Пре­ступ­ле­ния на ко­стях

Во­ров­ство на клад­би­щах – рас­про­стра­нен­ное яв­ле­ние: как най­ти упра­ву на тех, для ко­го нет ни­че­го свя­то­го?

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ - Ва­ле­риЯ ис­а­еВа

По­те­ряв лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, род­ствен­ни­ки и дру­зья хо­тят кра­си­во и спо­кой­но про­во­дить его в по­след­ний путь. Они де­ла­ют ак­ку­рат­ные оград­ки, обла­го­ра­жи­ва­ют мо­ги­лу, са­жа­ют цве­ты и ста­вят свеч­ки. Но на­хо­дят­ся ме­нее сен­ти­мен­таль­ные лю­ди, ко­то­рые поз­во­ля­ют се­бе на­жи­вать­ся на чу­жом го­ре. Ка­ков мас­штаб во­ров­ства на клад­би­щах, кто бо­рет­ся с во­ра­ми и что мо­гут сде­лать про­стые лю­ди – вы­яс­ня­ла «МК-Эсто­ния».

Вна­ши дни мас­штаб­ный опрос про­ще все­го про­ве­сти в соц­се­тях, по­это­му мы спро­си­ли у поль­зо­ва­те­лей Фейс­бу­ка, стал­ки­ва­лись ли они с во­ров­ством на клад­би­щах. Ока­за­лось, что пробле­ма су­ще­ству­ет, при­чем при­ме­ров мас­са.

В спис­ке укра­ден­ных ве­щей: цве­ты, свеч­ки, ин­стру­мен­ты (граб­ли, ло­па­ты), рам­ки для фо­то­гра­фий, дет­ские иг­руш­ки. Неко­то­рые пи­са­ли и о бо­лее су­ще­ствен­ных кра­жах.

Про­па­ла ска­мей­ка

На клад­би­ще Мет­са­каль­ми­сту бы­ла укра­де­на сде- лан­ная на за­каз ска­мей­ка. Еле­на рас­ска­за­ла, что там не раз­ре­ше­но са­мим уста­нав­ли­вать ка­кие-ли­бо кон­струк­ции, но ди­рек­тор клад­би­ща в ви­де ис­клю­че­ния дал ей раз­ре­ше­ние на уста­нов­ку ска­мей­ки.

«На­шей ма­ме, чей муж там по­хо­ро­нен, уже 93 го­да. Она пло­хо хо­дит, и сто­ять ей то­же уже очень слож­но. Мы, есте­ствен­но, при­во­зим ее на мо­ги­лу, но нуж­но бы­ло ме­сто, ку­да при­сесть», – го­во­рит Еле­на.

Для ска­мей­ки бы­ло опре­де­ле­но спе­ци­аль­ное ме­сто, со­гла­со­ван­ное с ад­ми­ни­стра­ци­ей клад­би­ща. Жен­щи­на де­ла­ла ее на за­каз: вин­то­вая ска­мья с бе­тон­ным ос­но­ва­ни­ем для кре­по­сти кон­струк­ции. Что­бы ее уста­но­вить, необ- хо­ди­мо бы­ло вы­рыть яму и вко­пать ска­мей­ку.

По сло­вам Еле­ны, ей бы­ло ни­как не най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый смог бы ей по­мочь с уста­нов­кой.

«Опре­де­лен­ные служ­бы от­кры­ты толь­ко в буд­ние дни, ко­гда я то­же на ра­бо­те. Моя доч­ка так­же не мог­ла за­нять­ся этим во­про­сом, так как у нее ма­лень­кие де­ти», – объ­яс­ня­ет Еле­на.

Ска­мей­ка про­сто­я­ла на клад­би­ще все ле­то. Еле­на несколь­ко раз за это вре­мя при­ез­жа­ла ту­да, все бы­ло в по­ряд­ке.

«На­ко­нец я на­шла двух муж­чин, ко­то­рые бы­ли со­глас­ны мне по­мочь. Я при­вез­ла их на клад­би­ще, а ска­мей­ки нет», – вспо­ми­на­ет жен­щи­на, до­бав­ляя, что кон­струк­ция бы­ла очень тя­же­лая, в оди­ноч­ку бы­ло бы не ута­щить.

Еле­на го­во­рит, что ни в ка­кие служ­бы по это­му по­во­ду не об­ра­ща­лась: «Кто бу­дет ис­кать ска­мей­ку? Мож­но ку­да-то об­ра­тить­ся, толь­ко ес­ли ты во­ра за ру­ку пой­мал. А так смыс­ла в этом нет».

Ад­ми­ни­стра­ция не от­ве­ча­ет

Ка­за­лось бы, са­мое про­стое – ута­щить с мо­ги­лы цве­ты и про­дать их. Мо­жет быть, да­же по-быст­ро­му – тут же, за во­ро­та­ми клад­би­ща. Ин­те­ре­су­ем­ся у про­дав­щиц на Лий­ва, есть ли тут та­кие при­ме­ры. Они ни­че­го про кра­жи не зна­ют, на все во­про­сы го­во­рят: «Спра­ши­вай­те в кон­то­ре».

В сто­ли­це су­ще­ству­ет учре­жде­ние Tallinna Kalmistud (Тал­линн­ские клад­би­ща), ко­то­рое при­над­ле­жит Де­пар­та­мен­ту окру­жа­ю­щей сре­ды. Оно за­ни­ма­ет­ся управ­ле­ни­ем клад­би­ща­ми, ока­за­ни­ем по­гре­баль­ных услуг, ухо­дом за клад­би­щен­ски­ми тер­ри­то­ри­я­ми и ве­де­ни­ем элек­трон­но­го ар­хи­ва.

Tallinna Kalmistud управ­ля­ет се­мью клад­би­ща­ми об­щей пло­ща­дью 295,3 гек­та­ра. В их чис­ло вхо­дят та­кие клад­би­ща, как Мет­са­каль­ми­сту, Пяр­на­мяэ, Пи­ри­та, Си­се­лин­на, Раху­мяэ ( вме­сте с ев­рей­ским клад­би­щем), Хийу-Ра­ху и Лий­ва.

Ру­ко­во­ди­тель от­де­ла об­слу­жи­ва­ния Tallinna Kalmistud Ла­у­ри Берг го­во­рит, что его учре­жде­ние не вла­де­ет ни­ка­кой ин­фор­ма­ци­ей о ча­сто­те и мас­шта­бе краж на клад­би­щах. По его сло­вам, эти дан­ные есть толь­ко у по­ли­ции. Охра­на клад­би­ща так­же на­хо­дит­ся в ком­пе­тен­ции пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов.

«Клад­би­ща – это от­кры­тые тер­ри­то­рии, обес­пе­че­ни­ем по­ряд­ка на ко­то­рых в Эс­тон­ской Рес­пуб­ли­ке за­ни­ма­ет­ся Департамент по­ли­ции и по­гран­охра­ны», – ре­зю­ми­ру­ет Берг.

Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние

Пресс-сек­ре­тарь по­ли­ции Вик­то­рия Кор­пан объ­яс­ня­ет, что про­ступ­ки, со­вер­ша­е­мые на клад­би­щах, ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся, как пра­ви­ло, по ста­тьям 149 («Осквер­не­ние па­мя­ти умер­ше­го») и 199 («Кра­жа») Пе­ни­тен­ци­ар­но­го ко­дек­са.

В пер­вом слу­чае име­ет­ся в ви­ду вос­пре­пят­ство­ва­ние по­хо­рон­ной или по­ми­наль­ной це­ре­мо­нии, ра­зо­ре­ние мо­ги­лы, ино­го ме­ста, при­знан­но­го ме­стом по­след­не­го упо­ко­е­ния, или над­мо­гиль­но­го па­мят­ни­ка ли­бо кра­жа пред­ме­тов с ука­зан­ных мест.

Со­вер­шив та­кое пре­ступ­ле­ние, че­ло­век на­ка­зы­ва­ет­ся де­неж­ным взы- ска­ни­ем или тю­рем­ным за­клю­че­ни­ем на срок до од­но­го го­да. Ес­ли те же са­мые де­я­ния со­вер­ши­ло юри­ди­че­ское ли­цо, на­ка­за­ни­ем бу­дет штраф.

В слу­чае со ста­тьей 199 во­ра на­ка­зы­ва­ют де­неж­ным взыс­ка­ни­ем или тю­рем­ным за­клю­че­ни­ем на срок до трех лет. Толь­ко ес­ли это не про­ис­хо­дит си­сте­ма­ти­че­ски – то­гда че­ло­ве­ка мо­гут по­са­дить на срок до пя­ти лет.

Ока­за­лось, что в по­ли­цию лю­ди ред­ко, но все же об­ра­ща­ют­ся. По со­сто­я­нию на се­ре­ди­ну ок­тяб­ря ны­неш­не­го го­да по ста­тье 149 бы­ло пять за­ре­ги­стри­ро­ван­ных пра­во­на­ру­ше­ний, три из ко­то­рых бы­ли свя­за­ны с ван­да­лиз­мом, а два с кра­жей цве­тов. По ста­тье 199 в этом го­ду за­яв­ле­ние пи­са­ли три ра­за: в двух слу­ча­ях у лю­дей бы­ли укра­де­ны лич­ные ве­щи, и в од­ном – мра­мор­ный крест.

Ес­ли что – со­об­щай­те

Ру­ко­во­ди­тель служ­бы пре­вен­ции Ля­эне-Ха­рьюс­ко­го от­де­ле­ния по­ли­ции Эрк­ко Пий­ри­мя­ги ре­ко­мен­ду­ет обра­щать­ся в по­ли­цию, ес­ли лю­ди при по­се­ще­нии клад­би­ща об­на­ру­жат кра­жу. Осо­бен­но то­гда, ко­гда бы­ли укра­де­ны ве­щи сра­зу с несколь­ких мо­гил ли­бо кра­жи ста­ли при­ни­мать си­сте­ма­ти­че­ский ха­рак­тер. За­яв­ле­ние мож­но по­дать и по ин­тер­не­ту на сай­те Де­пар­та­мен­та по­ли­ции и по­гран­охра­ны. По его сло­вам, несмот­ря на то, что в уго­лов­ном по­ряд­ке пре­сле­ду­ют­ся кра­жи, ко­гда сум­ма ущер­ба со­став­ля­ет бо­лее 200 ев­ро, так­же на­ка­зы­ва­ют­ся зло­умыш­лен­ни­ки, со­вер­ша­ю­щие кра­жи бо­лее мел­ких раз­ме­ров, но си­сте­ма­ти­че­ски.

«О кра­жах сле­ду­ет обя­за­тель­но со­об­щить так­же и фир­ме, об­слу­жи­ва­ю­щей дан­ное клад­би­ще, что­бы в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти фир­ма пред­при­ня­ла бы до­пол­ни­тель­ные ме­ры, на­при­мер, на­ча­ли бы за­кры­вать во­ро­та на ночь, поль­зо­ва­лись бы услу-

га­ми охран­ни­ка и т. п.», – ком­мен­ти­ру­ет Пий­ри­мя­ги. Он так­же на­по­ми­на­ет, что, на­хо­дясь в днев­ное вре­мя на клад­би­ще, нель­зя за­бы­вать о том, что оно яв­ля­ет­ся об­ще­ствен­ным ме­стом, и не сле­ду­ет остав­лять свои лич­ные ве­щи без при­смот­ра, ес­ли вы, на­при­мер, от­лу­ча­е­тесь за во­дой или вы­но­си­те му­сор. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся вы­ход­ных или празд­нич­ных дней, ко­гда на клад­би­щах, как пра­ви­ло, боль­ше лю­дей.

«Так же, как и в дру­гих об­ще­ствен­ных ме­стах, не сле­ду­ет остав­лять цен­ные ве­щи на ви­ду, на­при­мер, в ав­то­мо­би­лях на пар­ко­воч­ных пло­щад­ках у клад­бищ или дер­жать автомобили неза­пер­ты­ми», – до­бав­ля­ет Пий­ри­мя­ги.

Скром­нее зна­чит на­деж­нее?

Ес­ли пе­ре­про­да­жа укра­ден­ных цве­тов не ка­жет­ся очень слож­ным де­лом, то что де­лать, на­при­мер, с укра­ден­ны­ми над­гро­би­я­ми? Ведь на них же вы­се­че­ны име­на и го­ды жиз­ни лю­дей. Од­на­ко та­кое то­же во­ру­ют.

Та­а­ви Ло­огна, пред­ста­ви­тель фир­мы Kiviraidur, за­ни­ма­ю­щей­ся из­го­тов­ле­ни­ем и уста­нов­кой над­гро­бий, го­во­рит, что хо­тя мы и не ча­сто слы­шим о во­ров­стве над­гроб­ных плит и кам­ней, все же вре­мя от вре­ме­ни это про­ис­хо­дит.

В во­ров­стве ма­лень­ких над­гро­бий (на­при­мер, 25 на 40 см) осо­бен­ной ма­те­ри­аль­ной вы­го­ды он не ви­дит. По сло­вам Ло­огна, что­бы из­ме­нить на пли­те циф­ры или бук­вы, сна­ча­ла необ­хо­ди­мо от­по­ли­ро­вать всю по­верх­ность. Это точ­но вый­дет до­ро­же, чем по­куп­ка но­вой пли­ты, так как ее це­на не та­кая вы­со­кая. Вы­хо­дит, что пе­ре­про­да­вать та­кие пли­ты не вы­год­но.

Но си­ту­а­ция с над­гроб­ным кам­ня­ми, по мне­нию Та­а­ви Ло­огна, про­ти­во­по­лож­на.

«Ма­те­ри­а­лов на из­го­тов­ле­ние над­гроб­но­го кам­ня из гра­ни­та ухо­дит боль­ше, по­это­му и це­на его вы­ше», – рас­ска­зы­ва­ет он, от­ме­чая, что сто­и­мость та­ко­го кам­ня так­же за­ви­сит от ка­че­ства его от­дел­ки. На­при­мер, от­по­ли­ро­ван­ный со всех сто­рон ка­мень сто­ит до­ро­же, чем от­по­ли­ро­ван­ный толь­ко с од­ной сто­ро­ны.

Ес­ли укра­ли, на­при­мер, от­по­ли­ро­ван­ный со всех сто­рон ка­мень, то ста­рую над­пись мож­но све­сти пес­ко­струй­ным ап­па­ра­том, а на дру­гой сто­роне кам­ня вы­гра­ви­ро­вать но­вый текст. Зад­няя часть кам­ня, ко­неч­но, не бу­дет в иде­аль­ном со­сто­я­нии, но ста­ро­го тек­ста там не бу­дет. Ес­ли укра­ден­ный ка­мень от­по­ли­ро­ван толь­ко с од­ной сто­ро­ны, то мож­но све­сти от­ту­да текст и вы­бить но­вый. В лю­бом слу­чае вы­хо­дит, что из­ме­нить сво­ро­ван­ный и об­ра­бо­тан­ный ка­мень бу­дет де­шев­ле, чем ку­пить но­вый.

«Чем боль­ше ка­мень и до­ро­же ма­те­ри­ал, из ко­то­ро­го он сде­лан, и луч­ше об­ра­бот­ка, тем он вы­год­нее для во­ра», – под­во­дит итог Та­а­ви Ло­огна, до­бав­ляя, что с мо­раль­ной точ­ки зре­ния та­кие дей­ствия, ко­неч­но, недо­пу­сти­мы.

295,3 гек­та­ра пло­ща­ди за­ни­ма­ют семь сто­лич­ных клад­бищ – Мет­са­каль­ми­сту, Пяр­на­мяэ, Пи­ри­та, Си­се­лин­на, Раху­мяэ (вме­сте с ев­рей­ским клад­би­щем), Хий­уРа­ху и Лий­ва.

Фо­то: ин­на мельникова.

Во­ры ни­чеМ не брез­гуЮт: на клад­би­щах бес­со­вест­ные лю­ди за­би­ра­ют все, на­чи­ная с цве­тов и за­кан­чи­вая мра­мор­ны­ми кре­ста­ми и над­гро­би­я­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.