«СТАЛКЕР» И СЫН

Ан­дрей ТАРКОВСКИЙ-млад­ший: «На­де­юсь, что к кон­цу бу­ду­ще­го го­да мы смо­жем от­крыть му­зей в Мяс­ном»

MK Estonia - - ГОСТИНАЯ - Свет­ла­на ХОХРЯКОВА.

3 СЕН­ТЯБ­РЯ НА 73-М ВЕНЕЦИАНСКОМ КИНОФЕСТИВАЛЕ ПО­КА­ЗА­ЛИ ОТ­РЕ­СТА­ВРИ­РО­ВАН­НЫЙ ФИЛЬМ «СТАЛ

КЕР» АН­ДРЕЯ ТАРКОВСКОГО. В этом го­ду ис­пол­ня­ет­ся 30 лет со дня ухо­да вы­да­ю­ще­го­ся ре­жис­се­ра. А 25 ав­гу­ста в Гу­берн­ском те­ат­ре про­шел ве­чер, по­свя­щен­ный его па­мя­ти, в ор­га­ни­за­ции ко­то­ро­го при­ни­мал уча­стие сын ре­жис­се­ра Ан­дрей Тарковский-млад­ший. Он спе­ци­аль­но для это­го при­е­хал из Фло­рен­ции, где жи­вет. А вот до Ве­не­ции так и не до­брал­ся.

Все де­ло в том, что об уча­стии «Стал­ке­ра» в про­грам­ме «Ве­не­ци­ан­ская клас­си­ка» Ан­дрей узнал слу­чай­но. До 5 сен­тяб­ря он дол­жен был в Москве и Ря­за­ни встре­тить­ся с людь­ми, от ко­то­рых за­ви­сит со­зда­ние му­зея его от­ца.

Мы по­зна­ко­ми­лись с Ан­дре­ем три го­да на­зад в Же­не­ве, ку­да его при­гла­си­ла Еле­на Ха­за­но­ва — ре­жис­сер и арт-ди­рек­тор фе­сти­ва­ля «Kino. Филь­мы из Рос­сии и не толь­ко». Ан­дрей участ­во­вал то­гда в кон­фе­рен­ции, по­свя­щен­ной его ве­ли­ко­му от­цу и про­бле­мам эми­гра­ции.

С тех пор мно­го но­во­го про­изо­шло в жиз­ни Ан­дрея Тарковского-млад­ше­го. Мы раз­го­ва­ри­ва­ем сра­зу по­сле ве­че­ра, по­свя­щен­но­го его от­цу, в Гу­берн­ском те­ат­ре. И хо­тя мы до­го­во­ри­лись о встре­че за­ра­нее, вы­рвать Ан­дрея да­же на несколь­ко ми­нут ока­за­лось де­лом труд­ным. К нему по­то­ком шел на­род, да­мы с ви­зит­ка­ми, ко­то­рые ку­да-то по де­лу и без де­ла при­гла­ша­ли, фо­то­гра­фи­ро­ва­лись, хо­те­ли по­де­лить­ся впе­чат­ле­ни­я­ми от уви­ден­но­го. Ан­дрей по­кла­ди­сто усту­па­ет их прось­бам, так что наш раз­го­вор от­кла­ды­ва­ет­ся и от­кла­ды­ва­ет­ся и на­чи­на­ет­ся бли­же к по­лу­но­чи.

— Вы ведь слу­чай­но узна­ли, что вос­ста­нов­лен­но­го на «Мос­филь­ме» «Стал­ке­ра» по­ка­жут на Венецианском кинофестивале?

— Да, я узнал об этом из га­зет, уже при­е­хав в Моск­ву. Ме­ня да­же при­гла­си­ли на пресс-кон­фе­рен­цию по это­му по­во­ду, прав­да, в по­след­ний мо­мент. Но я дол­жен был по­ехать в Ря­зань, что­бы встре­тить­ся с гу­бер­на­то­ром и по­го­во­рить по по­во­ду му­зея мо­е­го от­ца.

— Вы­да­ю­щу­ю­ся кар­ти­ну ва­ше­го от­ца, ко­то­рая ста­ла ико­ной для ки­не­ма­то­гра­фи­стов все­го ми­ра, оце­нят с чи­сто­го ли­ста. Мо­ло­дое жю­ри, со­сто­я­щее из сту­ден­тов, не зна­ет мно­гих филь­мов про­шло­го, но тем ин­те­рес­ней бу­дет их вы­бор. Сек­ция «Ве­не­ци­ан­ская клас­си­ка» по­яви­лась на фе­сти­ва­ле срав­ни­тель­но недав­но, и вы­бор его жю­ри вся­кий раз неожи­дан­ный.

— Да, ме­ня эта идея то­же за­ин­те­ре­со­ва­ла. Ори­ги­наль­но при­ду­ма­но. Я бы хо­тел при­сут­ство­вать на по­ка­зе в Ве­не­ции, но для это­го при­ш­лось бы на­ру­шить все свои пла­ны. Я ведь при­е­хал в Моск­ву все­го на несколь­ко дней.

— Как дав­но вы не бы­ли здесь? Вс­по­ми­наю ваш при­езд в 2008 го­ду по слу­чаю вы­хо­да «Мар­ти­ро­ло­га», ко­гда со­бра­лись кол­ле­ги ва­ше­го от­ца, о ко­то­рых он и на­пи­сал в сво­их днев­ни­ках.

— Два го­да я не был в Москве. У ме­ня не бы­ло ни­ка­ких кон­крет­ных по­во­дов для это­го, ни­ка­ких ме­ро­при­я­тий, при­ез­жал толь­ко по во­про­сам му­зея в Мяс­ном. Это де­рев­ня в Ря­зан­ской об­ла­сти, где жи­ла на­ша се­мья и где со­хра­ни­лись не толь­ко ве­щи от­ца, но и его дух. Он стро­ил дом в Мяс­ном, там же ра­бо­тал над «Но­сталь­ги­ей». Мно­го лет у от­ца не бы­ло сво­е­го до­ма, так что это фак­ти­че­ски пер­вый.

— Ко­гда мы встре­ча­лись в Же­не­ве, вы рас­ска­зы­ва­ли о воз­мож­но­сти со­зда­ния ме­мо­ри­аль­но­го му­зея. Он так и не от­крыт?

— На­ко­нец-то де­ло сдви­ну­лось с мерт­вой точ­ки. Пра­ви­тель­ство Ря­зан­ской об­ла­сти нам по­мог­ло. Соз­да­на за­по­вед­ная зо­на, куль­тур­но-ланд­шафт­ный за­по­вед­ник с кон­тро­ли­ру­е­мой за­строй­кой. То есть пер­вый шаг сде­лан. В бли­жай­шие дни я, на­вер­ное, ту­да по­еду. У ме­ня бу­дет важ­ная встре­ча, на ко­то­рой мы об­су­дим кон­крет­ные ша­ги по про­грам­ме от­кры­тия му­зея. Ко­неч­но, сна­ча­ла нам пред­сто­ит ре­монт, а по­том уже все осталь­ное. На­де­юсь, к кон­цу бу­ду­ще­го го­да мы смо­жем от­крыть му­зей. — Дом в вет­хом со­сто­я­нии? По­тре­бу­ют­ся ли се­рьез­ные вло­же­ния?

— Да, нуж­ны боль­шие сред­ства. Дом не то что­бы со­всем в раз­ру­шен­ном со­сто­я­нии, но ре­монт ему по­тре­бу­ет­ся. В этом го­ду за­ни­мать­ся им нет смыс­ла. Стро­ить мож­но толь­ко ле­том или вес­ной. Там нет до­ро­ги, это глу­бин­ка. В сле­ду­ю­щем го­ду уже вес­ной пла­ни­рую на­чать ре­монт. — Как вы се­бе пред­став­ля­е­те де­я­тель­ность му­зея?

— Это бу­дет част­ный му­зей. Все-та­ки дом мой, и я бы хо­тел там оста­нав­ли­вать­ся. Во­круг него долж­на быть жизнь. Мы уже про­во­ди­ли там ма­стер-клас­сы. Я меч­таю о про­ве­де­нии жи­вой ла­бо­ра­то­рии для сту­ден­тов ки­но­школ и ву­зов ис­кус­ства, ку­да мог бы при­е­хать ма­стер со сво­и­ми уче­ни­ка­ми, что­бы про­ве­сти ста­жи, сде­лать учеб­ные ра­бо­ты. Та­кая твор­че­ская ла­бо­ра­то­рия по ду­ху и сво­им со­став­ля­ю­щим долж­на быть схо­жа с от­цов­ским взгля­дом на ис­кус­ство, сов­па­дать с его ви­де­ни­ем и под­хо­дом к твор­че­ству. Так что моя идея свя­за­на с жи­вым ла­бо­ра­тор­ным де­лом. Есте­ствен­но, му­зей бу­дет от­крыт для по­се­ти­те­лей. Но мне хо­те­лось бы, что­бы лю­ди мог­ли при­об­щить­ся там к на­сто­я­ще­му ис­кус­ству, обу­чать­ся, ду­хов­но рас­ти. — Не так про­сто, на­вер­ное, до­брать­ся в Мяс­ное?

— Да, но все бу­дет ор­га­ни­зо­ва­но. Мяс­ное рас­по­ло­же­но в 100 км от Ря­за­ни. К нам уже при­ез­жа­ли Ан­дрей Звя­гин­цев, Юрий Нор­штейн, Сер­гей Со­ло­вьев, Игорь Евлам­пи­ев, про­во­ди­ли ма­стер-клас­сы. Бы­ли и ре­бя­та, в том чис­ле мест­ные, ко­то­рые про­шли кон­курс на уча­стие в за­ня­ти­ях с ма­сте­ра­ми.

— Что но­во­го в де­я­тель­но­сти Фон­да име­ни Ан­дрея Тарковского, за­ни­ма­ю­ще­го­ся со­хра­не­ни­ем его наследия?

— Мы сей­час ра­бо­та­ем с про­дю­се­ром Дмит­ри­ем Кле­пац­ким над до­ку­мен­таль­ным про­ек­том, по­свя­щен­ным мо­е­му от­цу. На­де­юсь, что в бу­ду­щем го­ду он ре­а­ли­зу­ет­ся. За­ни­ма­ем­ся так­же из­да­тель­ской де­я­тель­но­стью, на­ча­ли са­ми из­да­вать кни­ги, осо­бен­но ак­тив­но это про­ис­хо­дит в Ита­лии. Еже­год­но что-то вы­хо­дит. Ра­бо­та­ем на­пря­мую, без по­сред­ни­ков. Наш ин­сти­тут де­ла­ет пуб­ли­ка­ции са­мо­сто­я­тель­но, что да­ет нам сво­бо­ду вы­бо­ра и вы­со­кое ка­че­ство. По­ка все очень хо­ро­шо раз­ви­ва­ет­ся. Кни­ги име­ют боль­шой успех. Недав­но вы­пу­сти­ли но­вый пе­ре­вод кни­ги «За­пе­чат­лен­ное вре­мя» на ита­льян­ском язы­ке. Пер­вый ти­раж был рас­про­дан за пять ме­ся­цев. Вско­ре бу­дем его пе­ре­пе­ча­ты­вать.

— На ве­че­ре в Гу­берн­ском те­ат­ре Ана­то­лий Бе­лый чи­тал днев­ни­ки ва­ше­го от­ца. За­пом­ни­лись стро­ки о том, что ваш папа не лю­бил боль­ших го­ро­дов. А вы ведь то­же мне го­во­ри­ли, что не лю­би­те ме­га­по­ли­сы. — Ви­ди­мо, мне пе­ре­да­лась от от­ца лю­бовь к при­ро­де. Он мне ее при­вил. Я все свои

ка­ни­ку­лы про­во­дил в де­ревне, в Мяс­ном. Де­рев­ня мне бли­же. Я нуж­да­юсь в при­ро­де. Го­род — это пре­крас­но, но спо­кой­ный ду­шев­ный от­дых воз­мо­жен толь­ко на при­ро­де.

— Ко­гда вы при­ез­жа­е­те в Моск­ву, есть к ко­му пой­ти в го­сти, при­гла­сить на ве­чер? Вы же в 15-лет­нем воз­расте по­ки­ну­ли Рос­сию.

— Вы ви­де­ли, что на на­шем ве­че­ре се­го­дня зал был пол­ный. Да, я уехал из Рос­сии в 15 лет, но че­рез 10 лет вер­нул­ся. Круг зна­комств под­дер­жи­ваю. Есть очень близ­кие мне лю­ди, мои дво­ю­род­ные бра­тья, мно­го друзей, тех, кто ра­бо­тал с от­цом. Я очень до­во­лен, как се­го­дня все про­шло. Да­же не ожи­дал, что столь­ко лю­дей со­бе­рет­ся. — Ве­чер в честь от­ца — не еди­но­вре­мен­ная ак­ция? Бу­де­те его по­вто­рять?

— Ес­ли бу­дет та­кая воз­мож­ность, то по­че­му бы и нет. У нас был по­доб­ный ве­чер, не бы­ло в нем толь­ко ви­део, лишь текст и му­зы­ка. Сти­хи мо­е­го де­да Ар­се­ния Тарковского про­зву­ча­ли бла­го­да­ря Сер­гею Без­ру­ко­ву, ко­то­рый очень по­мог в про­ве­де­нии ве­че­ра, предо­ста­вил те­атр. Су­дя по ре­ак­ции пуб­ли­ки, мо­жет быть, име­ет смысл про­дол­жать та­кие ве­че­ра.

— Как воз­ник­ла кан­ди­да­ту­ра Ана­то­лия Бе­ло­го, ко­то­рый фак­ти­че­ски вы­сту­па­ет от име­ни ва­ше­го от­ца? Вы­бор не мог быть слу­чай­ным.

— Сер­гей Без­ру­ков под­ска­зал. А наш про­дю­сер Дмит­рий Кле­пац­кий, ор­га­ни­зо­вав­ший ве­чер, ра­бо­та­ет с му­зы­кой. Он знал, что Ана­то­лий Бе­лый чи­та­ет в со­про­вож­де­нии ор­кест­ра. У него есть опыт вза­и­мо­дей­ствия с му­зы­кан­та­ми, что очень важно. У нас же все на му­зы­ке по­стро­е­но, в боль­шей сте­пе­ни, чем на изоб­ра­же­нии. Изоб­ра­же­ние под­стро­е­но под му­зы­ку. Я за­пус­кал фай­лы с кад­ра­ми из филь­мов от­ца, его фо­то­гра­фии на экран, сле­дуя му­зы­кан­там и тек­сту чте­ца. — Зву­чат фор­те­пи­а­но и скрип­ка. Му­зы­каль­ный ду­эт при­гла­шен из Ита­лии? — Да, это На­та­ша и Ра­фа­э­ла Гац­за­на. — На­та­ша? Но она ведь не рус­ская?

— Нет. Она ита­льян­ка. — Они сест­ры? Очень по­хо­жи. — Сест­ры. — Вы с ни­ми со­труд­ни­ча­е­те или же это ва­ши близ­кие лю­ди?

— Де­сять лет на­зад мы по­зна­ко­ми­лись, на­ча­ли со­труд­ни­чать. А те­перь На­та­ша — моя неве­ста. Мы с ней несколь­ко сов­мест­ных про­ек­тов сде­ла­ли. Она и ее сест­ра — очень хо­ро­шие ка­мер­ные му­зы­кан­ты. Но это пер­вый про­ект, ко­то­рый мы вме­сте де­ла­ли и по­свя­ти­ли мо­е­му от­цу. Дол­го ре­пе­ти­ро­ва­ли. По-мо­е­му, На­та­ша и Ра­фа­э­ла удач­ную му­зы­ку по­до­бра­ли. Они очень хо­ро­шо зна­ют твор­че­ство мо­е­го от­ца. Мы вме­сте об­суж­да­ли му­зы­ку, ко­то­рая долж­на бы­ла про­зву­чать. На­та­ша и Ра­фа­э­ла, есте­ствен­но, на­мно­го луч­ше зна­ют про­из­ве­де­ния для ка­мер­но­го ан­сам­бля скрип­ки и фор­те­пи­а­но и пред­ла­га­ли раз­ные ва­ри­ан­ты. Мне ка­жет­ся, что имен­но ка­мер­ный ан­самбль для это­го хо­ро­шо под­хо­дит. Текст, му­зы­ка — все ме­ди­та­тив­но, ин­тим­но. Му­зы­ка поз­во­ля­ет скон­цен­три­ро­вать­ся на твор­че­стве от­ца.

— Мо­жет, это слу­чай­ность и вы не от­да­е­те се­бе от­че­та в том, что все вре­мя на экране воз­ни­ка­ет об­раз маль­чи­ка — на фо­то­гра­фи­ях, в ото­бран­ных кад­рах. То юный Ко­ля Бур­ля­ев в «Ива­но­вом дет­стве», то ваш отец, еще ре­бе­нок ря­дом с ро­ди­те­ля­ми, та­кой же ма­лень­кой сест­рой Ма­ри­ной Тар­ков­ской. Мне да­же ка­за­лось, что этот маль­чик — вы, ва­ше от­ра­же­ние.

— Мо­жет быть, что-то под­со­зна­тель­ное и за­кла­ды­ва­лось, ко­гда я вы­би­рал изоб­ра­же­ние. Мне очень хо­те­лось по­ка­зать ав­то­био­гра­фич­ность об­ра­зов от­ца. Вы ви­де­ли его ре­аль­ные фо­то­гра­фии в ро­ди­тель­ском до­ме, с от­цом Ар­се­ни­ем Тар­ков­ским, ма­мой, все, что со­пут­ство­ва­ло ми­ру его ре­аль­ных об­ра­зов, ко­то­рые он по­том вос­про­из­во­дил в ки­но. Они име­ют кон­крет­ные кор­ни. Это его сны, его жизнь, его ав­то­био­гра­фи­че­ские ци­та­ты. Мне по­ка­за­лось ин­те­рес­ным по­ста­вить неко­то­рые кад­ры, ко­то­рые воз­ни­ка­ют в каж­дой его кар­тине, — ре­бе­нок, при­ро­да, ка­кие-то ар­хе­ти­пы. Это бы­ло свой­ствен­но от­цу. Он опе­ри­ро­вал толь­ко лич­ным опы­том, соб­ствен­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми и сна­ми. Ко­гда че­ло­век переживает опре­де­лен­ное со­бы­тие, то­гда он мо­жет его пе­ре­дать на экране. Ес­ли это толь­ко плод фан­та­зии, то по­яв­ля­ют­ся фаль­ши­вые но­ты, и зри­тель сра­зу все это ви­дит и чув­ству­ет.

— Ве­чер при­шел­ся на день рож­де­ния ве­ли­ко­леп­ной ак­три­сы Мар­га­ри­ты Те­ре­хо­вой, ко­то­рой ис­пол­ни­лось 74. Ан­дрей Тарковский умел ее уди­ви­тель­но сни­мать.

— Да, я знаю про день рож­де­ния, по­здра­вил ее доч­ку, Ан­ну Те­ре­хо­ву. Она при­хо­ди­ла на наш ве­чер и по­да­ри­ла мне кни­гу сво­ей ма­мы.

— Ко­гда ви­дишь в «Зер­ка­ле» пу­чок во­лос ге­ро­и­ни Те­ре­хо­вой, а по­том аб­со­лют­но та­кой же на фо­то­гра­фи­ях ва­шей ба­буш­ки, ма­мы Ан­дрея Тарковского, ис­пы­ты­ва­ешь силь­ные эмо­ции.

— Я спе­ци­аль­но взял этот заме­ча­тель­ный кадр, ду­мая о Мар­га­ри­те Те­ре­хо­вой. А по­том по­яв­ля­ет­ся моя ба­буш­ка. Сна­ча­ла со­всем мо­ло­дая, а спу­стя вре­мя — по­ста­рев­шая, пе­ред зер­ка­лом. Очень это кра­си­во.

Ан­дрей Тар­ков­скийм­лад­ший в Москве. Ду­эт Гац­за­на на ве­че­ре в Гу­берн­ском те­ат­ре.

Два Ан­дрея: отец и сын.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.