G20 ЗА­КОН­ЧИЛ­СЯ, А СИРИЯ С УКРАИНОЙ ОСТА­ЛИСЬ

Несмот­ря на встре­чу Пу­ти­на с Оба­мой и про­дол­жав­ший­ся по­чти всю ночь раз­го­вор с Мер­кель

MK Estonia - - ВЕРТИКАЛЬ ВЛАСТИ - Еле­на ЕГОРОВА.

ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКИЕ ИТОГИ САМ­МИ­ТА G20, ЗАВЕРШИВШЕГОСЯ В КИТАЙСКОМ ХАНЧЖОУ, ОКА­ЗА­ЛИСЬ СКРОМНЫМИ.

Су­дя по сдер­жан­ным ком­мен­та­ри­ям, Рос­сии не уда­лось про­дви­нуть­ся ни по од­но­му из важ­ных для се­бя на­прав­ле­ний. Встре­ча с Ба­ра­ком Оба­мой, на ко­то­рой пла­ни­ро­ва­лось за­клю­чить со­гла­ше­ние о во­ен­ном вза­и­мо­дей­ствии в Си­рии, из-за от­сут­ствия ком­про­мис­са про­шла за за­кры­ты­ми две­ря­ми. А со­зыв оче­ред­ной «нор­манд­ской чет­вер­ки», не со­би­рав­шей­ся уже год, по­вис в воз­ду­хе. Про­ти­во­ре­чий по-преж­не­му так мно­го, что Рос­сия еще по­ду­ма­ет, при­ни­мать ли в нем уча­стие.

Пе­ред сам­ми­том G20 всем остав­шим­ся в го­ро­де ки­тай­цам раз­да­ли раз­го­вор­ни­ки со ста наи­бо­лее по­пу­ляр­ны­ми ан­глий­ски­ми фра­за­ми, на­пи­сан­ны­ми иеро­гли­фа­ми. Вы­учи­ли они, по прав­де го­во­ря, нем­но­го. А то, что вы­учи­ли, в боль­шин­стве слу­ча­ев по­нять бы­ло со­вер­шен­но невоз­мож­но. Од­на­ко од­но вы­ра­же­ние все се­кью­ри­ти и во­лон­те­ры усво­и­ли чет­ко: «Thank you for your cooperation!» — «Спа­си­бо за ва­ше со­труд­ни­че­ство!» «Со­труд­ни­чать», прав­да, под­час при­хо­ди­лось по со­вер­шен­но неожи­дан­ным по­во­дам. На­при­мер, три ра­за под­ряд про­хо­дить руч­ной до­смотр на пя­тач­ке 20 мет­ров. Кра­сить ру­ки губ­ной по­ма­дой, чтобы до­ка­зать, что это не су­пер­со­вре­мен­ное стрел­ко­вое ору­жие. Или 40 ми­нут кру­жить в двух ша­гах от го­сти­ни­цы, по­то­му что ак­кре­ди­то­ван­ный на сам­ми­те транспорт не может оста­нав­ли­вать­ся на обыч­ных оста­нов­ках. Но от­кры­тая улыб­ка ки­тай­цев, ко­то­рым це­лый год вну­ша­ли, что от без­уко­риз­нен­но­го вы­пол­не­ния ин­струк­ций за­ви­сит не толь­ко успех G20, но и счаст­ли­вое бу­ду­щее всей стра­ны, ис­ку­па­ла мел­кие неудоб­ства.

О со­труд­ни­че­стве, но уже в гло­баль­ном смыс­ле го­во­ри­ли и на сес­си­ях G20. Хо­зя­ин сам­ми­та — Си Цзинь­пин — на­пи­рал на то, что ли­де­ры долж­ны при­дер­жи­вать­ся сво­их обя­за­тельств и не усу­губ­лять пла­чев­ное со­сто­я­ние ми­ро­вой эко­но­ми­ки до­пол­ни­тель­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми и про­тек­ци­о­низ­мом. Бес­по­кой­ство Ки­тая в этом смыс­ле вполне объ­яс­ни­мо. Не­бы­ва­лые успе­хи стра­ны (а та­ко­го еще не бы­ло в ми­ре, чтобы од­но по­ко­ле­ние успе­ло по­жить и в ни­ще­те, и в до­стат­ке) во мно­гом зи­ждут­ся на сво­бо­де тор­гов­ли и ин­ве­сти­ций. Од­на­ко по­след­нее вре­мя Пе­ки­ну по­сто­ян­но да­ют по ру­кам. Сна­ча­ла Ав­стра­лия за­бло­ки­ро­ва­ла про­да­жу ки­тай­ским ин­ве­сто­рам сво­ей энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии, по­том Бри­та­ния по­ста­ви­ла под со­мне­ние мно­го­мил­ли­ард­ные вло­же­ния КНР в атом­ный про­ект.

Вла­ди­мир Пу­тин на пер­вой сес­сии вме­сто про­блем гло­баль­ной эко­но­ми­ки по­че­му­то го­во­рил о рос­сий­ской. И что уди­ви­тель­но — при­зна­вал ее скром­ные успе­хи и недо­ста­точ­ность уси­лий са­мих вла­стей по вы­хо­ду из кри­зи­са. «Но все-та­ки си­ту­а­ция ста­би­ли­зи­ро­ва­лась», — за­ве­рил он ми­ро­вых ли­де­ров. На вто­рой день Пу­тин, как со­об­щи­ла пред­ста­ви­тель РФ в G20 Свет­ла­на Лу­каш (заседание про­хо­ди­ло в за­кры­том для прес­сы ре­жи­ме), вы­сту­пил с при­зы­вом раз и на­все­гда по­кон­чить с оф­шо­ра­ми.

Хо­зяй­ка сле­ду­ю­ще­го сам­ми­та — канц­лер Гер­ма­нии Ан­ге­ла Мер­кель — под­дер­жа­ла пред­ло­же­ния Си о про­ве­де­нии струк­тур­ных ре­форм, сти­му­ли­ру­ю­щих спрос, и об опе­ре­жа­ю­щем раз­ви­тии циф­ро­вой эко­но­ми­ки. По ее сло­вам, в 2016 го­ду в Гам­бур­ге нуж­но про­ве­сти от­дель­ную встре­чу ми­ни­стров, от­ве­ча­ю­щих за ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии. Но в це­лом ни­че­го прин­ци­пи­аль­но но­во­го и важ­но­го для ми­ро­во­го со­об­ще­ства G20 из Ханчжоу не транс­ли­ро­ва­ла. Хо­тя фор­маль­но еже­год­ная встре­ча ли­де­ров ми­ро­вых дер­жав счи­та­ет­ся эко­но­ми­че­ским сам­ми­том, ни у кого не вы­зы­ва­ет со­мне­ния, что это ме­ро­при­я­тие — преж­де все­го про по­ли­ти­ку. Од­ним участ­ни­кам нуж­но лиш­ний раз про­де­мон­стри­ро­вать вза­им­ную под­держ­ку и сим­па­тию друг к дру­гу. Дру­гим — и та­ких, как пра­ви­ло, боль­шин­ство — по­пы­тать­ся ре­шить на­ко­пив­ши­е­ся про­бле­мы.

Са­мые труд­ные встре­чи для Владимира Пу­ти­на на­ча­лись позд­но ве­че­ром в вос­кре­се­нье, ко­гда он, чтобы не рас­стра­и­вать Пет­ра По­ро­шен­ко, по оче­ре­ди (а не сра­зу, как со­би­рал­ся изна­чаль­но) при­нял в штаб­к­вар­ти­ре рос­сий­ской де­ле­га­ции в ис­то­ри­че­ском оте­ле «Шан­гри-ла» (а здесь за­се­дал еще ве­ли­кий корм­чий Мао Цз­э­дун) Фран­с­уа Ол­лан­да и Ан­ге­лу Мер­кель. Дело бы­ло уже по­сле кон­цер­та и сыт­но­го ужи­на, на ко­то­ром го­стям сам­ми­та по­да­ва­ли мест­ный де­ли­ка­тес — суп с гри­ба­ми ма­цу­та­ке и кра­бы в апель­сине, — по­это­му Пу­тин в пуб­лич­ной ча­сти был немно­го­сло­вен. И, по прав­де го­во­ря, не слиш­ком от­кро­ве­нен, объ­явив, что об­су­дить пред­сто­ит «ма­лень­кие и скром­ные во­про­сы», хо­тя на са­мом де­ле речь шла об Укра­ине и Си­рии. Бе­се­да с Мер­кель, по сло­вам ис­точ­ни­ков в рос­сий­ской де­ле­га­ции, про­дол­жа­лась прак­ти­че­ски до утра. Канц­лер сра­зу пре­ду­пре­ди­ла, что, несмот­ря на позд­ний час, вполне бод­ра и го­то­ва по­свя­тить важ­ным для Ев­ро­пы про­бле­мам столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко по­тре­бу­ет­ся. Ну а Пу­тин, по слу­хам, все прин­ци­пи­аль­но важ­ные ре­ше­ния при­ни­ма­ет но­чью. Так что ни­ка­ко­го дис­ком­фор­та, ско­рее все­го, не по­чув­ство­вал.

Дру­гое дело, что итог этих пе­ре­го­во­ров остал­ся неоче­ви­ден. Фран­с­уа Ол­ланд на­пи­сал в Фейс­бу­ке, что до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность о про­ве­де­нии оче­ред­но­го сам­ми­та «нор­манд­ской чет­вер­ки» в бли­жай­шие неде­ли. Од­на­ко, по сло­вам пресс-сек­ре­та­ря ВВП Дмитрия Пес­ко­ва, «Рос­сия еще не опре­де­ли­лась, бу­дет ли в нем участ­во­вать».

Еще в Москве пред­ста­ви­те­ли Крем­ля на­ме­ка­ли, что встре­ча с Ба­ра­ком Оба­мой так­же со­сто­ит­ся на по­лях G20 — непо­нят­но толь­ко в ка­ком фор­ма­те. По всей ви­ди­мо­сти, это за­ви­се­ло от ито­гов пе­ре­го­во­ров, ко­то­рые гла­ва рос­сий­ско­го МИД Сер­гей Лав­ров и гос­сек­ре­тарь США Джон Кер­ри по­чти круг­ло­су­точ­но ве­ли, на­чи­ная с ве­че­ра 3 сен­тяб­ря. (Кер­ри один раз был да­же вы­нуж­ден спу­стить­ся в бли­жай­шую убор­ную в пресс-цен­тре, чтобы на­дол­го не по­ки­дать пе­ре­го­вор­ную. Его неча­ян­ный ви­зит вы­звал на­сто­я­щий ажи­о­таж сре­ди жур­на­ли­стов.) Сто­ро­ны дав­но уже го­то­вят­ся объ­явить о некой «сдел­ке», ко­то­рая по­мо­жет про­дви­нуть­ся в раз­ре­ше­нии си­рий­ско­го кон­флик­та, но не мо­гут до­стичь ком­про­мис­са по ря­ду прин­ци­пи­аль­ных во­про­сов. В част­но­сти, Рос­сия на­ста­и­ва­ет, чтобы США вы­пол­ни­ли свое обе­ща­ние и про­ве­ли раз­ме­же­ва­ние тер­ро­ри­стов и оп­по­зи­ции в Си­рии. «Без это­го лю­бые до­го­во­рен­но­сти (о во­ен­ном вза­и­мо­дей­ствии. — «МК» ) не мо­гут быть вы­пол­не­ны», — под­чер­ки­ва­ет Лав­ров.

Ко­гда пред­ста­ви­те­ли Крем­ля объ­яви­ли, что встре­ча Оба­мы и Пу­ти­на прой­дет без прес­сы, ста­ло яс­но, что пе­ре­го­во­ры про­ва­ли­лись и ни­ка­ко­го со­гла­ше­ния меж­ду Моск­вой и Ва­шинг­то­ном на по­лях G20 за­клю­че­но не бу­дет. Эти до­гад­ки позд­нее под­твер­дил рос­сий­ский МИД, от­ме­тив, что «пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние не до­стиг­ну­то». Жур­на­ли­стам уда­лось под­смот­реть, как ли­де­ры спу­стя примерно пол­то­ра ча­са по­ки­да­ют зал пе­ре­го­во­ров. Ба­рак Оба­ма, ни на кого не гля­дя, вы­ша­ги­вал впе­ре­ди сви­ты. Вла­ди­мир Пу­тин, окру­жен­ный из­бран­ны­ми при­бли­жен­ны­ми, нем­но­го при­тор­мо­зил сза­ди. По их ли­цам ни­че­го невоз­мож­но бы­ло про­чи­тать. Да и чи­тать, по всей ви­ди­мо­сти, бы­ло нече­го.

Жур­на­ли­сты рас­счи­ты­ва­ли, что Вла­ди­мир Пу­тин от­ве­тит на мно­го­чис­лен­ные остав­ши­е­ся у них во­про­сы на пресс-кон­фе­рен­ции, ко­то­рая тра­ди­ци­он­но про­хо­дит по ито­гам сам­ми­та G20. Од­на­ко об­ще­ние чуть бы­ло не ока­за­лось под угро­зой сры­ва. Один из кор­ре­спон­ден­тов по­чув­ство­вал се­бя пло­хо, отра­вив­шись эк­зо­ти­че­ской для рос­сий­ско­го же­луд­ка ки­тай­ской кух­ней. Эта но­вость не на шут­ку встре­во­жи­ла со­труд­ни­ков служ­бы без­опас­но­сти. Ма­ло ли что. А вдруг на са­мом де­ле это сви­ной грипп? «Зе­ле­ный свет» пресс-кон­фе­рен­ции да­ли толь­ко по­сле от­маш­ки экс­трен­но вы­зван­ных в ре­зи­ден­цию ки­тай­ских ме­ди­ков, кон­ста­ти­ро­вав­ших, что и прав­да ни­че­го страш­но­го — обыч­ное пи­ще­вое отрав­ле­ние: по сло­вам че­ло­ве­ка, он ел пель­ме­ни. Но по­стра­дав­ше­го на вся­кий слу­чай все-та­ки изо­ли­ро­ва­ли от окру­жа­ю­щих.

Вла­ди­мир Пу­тин со­об­щил, что не ви­дит ни­че­го страш­но­го в том, что со­гла­ше­ние с США на си­рий­ском тре­ке по­ка не до­стиг­ну­то. «Я бы не хо­тел ни­че­го анон­си­ро­вать. Сей­час МИД и госдеп до­ра­ба­ты­ва­ют на­ши пред­ва­ри­тель­ные до­го­во­рен­но­сти, но мне ка­жет­ся, что мы на пра­виль­ном пу­ти», — за­явил пре­зи­дент, до­ба­вив, что преж­де чем по­ста­вить точ­ку Рос­сия долж­на бу­дет до­пол­ни­тель­но про­кон­суль­ти­ро­вать­ся с Си­ри­ей и Ира­ном. Что ка­са­ет­ся втор­же­ния на си­рий­скую тер­ри­то­рию Тур­ции, то, по сло­вам ВВП, Москва ни­ко­гда не под­дер­жи­ва­ет дей­ствия, про­ти­во­ре­ча­щие меж­ду­на­род­но­му пра­ву. «И, ко­неч­но, мы не мо­жем быть уве­ре­ны ни в чьих це­лях!» — вос­клик­нул он.

Отве­чая на во­прос об ито­гах пе­ре­го­во­ров с Фран­с­уа Ол­лан­дом и Ан­ге­лой Мер­кель, Вла­ди­мир Пу­тин под­твер­дил, что сам по се­бе «нор­манд­ский фор­мат» ско­рее жив, чем мертв. Но встре­чать­ся просто ра­ди то­го, чтобы встре­чать­ся, никто не хо­чет. «Ну раз­ве что сам По­ро­шен­ко!» — под­ко­лол ВВП. Вме­сте с тем Пу­тин го­тов про­дол­жить об­ще­ние с укра­ин­ским ли­де­ром. «А куда ж де­вать­ся!» — раз­вел ру­ка­ми он.

Несмот­ря на от­сут­ствие ви­ди­мых ре­зуль­та­тов ноч­ных пе­ре­го­во­ров Пу­ти­на с Мер­кель, им по край­ней ме­ре уда­лось вос­ста­но­вить нор­маль­ные лич­ные от­но­ше­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.