ПСИ­ХО­ЛО­ГА ДМИТ­РИЯ ЛИСТОПАДА

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ -

Это во­прос иден­тич­но­сти. Есть три ее ис­точ­ни­ка. Один – био­ло­ги­че­ский. На­бор хро­мо­сом от­ли­ча­ет муж­ское от жен­ско­го. Но тут не все так од­но­знач­но. Есть неко­то­рые ви­ды ры­бок, ко­то­рые при опре­де­лен­ных усло­ви­ях ме­ня­ют пол. Есть ви­ды, ко­то­рые ино­гда ве­дут се­бя как сам­ки, а ино­гда как сам­цы.

Вто­рая со­став­ля­ю­щая иден­тич­но­сти – это то, что в со­вре­мен­ной на­у­ке на­зы­ва­ет­ся сло­вом «ген­дер», то, что по­ни­ма­ет­ся в со­ци­у­ме. Есть бо­лее мас­ку­лин­ные куль­ту­ры и те, где до­ми­ни­ру­ют жен­щи­ны. Ис­то­рии из­вест­ны пле­ме­на, где жен­щи­ны су­ро­вые, гла­вен­ству­ю­щие, а муж­чи­ны укра­ша­ют се­бя и не яв­ля­ют­ся до­быт­чи­ка­ми. И да­же в рам­ках мо­де­лей есть раз­ли­чия. На­при­мер, тра­ди­ци­он­но счи­та­ет­ся, что пи­щу го­то­вит жен­щи­на. Но ес­ли мы возь­мем са­мые мас­ку­лин­ные куль­ту­ры, на­при­мер, Кав­каз: кто го­то­вит шаш­лык? А кто го­то­вит плов в Сред­ней Азии?

Са­мая слож­ная со­став­ля­ю­щая иден­тич­но­сти – это мир на­ших пред­став­ле­ний о том, что это та­кое. Как я по­ни­маю, как я чув­ствую, что та­кое быть муж­чи­ной или жен­щи­ной. На фор­ми­ро­ва­ние этих пред­став­ле­ний вли­я­ет по­ве­де­ние мамы с па­пой.

На са­мых ран­них ста­ди­ях раз­ви­тия ре­бен­ка, ко­гда его иден­тич­ность толь­ко на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся, все мы, мож­но ска­зать, де­воч­ки, по­то­му что мла­де­нец иден­ти­фи­ци­ру­ет се­бя с ма­те­рью. Че­рез ма­му он чув­ству­ет се­бя.

Сле­ду­ю­щий этап – ко­гда па­па по­яв­ля­ет­ся как фи­гу­ра. По­сколь­ку пер­со­наж очень зна­чи­мый, важ­но иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся и с ним. Маль­чи­ку сде­лать это про­ще, в том чис­ле и по ана­то­ми­че­ским при­зна­кам, но де­воч­ка то­же хо­чет иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся с от­цом, по­то­му что это что­то дру­гое. Счи­та­ет­ся, что здесь су­ще­ству­ет слож­ный мо­мент да­же для маль­чи­ка. Отец вы­сту­па­ет и в ка­че­стве некой при­вле­ка­тель­ной фи­гу­ры, и в то же вре­мя в ка­че­стве устра­ша­ю­щей. Это слож­ный про­цесс, но в ито­ге маль­чик ре­ша­ет, что он маль­чик. А де­воч­ке «при­хо­дит­ся» сно­ва иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся с ма­мой. И в этом смыс­ле у де­воч­ки бо­лее слож­ная ра­бо­та. Речь идет о неосо­зна­ва­е­мых про­цес­сах.

С пси­хо­ана­ли­ти­че­ской точ­ки зре­ния, имен­но в этих мо­мен­тах на­пря­же­ния и про­ис­хо­дит то, что при­во­дит к иде­ям о смене по­ла. По ка­кой-то при­чине де­воч­ка не смог­ла иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся сно­ва с ма­те­рью, роль от­ца ста­ла бо­лее при­вле­ка­тель­ной. Это мо­жет при­ве­сти к опре­де­лен­ной го­мо­сек­су­аль­ной уста­нов­ке, но не обя­за­тель­но при­во­дит к то­му, что че­ло­век за­хо­чет сме­нить пол. А мо­жет и при­ве­сти к мыс­ли о том, что в этом те­ле на­хо­дить­ся невы­но­си­мо. С маль­чи­ком мо­жет про­изой­ти то же са­мое.

Но эта иден­тич­ность не обя­за­тель­но при­во­дит к из­ме­не­нию по­ло­во­го или сек­су­аль­но­го по­ве­де­ния. Есть жен­щи­ны, про ко­то­рых го­во­рят «бри­га­дир в юб­ке», ко­то­рые ве­дут се­бя как муж­чи­ны в со­ци­аль­ном смыс­ле, но оста­ют­ся жен­щи­на­ми. Так­же и у муж­чи­ны мо­гут быть де­ти, же­на, но при этом он име­ет сла­бую по­зи­цию.

Же­ла­ние сме­нить пол вы­те­ка­ет не толь­ко из во­про­са иден­тич­но­сти, но еще и из во­про­са при­ем­ле­мо­сти идеи транс­фор­ма­ции. У нас мно­го лю­дей с та­ту­и­ров­ка­ми, пир­син­га­ми, за­ме­нен­ны­ми су­ста­ва­ми. Идея, что мож­но все ме­нять, она то­же да­ет тол­чок.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.