ДОЧКИМАТЕРИ

Ак­три­са Да­рья УРСУЛЯК: «Мой па­па — го­раз­до бо­лее неж­ный и чут­кий, чем ма­ма. Он че­ло­век сло­ва и де­ла»

MK Estonia - - ПЕРСОНА - Ма­ри­на ЗЕЛЬЦЕР.

Да­ша, у те­бя столь­ко все­го слу­чи­лось за этот се­зон…

Да уж! Ес­ли бы ров­но год на­зад, ко­гда мы вы­пус­ка­ли в «Са­ти­ри­коне» спек­такль «Че­ло­век из ре­сто­ра­на», мне бы кто-то ска­зал, что все бу­дет так, я очень уди­ви­лась бы. Хо­тя я уже то­гда бы­ла го­то­ва к ре­бен­ку. И сей­час не про­тив свер­шив­ше­го­ся фак­та. ( Сме­ет­ся.) Сча­стье ма­те­рин­ства не сра­зу при­хо­дит, и я его по­ка в пол­ной ме­ре не ощу­щаю. Это ско­рее страх и стран­ное, неве­ро­ят­ное чув­ство к ма­лень­ко­му че­ло­ве­ку.

Же­ла­ние стать ма­мой не свя­за­но в неко­то­рой сте­пе­ни с на­ли­чи­ем ма­лень­ких пле­мян­ни­ков, де­тей сест­ры Са­ши, об­ще­ни­ем с ни­ми?

Нет, я спо­кой­но от­но­си­лась к де­тям. Я не из тех, кто тря­сет­ся: «Ах, ка­кие ма­лень­кие нож­ки!», «Ка­кой чуд­ный ро­зо­вый ком-

би­не­зон­чик!»… Это свя­за­но имен­но с кон­крет­ным ре­бен­ком, кон­крет­ным че­ло­ве­ком, кон­крет­ной се­мьей. Я дол­го под­хо­ди­ла к то­му, что­бы стать ма­мой, и вот это про­изо­шло. Ко­го хо­те­ла боль­ше: маль­чи­ка или де­воч­ку?

Я со­вер­шен­но опре­де­лен­но хо­те­ла сы­на. Мне все­гда ка­за­лось, что я ма­ма маль­чи­ка. И это та­кое за­блуж­де­ние! По­то­му что я аб­со­лют­но ма­ма де­воч­ки, и мне бы­ла необ­хо­ди­ма доч­ка. А Ко­стя о ком меч­тал? (Муж Да­рьи, ак­тер Кон­стан­тин Бе­ло­шап­ка. – Прим. авт.).

Я так страст­но хо­те­ла маль­чи­ка, что у него не оста­ва­лось ва­ри­ан­тов. Но как толь­ко он узнал, что бу­дет де­воч­ка, сра­зу стал па­пой де­воч­ки. Сей­час и я не на­ра­ду­юсь, что ро­ди­лась Улья­на.

Кто при­ду­мал это до­воль­но ред­кое имя и бы­ли ли дру­гие ва­ри­ан­ты?

Мы вме­сте с Ко­стей. По по­во­ду име­ни было пол­ное еди­но­ду­шие. Оно не са­мое по­пу­ляр­ное, но и не эк­зо­ти­ка. Еще мы ду­ма­ли об Аг­лае, но ко­гда я вы­на­ши­ва­ла доч­ку, по­ня­ла, точ­нее, ощу­ти­ла, что она не Аг­лая, а Улья­на. Мне ка­жет­ся, ты чув­ству­ешь, что за че­ло­век у те­бя внут­ри. Во вре­мя бе­ре­мен­но­сти ты бы­ла очень ак­тив­на твор­че­ски…

Да, я иг­ра­ла в те­ат­ре «Са­ти­ри­кон» до вось­мо­го ме­ся­ца. И ре­пе­ти­ро­ва­ла в Те­ат­ре На­ций до де­вя­то­го.Во­об­ще не по­ни­маю, как все это слу­чи­лось, по­то­му что при­шла на ка­стинг глу­бо­ко бе­ре­мен­ной. Ду­ма­ла, все вид­но, а ока­за­лось, что ни­кто ни­че­го не за­ме­тил. Но, ко­гда ме­ня утвер­ди­ли, при­шлось со­об­щить, что я ра­да и очень хо­чу, но… ( Сме

ет­ся.) Хо­тя во­об­ще бе­ре­мен­ность от­би­ла у ме­ня вся­кие ам­би­ции и азарт, свя­зан­ный с про­фес­си­ей. Но ты же при­шла на этот ка­стинг!

Да, по­шла. По­то­му что это Те­атр На­ций, и это Гже­гож Яжи­на. Мне пред­ло­жи­ли сыг­рать ге­ро­и­ню в пье­се «Ивон­на, прин­цес­са Бур­гунд­ская». Хо­тя, при­зна­юсь, сна­ча­ла я не зна­ла, кто та­кой Гже­гож Яжи­на. Но ко­гда узна­ла, по­ня­ла, что это неве­ро­ят­но ин­те­рес­но и что, ес­ли я не схо­жу, силь­но по­жа­лею. А уже во вре­мя ка­стин­га прос­ну­лась твор­че­ская жад­ность, мне да­же ста­ло нелов­ко пе­ред ре­бен­ком, что я еще че­го-то хо­чу. И я безум­но бла­го­дар­на Гже­го­жу за то, что он так про­сто ко все­му от­нес­ся. Ска­зал, что все бу­дет хо­ро­шо, я ро­жу и вер­нусь.

В об­щем, ты бы­ла за­ня­та ин­те­рес­ным де­лом, увле­че­на, и те­бе было неко­гда вол­но­вать­ся и ду­мать о са­мо­чув­ствии, к при­ме­ру…

С од­ной сто­ро­ны, да, а с дру­гой – все рав­но было страш­но. Это в лю­бом слу­чае фи­зио­ло­ги­че­ски стран­ный мо­мент, по­то­му что ты не од­на. И еще я очень му­чи­лась, по­то­му что бы­ла огра­ни­че­на фи­зи­че­ски, так как мы начали ре­пе­ти­ро­вать уже на мо­ем позд­нем сро­ке. У Гже­го­жа очень ак­тив­ная ре­жис­су­ра, она тре­бу­ет сво­бо­ды те­ла, ая, к со­жа­ле­нию, се­бе в то вре­мя не при­над­ле­жа­ла. И эмо­ци­о­наль­но то­же при­хо­ди­лось се­бя эко­но­мить. Я по­ни­ма­ла, что это мо­жет ко­му-то ме­шать. Но осо­зна­ва­ла, что мне как ма­ме нуж­на эта ра­бо­та, а как ак­три­се мне сей­час нуж­но быть ма­мой. А что го­во­ри­ла твоя ма­ма, ко­гда ты ста­ла участ­во­вать в про­ек­те?

Ко­гда ме­ня взя­ли, и при­шлось уже силь­но бе­ре­мен­ной ре­пе­ти­ро­вать, я с ней это об­су­ди­ла. Ма­ма не го­во­ри­ла «не на­до», но у

ме­ня было ощу­ще­ние, что она бы по­сту­пи­ла по-дру­го­му. Она по­ни­ма­ла, что это важ­ное для ме­ня ре­ше­ние, и оно уже при­ня­то, хо­тя, ко­неч­но, все это свя­за­но с огром­ным ко­ли­че­ством слож­но­стей, да­же сей­час. Ма­ма неве­ро­ят­но под­дер­жи­ва­ет ме­ня и очень по­мо­га­ет в бы­ту.

Что слож­нее: ре­пе­ти­ро­вать бе­ре­мен­ной или вол­но­вать­ся, что жи­вой че­ло­ве­чек ждет до­ма? Вот это во­об­ще безум­но тя­же­ло. ( Сме

ет­ся.) Я ду­маю, что се­го­дняш­ний пе­ри­од бу­ду вспо­ми­нать как очень стран­ный и трудный. Но бу­дет что вспом­нить! ( Сме­ет­ся.) Ко­неч­но, я се­бя за­гна­ла в крайне тя­же­лую си­ту­а­цию и пси­хо­ло­ги­че­ски, и фи­зи­че­ски. И не­смот­ря на то, что те­атр идет на ка­кие-то уступ­ки, и у ме­ня есть ня­ня, я про­сто че­рез го­ло­ву пе­ре­во­ра­чи­ва­юсь, что­бы все успеть. Ты ро­жа­ла в обыч­ном род­до­ме или элит­ном?

В со­вер­шен­но обыч­ном род­до­ме ря­дом с до­мом. Я ощу­ща­ла, что все меняется в жиз­ни, было страш­но, еще и по­сле та­ко­го стрес­са. От­дох­нуть бы недель­ку-две, но при­ро­да рас­по­ря­ди­лась ина­че. Я чув­ство­ва­ла се­бя оди­но­ко, хоть ме­ня и на­ве­ща­ли. Но мне все рав­но ка­за­лось, что ни­кто не по­ни­ма­ет мас­шта­ба со­бы­тия. Ко­стя при­сут­ство­вал при ро­дах? Да. Не мо­гу ска­зать, что он сам вы­звал­ся, это как-то есте­ствен­но про­изо­шло.

К то­му мо­мен­ту, ко­гда ты уже хо­те­ла стать ма­мой, Ко­стя то­же был го­тов стать па­пой?

Мне ка­жет­ся, что я это­го за­хо­те­ла, по­то­му что он за­хо­тел. А я все­гда зна­ла, что в се­мье дол­жен быть ре­бе­нок. Ко­стя по­мо­га­ет те­бе в за­бо­тах о доч­ке?

Я ни­че­го ни­ко­му не мо­гу до­ве­рить по боль­шо­му сче­ту. Ви­ди­мо, у ме­ня есть с этим про­бле­мы: я при­вык­ла все кон­тро­ли­ро­вать. И тот уро­вень сер­ви­са, ко­то­рый я мо­гу предо­ста­вить доч­ке, как мне ка­жет­ся, не мо­жет дать ни­кто. Ко­стя – об­слу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал ( Сме­ет­ся.) Я мо­гу до­ве­рить ему по­дать под­гуз­ник, а вот до­не­сти его до ур­ны – уже нет. И поменять – то­же не до­ве­рю. Вот ку­па­ем мы Улья­ну вме­сте – это та­кой ри­ту­аль­ный про­цесс. Еще он гу­лял с ко­ляс­кой. Но сей­час я ему это уже не до­ве­ряю де­лать в оди­но­че­стве… А как же ня­ня?

Ой, это то­же ужас, ка­та­стро­фа, но си­ту­а­ция без­вы­ход­ная. Ли­бо ты на­хо­дишь че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му до­ве­ря­ешь (и я та­ко­го на­шла), ли­бо си­дишь до­ма. У ме­ня пре­крас­ная ня­ня. Она че­ло­век опыт­ный, к то­му же она жен­щи-

на. А я по­сле ро­дов к жен­щи­нам ста­ла от­но­сить­ся по-дру­го­му. Мы аб­со­лют­но уни­каль­ные со­зда­ния, с неве­ро­ят­ной жи­ву­че­стью и уме­ни­ем адап­ти­ро­вать­ся ко все­му.

Ко­стя смог по­нять это, бу­дучи на ро­дах? Из­ме­ни­лось ли его от­но­ше­ние к те­бе?

Не знаю, не уве­ре­на, что из­ме­ни­лось. Но я очень ра­да, что он был ря­дом, мне это по­мо­га­ло. Мне нра­вит­ся, что мы вме­сте встре­ча­ли доч­ку, и он был пер­вым че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го она уви­де­ла. Ко­стя ска­зал о ро­дах: «Я ду­мал, что это страш­нее». Он про­сто не по­ни­ма­ет, что это я очень тер­пе­ли­вая. ( Сме­ет­ся.) Ая в этой си­ту­а­ции осо­зна­ла, что фи­зи­че­ски го­раз­до бо­лее вы­нос­ли­вая, чем эмо­ци­о­наль­но. Все, что на­ча­лось по­том, – нер­вы, вол­не­ния, да­же с те­ми же при­вив­ка­ми, с тем, что ее тро­га­ют чу­жие лю­ди и да­вят кровь из ма­лень­ко­го паль­ца, – это для ме­ня го­раз­до слож­нее. В прин­ци­пе я пси­хо­ло­ги­че­ски не тот тип, ко­то­ро­му на­до до­ве­рять де­тей. К это­му нуж­но от­но­сить­ся про­ще, со здо­ро­вым ощу­ще­ни­ем, а у ме­ня ис­тош­ные чув­ства, ис­тош­ное внимание, ис­тош­ная лю­бовь. Ду­маю, это пе­ре­кос. Лю­ди за­во­дят вто­ро­го ре­бен­ка, тре­тье­го, а я не знаю, как быть с од­ним: это же та­кая тре­во­га! Мне уже жал­ко мою дочь, по­то­му что я пред­став­ляю, до ка­кой сте­пе­ни бу­ду вы­ни­мать ей моз­ги. И моя лич­ная жизнь пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать в огром­ной сте­пе­ни, и я са­ма в том ви­де, в ко­то­ром бы­ла до это­го. А ре­пе­ти­ции с азар­том…

Это, мо­жет быть, ме­ня как раз и со­бра­ло. Ина­че я бы со­всем рас­па­лась. Я и так по­те­ря­ла ли­цо.

Кста­ти, не­смот­ря на все труд­но­сти в ре­пе­ти­ци­он­ный пе­ри­од, один боль­шой плюс: твоя ге­ро­и­ня весь спек­такль мол­чит…

Да. ( Сме­ет­ся.) Это плюс. Все мне за­ви­ду­ют, по­то­му что я ли­ше­на та­ко­го удо­воль­ствия – учить текст. Но тем не ме­нее мне нуж­но всю гам­му чувств вы­ра­зить без слов. И я до сих пор не по­ни­маю, слож­нее это или про­ще. Но грех жа­ло­вать­ся, по­то­му что та­кая роль об­лег­чи­ла мне су­ще­ство­ва­ние.

А в жиз­ни ты хо­ро­шо по­ни­ма­ешь лю­дей без слов, по ми­ми­ке, вы­ра­же­нию ли­ца?

Я во­об­ще за эти ре­пе­ти­ции, как мне ка­жет­ся, ра­зу­чи­лась го­во­рить. И в оче­ред­ной раз по­ня­ла, на­сколь­ко я невер­баль­ный че­ло­век. Мне тя­же­ло об­суж­дать и с ре­жис­се­ром, что мы долж­ны по­ка­зать в спек­так­ле, или вот рас­ска­зы­вать сей­час про рож­де­ние ре­бен­ка, на­при­мер. А нега­тив­ные эмо­ции, гнев то­же лег­ко мо­жешь вы­ра­зить без слов?

Да! И во­об­ще, ес­ли есть воз­мож­ность не го­во­рить, я по­мол­чу. Ска­жу при край­ней необ­хо­ди­мо­сти. Ме­ня да­же Гже­гож ча­сто спра­ши­ва­ет: «По­че­му ты мол­чишь? Ска­жи хоть что-ни­будь. Что ты ду­ма­ешь про эту сце­ну?», а я по­ни­маю, что про­сто не мо­гу объ­яс­нить, хо­тя и раз­мыш­ляю об этом. Го­во­рят, что жен­щи­ны лю­бят уша­ми. А те­бе это нуж­но?

Не знаю. Но по­сколь­ку я от­тал­ки­ва­юсь от кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, то мне во­об­ще бес­смыс­лен­но ожи­дать ка­ких-то слов. Ко­стя очень сдер­жан­ный, его не рас­кру­тишь на лю­бов­ные призна­ния, по­это­му я на­учи­лась ра­до­вать­ся дру­гим ве­щам. Опять же невер­баль­ным. Я оце­ни­ваю, что он де­ла­ет для ме­ня, а не то, что он го­во­рит. Ведь так мно­го лю­дей де­мон­стри­ру­ют как раз об­рат­ное…

Бы­ва­ет, уме­ют и то и дру­гое. На­при­мер, твой па­па (сужу по сво­им от­но­ше­ни­ям и по то­му, что ви­де­ла на съем­ках) мо­жет ска­зать нуж­ные сло­ва и, бе­з­услов­но, удив­ля­ет доб­ры­ми че­ло­ве­че­ски­ми по­ступ­ка­ми…

Да, па­па уме­ет под­дер­жать и сло­ва­ми. Я не мо­гу ска­зать, что он раз­ли­ва­ет­ся со­ло­вьем, – он ска­жет ма­ло, но точ­но и имен­но то, что нуж­но. Он че­ло­век сло­ва и де­ла. Это уди­ви­тель­ное со­че­та­ние. А ка­кой па­па зри­тель и кри­тик?

Го­раз­до бо­лее неж­ный и чут­кий, чем ма­ма. Она по­рой мо­жет ска­зать обид­ные, непри­ят­ные ве­щи. Ма­ма очень жест­кая в этом смыс­ле, и сест­ра Са­ша то­же. Но это хо­ро­шо. Хо­тя, ко­неч­но, моя пер­вая эмо­ция – по­слать их по­даль­ше. ( Сме­ет­ся.) Но в прин­ци­пе я к ним при­слу­ши­ва­юсь, по­то­му что это лю­ди та­ко­го та­лан­та и про­фес­си­о­на­лиз­ма, что хо­чешь не хо­чешь – на­до поль­зо­вать­ся тем, что у те­бя та­кая се­мья.

Сей­час, став ма­мой, ты чув­ству­ешь, что по­вто­ря­ешь мо­дель от­но­ше­ний ро­ди­те­лей?

Да. Ко­гда у ме­ня по­явил­ся ре­бе­нок, я по­ня­ла, что ма­ма ме­ня очень силь­но лю­бит и все для ме­ня сде­ла­ет. Рань­ше я так не ду­ма­ла, а те­перь точ­но знаю, что ес­ли на­до бу­дет – она в ле­пеш­ку разо­бьет­ся ра­ди ме­ня. Это так устро­е­но, так ра­бо­та­ет эта связь. И я, ока­зы­ва­ет­ся, та­кая же су­ма­сшед­шая, как мои ро­ди­те­ли. Мне ка­жет­ся, ма­ма зна­ет ме­ня луч­ше и боль­ше, по­то­му что она над этим ра­бо­та­ет ( улы­ба­ет­ся) и очень мно­го сил на ме­ня по­тра­ти­ла. Она все­гда участ­во­ва­ла и участ­ву­ет в мо­ей жиз­ни. То есть она долж­на быть в кур­се все­го. Па­па то­же очень лю­бит быть в кур­се, но обыч­но де­ла­ет это

че­рез ма­му. Я это­му удив­ля­лась, а сей­час по­ни­маю, что под­со­зна­тель­но вы­стра­и­ваю свои от­но­ше­ния по об­ра­зу и по­до­бию на­ших се­мей­ных.

А что ты осо­бен­но лю­бишь в ро­ди­те­лях и че­му в хо­ро­шем смыс­ле удив­ля­ешь­ся?

Ма­ма – «со­всем дру­гое де­ре­во», чем я, по­это­му тут я все­му удив­ля­юсь. Я люб­лю в ней снис­хо­ди­тель­ность и тер­пи­мость к лю­дям. Она ве­ли­ко­душ­ный че­ло­век, это очень хо­ро­шее ка­че­ство. Его невоз­мож­но ими­ти­ро­вать. Люб­лю жен­ствен­ность в ней и то, что она так гар­мо­нич­на, – мне это ни­ко­гда не све­тит. А в па­пе це­ню на­деж­ность и от­вет­ствен­ность. Я не знаю ни од­но­го муж­чи­ны, уж тем бо­лее в этой про­фес­сии, ко­то­рый бы до та­кой сте­пе­ни «от­ве­чал за ба­зар»: свои сло­ва, свой вы­бор, свое ви­де­ние. Это на­сто­я­щая муж­ская по­зи­ция. И па­па очень доб­рый, хо­тя и мо­жет быть рез­ким. Он ме­ня на съем­ках страш­но го­нял, об­щал­ся со мной ужас­но, ни ра­зу не было вот это­го: «Де­воч­ка моя…» ( Сме­ет­ся.) Но то, что он для ме­ня сде­лал, до­ро­го­го сто­ит. Во­об­ще они оба у ме­ня хо­ро­шие лю­ди, мне так ка­жет­ся. ( Улы­ба­ет­ся.)

Ты рез­ко из­ме­ни­ла судь­бу, бро­сив на чет­вер­том кур­се фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет и по­сту­пив в Щу­кин­ское учи­ли­ще, да еще и по­па­ла на нуж­ный курс – встре­ти­ла там Ко­стю… На­вер­ное. По­жи­вем – уви­дим, на­сколь­ко удач­но. ( Улы­ба­ет­ся.) Это лю­бовь с пер­во­го взгля­да или вна­ча­ле бы­ла друж­ба?

Я и не пом­ню. Ко­стя на­чал уха­жи­вать – в ка­кой-то мо­мент у ме­ня внут­ри что-то щелк­ну­ло, и я при­ня­ла его уха­жи­ва­ния. И как он до­би­вал­ся те­бя, ка­кие методы обо­льще­ния при­ме­нял?

Ему было сем­на­дцать лет – ка­кие методы обо­льще­ния он знал? Он уха­жи­вал, хо­дил кру­га­ми, а я не за­ме­ча­ла: мне хо­те­лось учить­ся, ра­бо­тать. Ме­ня не ин­те­ре­со­ва­ло что-то дру­гое. Од­на­ж­ды моя од­но­курс­ни­ца по­вре­ди­ла но­гу на сценд­ви­же­нии, и это было до­воль­но страш­но и рез­ко. Я по­еха­ла с ней в боль­ни­цу, и Ко­стя – един­ствен­ный, кто спро­сил, где она и как, а по­том то­же при­мчал­ся. Ко­неч­но, я по­ни­ма­ла, что его по­сту­пок свя­зан и со мной, но ви­де­ла, что было и ис­крен­нее же­ла­ние по­мочь дру­го­му че­ло­ве­ку, под­дер­жать. Для ме­ня это ста­ло по­во­рот­ным мо­мен­том в на­ших от­но­ше­ни­ях.

По­сле окон­ча­ния «Щу­ки» ты вы­бра­ла «Са­ти­ри­кон», не бо­ясь то­го, что там ра­бо­та­ет ма­ма…

К то­му мо­мен­ту, ко­гда на­до было вы­би­рать те­атр, все эти «ма­ма, па­па» я уже пе­ре­жи­ла. Ли­бо ты все вре­мя об этом ду­ма­ешь, ли­бо де­ла­ешь де­ло. То, что мне пред­ла­гал Кон­стан­тин Ар­ка­дье­вич, и то, как он пред­ла­гал, по су­ти, ре­ши­ло все. Я вы­рос­ла в «Са­ти­ри­коне», знаю в нем каж­дый угол. И, кста­ти, в от­ли­чие от мамы, не пом­ня­щей ни од­но­го сло­ва из то­го, что она иг­ра­ла ко­гда-то, знаю на­изусть все ее ро­ли. Мо­гу да­же пи­сать ле­то­пи­си спек­так­лей те­ат­ра «Са­ти­ри­кон» с то­го мо­мен­та, как на­ча­ла со­об­ра­жать. ( Улы­ба­ет­ся.)

Да­ша, по­че­му сна­ча­ла ты по­сту­пи­ла на фи­ло­ло­ги­че­ский и дол­го учи­лась там, ес­ли внут­ри все-та­ки си­де­ло ак­тер­ское?

Сна­ча­ла все во­круг хо­те­ли, что­бы я бы­ла жур­на­ли­стом, по­том я ре­ши­ла, что ста­ну фи­ло­ло­гом. А на эта­пе, ко­гда на­до было вы­би­рать вуз, я по­па­ла в круг при­ят­ных, на­чи­тан­ных и ум­ных гу­ма­ни­та­ри­ев. И как че­ло­век, ак­тив­но за­ра­жа­ю­щий­ся и влюб­ля­ю­щий­ся, я оча­ро­ва­лась ими, и весь мой тем­пе­ра­мент по­шел ту­да. Я рос­ла ком­нат­ным рас­те­ни­ем, бы­ла чи­стым и вме­ня­е­мым че­ло­ве­ком

и ни­ка­ких хло­пот ро­ди­те­лям не до­став­ля­ла. И я ре­ши­ла по­сту­пать ту­да, где было мно­го мо­их дру­зей и, как мне то­гда ка­за­лось, от­кры­ва­лись для ме­ня хо­ро­шие­пер­спек­ти­вы. Я раз­ви­ва­лась, пы­та­лась ра­бо­тать, а в два­дцать лет у ме­ня по­яви­лась воз­мож­ность взгля­нуть на то, что про­ис­хо­дит во­круг, и ре­шить: смо­гу ли я этим за­ни­мать­ся веч­но? Про­ана­ли­зи­ро­вать, по­че­му я не чув­ствую се­бя счаст­ли­вой, и мне все вре­мя че­го-то не хва­та­ет. Я по­ду­ма­ла: вдруг я ошиб­лась с про­фес­си­ей? И как-то до­воль­но быст­ро разо­бра­лась, что к че­му.

Те­бя не рас­стра­и­ва­ет, что по­сле гром­кой пре­мье­ры «Ти­хо­го До­на» ты не ста­ла ак­тив­но сни­мать­ся?

С этой кар­ти­ной из­ме­ни­лось все, ме­ня ста­ли вы­ше це­нить как ак­три­су. Ра­бо­та там да­ла ощу­ще­ние, что все за­ме­ча­тель­но. Но я не жда­ла от «Ти­хо­го До­на», что сей­час ме­ня за­ва­лят пред­ло­же­ни­я­ми. Как нет для ме­ня ма­те­ри­а­ла и при­ме­не­ния, так его и нет. ( Сме­ет

ся.) Но мои ам­би­ции и ин­те­ре­сы сей­час ле­жат со­вер­шен­но в дру­гой сфе­ре. По­сле «Ти­хо­го До­на» я хо­ди­ла по ка­ким-то ка­стин­гам и про­бам, но вез­де го­во­ри­ла, что в по­ло­же­нии. А в пе­ри­од съе­мок еще по­ра­бо­та­ла у Ве­ры Сто­ро­же­вой в «До­ме со все­ми неудоб­ства­ми». Сей­час фильм ез­дит по фе­сти­ва­лям, пре­мье­ра бы­ла на «Ки­но­тав­ре». Кста­ти, я там иг­ра­ла бе­ре­мен­ную. На­про­ро­чи­ла! Да! ( Сме­ет­ся.) А даль­ше я уже ни­ку­да не хо­ди­ла на про­бы, хо­тя и бы­ли смель­ча­ки, ко­то­рые ме­ня при­гла­ша­ли на позд­них сро­ках.

Твоя ма­ма вы­шла за­муж за ар­ти­ста, и в се­мье дол­го не было ма­те­ри­аль­ной ста­биль­но­сти. Но она все рав­но под­дер­жи­ва­ла па­пу. Ты та­кая же?

Да, ста­биль­но­сти у нас нет, хо­тя Ко­стя – ар­тист пре­крас­ный. Про­сто хо­ро­шая у нас я. ( Сме­ет­ся.). И сей­час он сни­ма­ет­ся, ско­ро вый­дет кар­ти­на. Пусть за­ни­ма­ет­ся чем хо­чет, я толь­ко ра­да бу­ду. В на­шей про­фес­сии се­год­ня ты до­быт­чик, а зав­тра – без­ра­бот­ный. Рас­счи­ты­вать на то, что все­гда все бу­дет в шо­ко­ла­де, глу­по. По­это­му нуж­но друг дру­га под­дер­жи­вать, и все.

С ДАРЬЕЙ УРСУЛЯК ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ ПОЗНАКОМИЛСЯ ПРО­ШЛОЙ ОСЕ­НЬЮ: ОНА СЫ

ГРАЛА В «ТИ­ХОМ ДОНЕ» СЕР­ГЕЯ УРСУЛЯКА. Кста­ти, ре­жис­сер не со­би­рал­ся сни­мать дочь, но… в са­мый по­след­ний мо­мент при­шлось сроч­но ис­кать ак­три­су на роль На­та­льи. Про­шлый се­зон стал для на­шей ге­ро­и­ни пло­до­твор­ным во всех смыс­лах: вы­ход на экран «Ти­хо­го До­на», пре­мье­ра в «Са­ти­ри­коне», ра­бо­та с Те­ат­ром На­ций – и, на­ко­нец, два ме­ся­ца на­зад она ста­ла ма­мой! В се­мье ро­ди­лась дочь Улья­на.

С Кон­стан­ти­ном Рай­ки­ным в спек­так­ле «Че­ло­век из ре­сто­ра­на» на сцене те­ат­ра «Са­ти­ри­кон».

С му­жем Да­ша по­зна­ко­ми­лась, еще бу­дучи сту­дент­кой те­ат­раль­но­го вуза.

В «Ти­хом Доне» Да­ше до­ста­лась яр­кая роль На­та­льи.

Ро­ди­те­ли – Сер­гей Урсуляк и Ли­ка Ни­фон­то­ва.

Рань­ше па­ра пред­по­чи­та­ла ак­тив­ный от­дых.

С до­че­рью Улья­ной и му­жем, ак­те­ром Кон­стан­ти­ном Бе­ло­шап­кой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.