В ПЛЕ­НУ У ПРАЖСКИХ АЛХИМИКОВ

MK Estonia - - МК-ОТДЫХ -

У ме­ня «золотая осень» как-то на­креп­ко сце­пи­лась в со­зна­нии со «зла­той Пра­гой». Сто­ли­ца Че­хии пре­крас­на в лю­бое вре­мя го­да, но имен­но в дни ран­ней осе­ни она хо­ро­ша до невоз­мож­но­сти. Хол­мы над Вл­та­вой, окра­шен­ные во все от­тен­ки жел­то­го, уди­ви­тель­но гар­мо­ни­ру­ю­щие с оран­же­вы­ми че­ре­пич­ны­ми кры­ша­ми Град­чан и Ма­лой стра­ны. Ба­гря­ный вьюн, пол­зу­щий по се­рым ка­мен­ным сте­нам, тем­но-зе­ле­ные пи­ки ка­то­ли­че­ских со­бо­ров, вон­за­ю­щи­е­ся в хо­лод­но-си­нее небо.

Го­род, лю­би­мый по­эта­ми и ху­дож­ни­ка­ми. «Ни один го­род мне так не вре­зал­ся в серд­це. Ах, ка­кую чуд­ную по­весть мож­но бы­ло бы на­пи­сать — на фоне Пра­ги! Без фа­бу­лы и без тел, ро­ман Душ», — пи­са­ла Ма­ри­на Цве­та­е­ва. «Ни один го­род не смот­рит на по­се­ти­те­ля та­ки­ми чуд­ны­ми, че­ло­ве­че­ски-по­нят­ли­вы­ми гла­за­ми» — это уже Фе­дор Тют­чев. «Бо­же, ка­кая кра­со­та, ка­кой го­род, и в то же вре­мя не чу­жой, а стран­но по­че­му-то род­ной и близ­кий, как вос­по­ми­на­ния дет­ства, неиз­вест­но по­че­му воз­ни­ка­ю­щее в ду­ше вол­ну­ю­щее ожи­да­ние ка­ких-то неве­до­мых встреч, пе­ре­жи­ва­ний» — а это уже жи­во­пи­сец Ва­си­лий Яко­влев.

Пра­га дей­стви­тель­но не про­сто вос­хи­ща­ет сво­ей аб­со­лют­ной, уми­ро­тво­ря­ю­щей кра­со­той, она за­во­ра­жи­ва­ет, не от­пус­ка­ет. По ней на­до про­сто хо­дить и на­сла­ждать­ся каж­дым мо­мен­том. Но хо­дить нуж­но «пра­виль­но» — за один день ее всю не изу­чишь. А глав­ное — не рас­ку­сишь. От ха­о­тич­ных ме­та­ний по го­ро­ду мо­жет да­же слу­чить­ся эмо­ци­о­наль­ный «пе­ре­доз». А Пра­га хо­ро­ша не толь­ко сво­им об­щим ска­зоч­ным об­ли­ком, но и каж­дой де­та­лью... Ко­гда сво­ра­чи­ва­ешь в ка­кой-ни­будь про­улок с на­хо­жен­но­го ту­ри­сти­че­ско­го марш­ру­та и на­ты­ка­ешь­ся на див­ный двор, уви­тый плю­щом, ста­рин­ные стрель­ча­тые ра­мы ди­ко­вин­но­го узо­ра, де­ре­вян­ную по­воз­ку, при­ту­лив­шу­ю­ся под мас­сив­ной ка­мен­ной сте­ной. И ря­дом об­на­ру­жи­ва­ешь ка­кую-ни­будь ми­лень­кую су­ве­нир­ную лав­ку, где нет при­выч­но­го ки­тай­ско­го шир­по­тре­ба, за­то есть кре­а­тив­ные по­дел­ки со­вре­мен­ных чеш­ских ху­дож­ни­ков... Праж­ский воз­дух нуж­но вды­хать мед­лен­но, про­буя ее кра­со­ты «по гло­точ­ку», как за­прав­ский де­гу­ста­тор. То­гда она рас­кро­ет­ся и возь­мет те­бя в плен.

Не зря при по­куп­ке лю­бо­го ту­ра в Пра­гу вам пред­ла­га­ют не од­ну, а две, а то и три бес­плат­ные об­зор­ные экс­кур­сии. Вот и я на­бро­саю при­мер­ный план для тех, кто го­тов от­пра­вить­ся в Пра­гу са­мо­сто­я­тель­но.

Пер­вый день, ко­неч­но, от­во­дят Ста­ро­му го­ро­ду. Са­мый из­вест­ный марш­рут на­чи­на­ет­ся от По­ро­хо­вой баш­ни, до ко­то­рой мож­но до­брать­ся на трам­вае. Даль­ше же — толь­ко пеш­ком. По са­мой зна­ме­ни­той пе­ше­ход­ной ули­це Це­лет­на, на­зван­ной так в честь мест­ных пле­те­ных бу­ло­чек (цал­ны), вдоль мно­го­чис­лен­ных су­ве­нир­ных ма­га­зин­чи­ков с са­мы­ми вы­со­ким це­на­ми в го­ро­де, по так на­зы­ва­е­мо­му Ко­ро­лев­ско­му пу­ти быст­ро до­хо­дим до са­мой кра­си­вой пло­ща­ди Пра­ги — Ста­ро­мест­ской. Кто-то счи­та­ет са­мой кра­си­вой Вац­лав­скую пло­щадь: она ве­ли­че­ствен­на и пом­пез­на. Ста­ро­мест­ская пло­щадь же уют­на и оча­ро­ва­тель­на. Глав­ное ее укра­ше­ние — Тын­ский храм и Ста­ро­мест­ская ра­ту­ша. Тын­ский храм, или храм Де­вы Ма­рии пе­ред Ты­ном, — ви­зит­ная кар­точ­ка Пра­ги. Два его чер­ных иголь­ча­тых шпи­ля — буд­то из дис­не­ев­ской сказ­ки — непо­вто­ри­мы и узна­ва­е­мы. Ко­стел, за­ло­жен­ный в XIV ве­ке и до­стро­ен­ный лишь в XVI ве­ке, име­ет од­ну осо­бен­ность. Ес­ли при­гля­деть­ся, то мож­но за­ме­тить, что две его баш­ни-близ­не­ца со­всем не оди­на­ко­вы. Они раз­ные по ши­рине. Еще од­но все­мир­но из­вест­ное чу­до — Ста­ро­мест­ская ра­ту­ша, а вер­нее, ее аст­ро­но­ми­че­ские ча­сы, со­здан­ные ко­ро­лев­ским ча­сов­щи­ком Ми­ку­ла­шем из Ка­да­ни и аст­ро­но­мом Яном Шин­де­лем, ма­ги­стром Праж­ско­го уни­вер­си­те­та. Что­бы по­на­блю­дать ше­ствие ал­ле­го­ри­че­ских фи­гур, ко­то­рые каж­дый час вы­хо­дят «из баш­ни» и со­вер­ша­ют по­лу­круг пе­ред ци­фер­бла­том, лю­ди со­би­ра­ют­ся за­ра­нее. Так что ес­ли хо­ти­те встать по­бли­же к ча­сам, при­хо­ди­те ми­нут за два­дцать. За это вре­мя успе­е­те вы­пить го­ря­че­го глинт­вей­на, ко­то­рый ва­рят тут и там на пло­ща­ди, или пе­ре­ку­сить жа­рен­ной на гри­ле сви­ной кол­бас­кой.

Со Ста­ро­мест­ской пло­ща­ди мож­но свер­нуть на­пра­во и от­пра­вить­ся в Ев­рей­ский квар­тал. Как и осталь­ные ча­сти Ста­ро­го го­ро­да, этот квар­тал оку­тан сред­не­ве­ко­вы­ми ле­ген­да­ми. Страш­ная «сказ­ка» о гли­ня­ном ве­ли­кане Го­ле­ме, со­тво­рен­ном при све­те фа­ке­лов ра­би Ле­вом, пре­вра­ща­ет­ся по­чти в явь при ви­де Ста­ро­но­вой си­на­го­ги. По по­ве­рьям, гроз­ный Го­лем до сих пор ле­жит на чер­да­ке это­го зда­ния в ожи­да­нии сво­е­го ча­са. В осталь­ном квар­тал очень мил и при­вет­лив. Это од­но из са­мых ре­спек­та­бель­ных мест в Пра­ге. От­сю­да мож­но вый­ти на на­бе­реж­ную Вл­та­вы, сесть на ко­раб­лик и со­вер­шить неболь­шой кру­из до Кар­ло­ва мо­ста. При­стань на­хо­дит­ся пря­мо у его ос­но­ва­ния. Плюс пу­те­ше­ствия в том, что пре­жде чем про­гу­лять­ся по ле­ген­дар­но­му мо­сту, на него мож­но бу­дет по­лю­бо­вать­ся с во­ды. Кар­лов мост — еще од­но за­га­доч­ное ме­сто Пра­ги. Нач­нем с то­го что да­же да­та его за­клад­ки вы­би­ра­лась с уче­том аст­ро­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей: он был ос­но­ван в 1357 го­ду 9 июля в 5 ча­сов 31 ми­ну­ту. По­лу­ча­ет­ся ну­ме­ро­ло­ги­че­ски ма­ги­че­ская циф­ра — 135797531, обе­ща­ю­щая стро­е­нию дол­гую жизнь. Так­же учи­ты­ва­лось по­ло­же­ние Солн­ца на небо­сво­де. Рас­че­ты оправ­да­лись: вот уже ско­ро 700 лет мост сто­ит как вко­пан­ный. И это не про­сто мост — а на­сто­я­щая ху­до­же­ствен­ная га­ле­рея. По­ми­мо его из­вест­ных ба­роч­ных и неого­ти­че­ских скульп­тур, рас­по­ло­жив­ших­ся на пи­ло­нах, еще и пе­ше­ход­ная часть за­став­ле­на тво­ре­ни­я­ми со­вре­мен­ных жи­во­пис­цев. Улич­ные ху­дож­ни­ки за сход­ную це­ну на­ри­су­ют вас на фоне Ста­рой Пра­ги.

По мо­сту вер­нем­ся в Ста­рый го­род и от­пра­вим­ся на обед: воз­ле Тын­ско­го хра­ма есть слав­ный по­гре­бок, где на­кор­мят вкус­ной ут­кой по-чеш­ски. Про пи­во — мол­чу. Оно здесь вез­де. И вез­де са­мое вкус­ное. Кста­ти, ве­че­ром мож­но от­пра­вить­ся в пив­ной ре­сто­ран «У Фле­ка». Ре­ко­мен­дую, ибо тем­ное фле­ков­ское пи­во, сде­лан­ное по се­мей­но­му ре­цеп­ту, в ма­га­зи­нах не про­да­ет­ся. Да и ат­мо­сфе­ра сред­не­ве­ко­во­го зам­ка — с огром­ны­ми де­ре­вян­ны­ми сто­ла­ми, ка­мен­ны­ми сво­да­ми, оле­ньи­ми го­ло­ва­ми и ры­цар­ски­ми до­спе­ха­ми — в кон­це на­сы­щен­но­го дня очень да­же при­хо­дит­ся «в те­му». Тем бо­лее что зав­тра ждет дру­гой не ме­нее ин­те­рес­ный день.

День вто­рой мож­но по­свя­тить Праж­ско­му гра­ду и Ма­лой стране. Для это­го на трам­вае до­би­ра­е­тесь до ле­во­го бе­ре­га Вл­та­вы, вы­хо­ди­те пря­мо на­про­тив Праж­ско­го гра­да и на­чи­на­е­те мед­лен­но про­дви­гать­ся свер­ху вниз — по на­прав­ле­нию к Кар­ло­ву мо­сту, на­сла­жда­ясь кра­со­та­ми са­до­во-пар­ко­во­го ис­кус­ства ко­ро­лев­ских озе­ле­ни­те­лей и ар­хи­тек­тур­ным ге­ни­ем мно­го­чис­лен­ных твор­цов Град­чан. Пер­вое, что по­па­дет­ся на ва­шем пу­ти, — Град­чан­ская пло­щадь с ви­ти­е­ва­тым чум­ным стол­бом по­се­ре­дине. Та­кие стол­бы ста­ви­ли в ев­ро­пей­ских го­ро­дах в знак по­бе­ды над чу­мой. В Пра­ге столб по­явил­ся по­сле чу­мы 1726 го­да. Чуть по­даль­ше — оча­ро­ва­тель­ный мо­на­стырь бо­сых кар­ме­ли­ток, глав­ной до­сто­при­ме­ча­тель­но­стью ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся му­мия со­зда­тель­ни­цы оби­те­ли Ма­рии-Элек­тры, си­дя­щая воз­ле ал­та­ря. Во­круг пло­ща­ди — мно­же­ство двор­цов чеш­ской зна­ти, вы­пол­нен­ных в раз­ных ар­хи­тек­тур­ных сти­лях.

Даль­ше по кур­су — быв­шая ко­ро­лев­ская ре­зи­ден­ция, а ныне офи­ци­аль­ная ре­зи­ден­ция гла­вы го­су­дар­ства — Но­вый дво­рец. Здесь вы опять, как и на Ста­ро­мест­ской пло­ща­ди, на­ткне­тесь на тол­пу зе­вак, ко­то­рые бу­дут сто­ять у за­бо­ра в ожи­да­нии сме­ны ка­ра­у­ла Стра­жей Гра­да — элит­но­го под­раз­де­ле­ния, несу­ще­го охра­ну офи­ци­аль­ной ре­зи­ден­ции. По­сле окон­ча­ния яр­ко­го дей­ства вас пу­стят за огра­ду, и че­рез Во­ро­та Ма­ти­а­ша вы по­па­де­те сле­ду­ю­щий двор Праж­ско­го гра­да, глав­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность ко­то­ро­го — Лео­поль­дов фон­тан XVII ве­ка. И, на­ко­нец, вы по­па­да­е­те в тре­тий двор. И тут вас ожи­да­ет по­тря­се­ние. Со­бор свя­то­го Вит­та вы­рас­та­ет как из-под зем­ли и воз­но­сит­ся ввысь так стре­ми­тель­но, что вы да­же не мо­же­те раз­гля­деть его шпи­ли. А уж сфо­то­гра­фи­ро­вать его с фа­са­да, что­бы он во­шел в кадр це­ли­ком, во­об­ще не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Охва­тить взо­ром ве­ли­че­ствен­ное стро­е­ние мож­но толь­ко сбо­ку — с пло­ща­ди. Это глав­ная свя­ты­ня Пра­ги, ко­то­рую за­ло­жил еще Карл IV на том ме­сте, где пре­жде бы­ло ка­пи­ще, по­свя­щен- ное древ­не­му чеш­ско­му бо­же­ству Свя­то­ви­ту. Со­бор стро­и­ли на про­тя­же­нии ше­сти ве­ков. По­след­ние при­строй­ки от­но­сят­ся к 1892 го­ду. Но в ре­зуль­та­те мир по­лу­чил один из луч­ших об­раз­чи­ков го­ти­че­ской ар­хи­тек­ту­ры.

Внутрь со­бо­ра мож­но по­пасть толь­ко с экс­кур­со­во­дом, но, чест­но, сна­ру­жи ве­ли­че­ствен­ное зда­ние вы­гля­дит на­мно­го ин­те­рес­нее, чем внут­ри. Даль­ше, вы­дох­нув по­сле пе­ре­жи­то­го ка­тар­си­са, мож­но от­пра­вить­ся на ма­лень­кую Зла­ту улоч­ку. В Сред­ние ве­ка на ней жи­ли ал­хи­ми­ки, а в од­ном из кро­хот­ных до­ми­ков жил сам Франц Каф­ка. И в об­щем­то по­сле про­гул­ки по Праж­ско­му гра­ду и по Зла­той улоч­ке, осо­бен­но на ис­хо­де дня, суть его про­из­ве­де­ний ста­но­вит­ся яс­нее. Сей­час в жи­ли­щах алхимиков рас­по­ла­га­ют­ся мно­го­чис­лен­ные су­ве­нир­ные ла­воч­ки, но для то­го что­бы при­об­ре­сти в них по­нра­вив­шу­ю­ся вещь, нуж­но об­ла­дать ма­ги­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми пре­вра­ще­ния свин­ца в зо­ло­то: це­ны ку­са­ют­ся.

Праж­ский град зна­ме­нит не толь­ко сво­и­ми двор­ца­ми, но и мно­го­чис­лен­ны­ми са­да­ми. Бро­дить по этим мно­го­ярус­ным пар­кам мож­но ча­са­ми. Ес­ли бы не тол­пы ту­ри­стов, ко­то­рые но­ро­вят при­стро­ить­ся со сво­им сел­фи как раз в том ме­сте, где те­бя на­сти­га­ют меч­ты, то стихи ли­лись бы ре­кой. А на­гу­ляв­шись по са­дам, прой­ди­тесь по жи­во­пис­ным улоч­кам Ма­лой стра­ны, где ка­то­ли­че­ские хра­мы пе­ре­ме­жа­ют­ся двор­ца­ми и обыч­ны­ми жи­лы­ми до­ма­ми. На обед или уже ужин мо­же­те от­пра­вить­ся в пив­ной ре­сто­ран муж­ско­го мо­на­сты­ря в Бр­жев­но­ве. Пи­во в мо­на­сты­ре ва­рят с X ве­ка. Да и кух­ня тут со­всем недур­на. Та­ко­го вкус­но­го кро­ли­ка, за­пе­чен­но­го со шпи­на­том, я не ела ни­ко­гда. Од­но «но»... Ес­ли вы со­би­ра­е­тесь в этот ре­сто­ран в вы­ход­ной день, за­пи­ши­тесь за­ра­нее. Это ме­сто очень лю­бят мест­ные жи­те­ли, и в вы­ход­ной здесь все сто­ли­ки рас­пи­са­ны.

Тре­тий день оставь­те на изу­че­ние со­вре­мен­ных кра­сот Пра­ги. Сто­ли­ца Че­хии — древ­ний и хо­ро­шо со­хра­нив­ший­ся го­род, но тем она и хо­ро­ша, что но­вые тво­ре­ния на­хо­дят здесь ме­сто без раз­ру­ше­ния ста­ро­го. И все вме­сте со­зда­ет изу­ми­тель­ный сим­би­оз. Ска­жем, Жиж­ков­ская те­ле­баш­ня, зна­ме­ни­тая сво­и­ми чер­ны­ми детьми, пол­зу­щи­ми по шпи­лю, — тво­ре­ния чеш­ско­го скуль­пто­ра Да­и­да Чер­ны — ни­чуть не про­иг­ры­ва­ет на фоне чер­ных шпи­лей го­ти­че­ских со­бо­ров по­бли­зо­сти. А зна­ме­ни­тый «Тан­цу­ю­щий дом» — со­вре­мен­ное ар­хи­тек­тур­ное во­пло­ще­ние тан­це­валь­ной па­ры Фре­да Асте­ра и Джин­джер Ро­бертс, по­явив­ше­е­ся на на­бе­реж­ной Вл­та­вы в 1996 го­ду — хоть и был из­на­чаль­но вос­при­нят на­сто­ро­жен­но, но уже во­шел во все ту­ри­сти­че­ские марш­ру­ты. В Пра­ге мно­го со­вре­мен­ных уди­ви­тель­ных па­мят­ни­ков. В рай­оне Кам­па на бе­ре­гу Вл­та­вы, у му­зея Каф­ки, уста­нов­ле­ны два пи­са­ю­щих... не маль­чи­ка, а взрос­лых дя­ди — иро­нич­ная ана­ло­гия. Здесь же на ост­ро­ве Кам­па «чер­ные де­ти» Чер­ны, ед­ва раз­ли­чи­мые на те­ле­башне, вы­став­ле­ны в пол­ный рост в му­зее Со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Ин­те­рес­ный па­мят­ник Каф­ке уста­нов­лен у Ис­пан­ской си­на­го­ги. В об­щем, в Пра­ге, на ка­кую ули­цу бы ни свер­нул, на­ткнешь­ся на ка­кой-ни­будь ше­девр — го­ти­че­ский или со­вре­мен­ный. Трех дней для ее изу­че­ния, ко­неч­но, ма­ло. Но будь­те уве­ре­ны, вы вновь при­е­де­те сю­да при пер­вой воз­мож­но­сти. Ибо вы уже на­ве­ки в пле­ну.

Еле­на КОРОТКОВА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.