­со­ци­и­ро­вать «Что? Где? Ко­гда?» и пе­до­фи­лию.

— Бо­ря, ну что ты го­во­ришь! Это же че­ло­ве­че­ская ис­то­рия. Все лю­ди раз­ные. Вы же не ско­ван­ные од­ной це­пью. — Но мы — Клуб. В Клу­бе су­ще­ству­ют пра­ви­ла, и их на­до вы­пол­нять.

— Ну и ска­жи в за­клю­че­ние: вот эта иг­ра, ко­то­рой со­рок лет. Что же та­кое важ­ное она за­де­ла в со­вет­ских и уже пост­со­вет­ских лю­дях?

— На­вер­ное, это кар­тин­ка то­го, как в че­ло­ве­ке фор­ми­ру­ет­ся мысль. Рож­де­ние но­вой мыс­ли — это же так здо­ро­во! Алек­сандр МЕЛЬМАН.

С ма­мой На­та­ли­ей Сте­цен­ко и Вла­ди­ми­ром Во­ро­ши­ло­вым.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.