PA3ВОД ПО OБOЮДHОМУ COГЛACИЮ

Минск не ста­нет по­вто­рять укра­ин­ских оши­бок

MK Estonia - - SOSЕДИ -

НА­КА­НУНЕ ЗИМЫ ВО­ПРО­СЫ ПО­СТА­ВОК СЫ­РЬЯ ВСЕ­ГДА ОБОСТРЯЮТ ОТ­НО­ШЕ­НИЯ РОС­СИИ С БЕЛОРУССКИМИ СО­СЕ­ДЯ­МИ ДО ПРЕ­ДЕ­ЛА. И Бать­ка, недо­воль­ный скид­ка­ми на газ, гро­зит уй­ти на За­пад. В то же вре­мя на ми­нув­шем за­се­да­нии Ге­нассам­блеи ООН, где об­суж­дал­ся крым­ский во­прос, имен­но Бе­ло­рус­сия пы­та­лась всту­пить­ся за Рос­сию. Так кто же мы — бра­тья-со­юз­ни­ки или бра­тья-оп­по­нен­ты? Один из ли­де­ров бе­ло­рус­ской оп­по­зи­ции, гла­ва ком­па­нии «Го­во­ри прав­ду» Ан­дрей ДМИТ­РИ­ЕВ рас­ска­зал, по­че­му в по­след­нее вре­мя меж­ду Моск­вой и Мин­ском воз­ни­ка­ет все боль­ше раз­но­гла­сий. По мне­нию политика, не­смот­ря на то, что в 2010 го­ду президент Бе­ло­рус­сии Алек­сандр Лу­ка­шен­ко от­пра­вил его в тюрь­му за уча­стие в ак­ции про­те­ста, Бать­ка все же ве­дет стра­ну пра­виль­ным кур­сом.

— Скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что Рос­сия и Бе­ло­рус­сия по вза­им­но­му со­гла­сию от­да­ля­ют­ся друг от дру­га. В част­но­сти, Москва дуб­ли­ру­ет мин­ские пред­при­я­тия, не при­рав­ни­ва­ет бе­ло­рус­ские то­ва­ры к оте­че­ствен­ным, пе­ри­о­ди­че­ски во­об­ще за­кры­ва­ет для них ры­нок и так да­лее. Воз­мож­но, это де­ла­ет­ся для то­го, что­бы по­мочь раз­вить­ся рос­сий­ским ком­па­ни­ям, но ведь у нас Со­юз­ное го­су­дар­ство. Да и евразий­ская ин­те­гра­ция до сих пор остается лишь кра­си­вым сло­вом. В ее рам­ках нет ни од­но­го дей­ствен­но­го на­уч­но­го, куль­тур­но­го или де­ло­во­го про­ек­та. А по­след­няя вой­на за цены на энер­го­но­си­те­ли по­ка­за­ла, что и здесь ни­че­го не из­ме­ни­лось. Из Мин­ска во­об­ще ка­жет­ся, что есть толь­ко од­на сфе­ра со­труд­ни­че­ства, в ко­то­рой Рос­сия за­ин­те­ре­со­ва­на, — это во­ен­но-про­мыш­лен­ный ком­плекс.

При этом бе­ло­рус­ские вла­сти все боль­ше не на сло­вах, а на де­ле пы­та­ют­ся ба­лан­си­ро­вать меж­ду Во­сто­ком и За­па­дом. Ре­жим пы­та­ет­ся ид­ти пусть на незна­чи­тель­ные, но все же уступ­ки, ко­то­рые мо­гут быть за­чте­ны ему Брюс­се­лем и Ва­шинг­то­ном, что­бы раз­мо­ро­зить от­но­ше­ния и про­дол­жить вза­им­ное со­труд­ни­че­ство.

Рос­сия зря не учи­ты­ва­ет про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие внут­ри Бе­ло­рус­сии, как буд­то счи­та­ет, что Мин­ску по умол­ча­нию неку­да деть­ся.

— По­сле вы­бо­ров в Бе­ло­рус­сии мно­гие ду­ма­ли, что и в рос­сий­ский пар­ла­мент смо­гут прой­ти «Яб­ло­ко» и ка­кие-ни­будь дру­гие ли­бе­ра­лы. Как ду­ма­е­те, по­че­му не вы­шло?

— В Бе­ло­рус­сии как раз ду­ма­ли, что ни­кто не прой­дет. На­вер­но, мы бо­лее адек­ват­но вос­при­ни­ма­ем по­ли­ти­че­скую си­сте­му, ко­то­рая у нас су­ще­ству­ет уже 20 лет. За это вре­мя мы на­учи­лись со­от­но­сить свои си­лы с воз­мож­но­стя­ми ре­жи­ма и не ждать чу­дес. Во­прос не в том, как ты сде­ла­ешь ре­во­лю­цию, а в том, как не до­пу­стить еще боль­ше­го за­кру­чи­ва­ния га­ек. Со­вре­мен­ная дис­кус­сия внут­ри рос­сий­ской оп­по­зи­ции сло­во в сло­во по­вто­ря­ет те об­суж­де­ния, ко­то­рые че­ты­ре го­да на­зад шли внут­ри бе­ло­рус­ских несо­глас­ных. Те­перь же бе­ло­ру­сы по­сте­пен­но осво­бож­да­ют­ся от ил­лю­зии воз­мож­но­стей и ил­лю­зии бес­си­лия.

Сто­рон­ни­ки пер­вой счи­та­ют, что до­ста­точ­но оп­по­зи­ции объ­еди­нить­ся, и ре­жим па­дет. Бе­ло­рус­ская прак­ти­ка по­ка­за­ла, что это неправ­да. Да­же объ­еди­нив уси­лия, се­год­ня невоз­мож­но по­бе­дить си­сте­му. По­это­му объ­еди­нять­ся нуж­но не в ка­кую-то еди­ную струк­ту­ру, а ра­ди до­сти­же­ния кон­крет­ных це­лей. На­при­мер, ес­ли вы хо­ти­те по­мочь раз­ви­тию ма­ло­го и сред­не­го пред­при­ни­ма­тель­ства, ра­бо­тай­те над этим, а не го­во­ри­те, что нуж­но сва­лить ре­жим. На­про­тив, не нуж­но бо­ять­ся или стес­нять­ся ис­поль­зо­вать в сво­их це­лях те воз­мож­но­сти, ко­то­рые воль­но или неволь­но предо­став­ля­ют са­ми вла­сти. Эко­но­ми­че­ский кри­зис вы­нуж­да­ет ру­ко­вод­ство стра­ны хо­тя бы немнож­ко про­во­дить ли­бе­раль­ные ре­фор­мы. Здесь ин­те­ре­сы ча­сти пра­вя­щей эли­ты и оп­по­зи­ции сов­па­да­ют. Для по­бе­ды нам нуж­но, как в ай­ки­до, ста­рать­ся ис­поль­зо­вать си­лу про­тив­ни­ка, так как сво­ей соб­ствен­ной на­вер­ня­ка не хва­тит.

И здесь мы пе­ре­хо­дим к ил­лю­зии бес­си­лия, ко­то­рая гла­сит: «Что бы вы ни де­ла­ли, у вас все рав­но ни­че­го по­лу­чит­ся». По это­му по­во­ду есть хо­ро­ший экс­пе­ри­мент про вы­учен­ную бес­по­мощ­ность. Двух со­бак за­кры­ли в двух раз­ных ком­на­тах. В обо­их по­ме­ще­ни­ях пе­ри­о­ди­че­ски бил ток, но в пер­вом слу­чае бы­ла кноп­ка, ко­то­рая мог­ла от­клю­чить элек­три­че­ство, а во вто­ром — нет. Од­на со­ба­ка быст­ро до­га­да­лась о пред­на­зна­че­нии кноп­ки и ста­ла жать на нее, а дру­гая бес­по­мощ­но лег­ла на пол и ску­ли­ла. Ко­гда же со­бак по­ме­ня­ли, пер­вая но­си­лась по ком­на­те в по­ис­ках вы­клю­ча­те­ля, а вто­рая по при­выч­ке не ста­ла ис­кать вы­ход и про­сто за­би­лась в угол. Это и на­зы­ва­ет­ся вы­учен­ная бес­по­мощ­ность, ко­то­рую пы­та­ют­ся на­вя­зать нам вла­сти.

От этой ил­лю­зии очень лег­ко из­ба­вить­ся, про­сто нуж­но по­ни­зить план­ку тре­бо­ва­ний к се­бе и об­ще­ству. Ни­ко­гда Лу­ка­шен­ко доб­ро­воль­но не от­ка­жет­ся от вла­сти, и все бе­ло­ру­сы ни­ко­гда не объ­еди­нят­ся про­тив него. Мы долж­ны до­би­вать­ся ре­аль­ных це­лей: лоб­би­ро­вать по­слаб­ле­ния для ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, пре­фе­рен­ции для бе­ло­рус­ской куль­ту­ры и так да­лее.

— И вме­сте с тем Лу­ка­шен­ко вы­тя­ги­ва­ет Бе­ло­рус­сию из сфе­ры вли­я­ния Рос­сии?

— Мне ка­жет­ся, что Лу­ка­шен­ко и его окру­же­ние, мо­жет быть, ин­ту­и­тив­но пы­та­ют­ся под­го­то­вить стра­ну к то­му мо­мен­ту, ко­гда Рос­сия не толь­ко не смо­жет до­го­во­рить­ся с Мин­ском о цене на газ и нефть, а нач­нет их очень силь­но по­вы­шать. А до­ступ бе­ло­рус­ских то­ва­ров на рос­сий­ский ры­нок бу­дет огра­ни­чи­вать­ся си­стем­но, а не спо­ра­ди­че­ски. До 2011 го­да эко­но­ми­че­ская мо­дель Бе­ло­рус­сии стро­и­лась на ак­сио­ме, ко­то­рая гла­си­ла, что Москва все­гда по­мо­жет в до­ста­точ­ном объ­е­ме. У нас бы­ла на­деж­да, что преж­ние вза­и­мо­от­но­ше­ния вер­нут­ся по­сле то­го, как Бе­ло­рус­сия оку­нет­ся в евразий­скую ин­те­гра­цию, но и она не по­мог­ла. Мы уже не бра­тья, но по­ка еще не парт­не­ры. По­это­му оба го­су­дар­ства на­чи­на­ют предъ­яв­лять друг к дру­гу за­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния и по­до­зре­вать в об­мане. И вот в этой си­ту­а­ции Лу­ка­шен­ко пы­та­ет­ся вы­яс­нить, воз­мож­на ли аль­тер­на­тив­ная га­ран­тия эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти в Бе­ло­рус­сии.

— Как ду­ма­е­те, чем за­кон­чит­ся этот его ма­невр? Мо­жет ли это при­ве­сти к то­му, что Бе­ло­рус­сия пе­ре­ста­нет быть ча­стью «рус­ско­го ми­ра» и вой­дет в мир ев­ро­пей­ский?

— Я ду­маю, что бе­ло­ру­сы в це­лом и Лу­ка­шен­ко в част­но­сти пы­та­ют­ся най­ти свой путь. Мы пы­та­ем­ся из­бе­жать вы­бо­ра, ко­то­рый ни­кто не хо­чет де­лать. В Бе­ло­рус­сии есть те, кто хо­чет ви­деть свою стра­ну в НАТО и Ев­ро­со­ю­зе, и те, кто не мыс­лит се­бя без Рос­сии. Но по­сле укра­ин­ских со­бы­тий для всех ста­ло оче­вид­ным, что лю­бой вы­бор бу­дет невы­год­ным для на­шей стра­ны. По­это­му в Бе­ло­рус­сии уве­ли­чи­ва­ет­ся до­ля лю­дей, ко­то­рые счи­та­ют, что у Мин­ска есть пра­во на фор­ми­ро­ва­ние так на­зы­ва­е­мо­го функ­ци­о­наль­но­го ней­тра­ли­те­та, свои эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы в от­но­ше­ни­ях с Ев­ро­со­ю­зом и Рос­си­ей и так да­лее. Ес­ли ни­что и ни­кто не вме­ша­ет­ся, то в кон­це кон­цов у Бе­ло­рус­сии по­лу­чит­ся до­бить­ся все­го это­го.

Для Рос­сии это бу­дет от­лич­ной воз­мож­но­стью по­лу­чить в ли­це Мин­ска, с од­ной сто­ро­ны, добровольного, а не вы­нуж­ден­но­го со­юз­ни­ка, а с дру­гой — сни­зить эко­но­ми­че­ские из­держ­ки на его со­дер­жа­ние.

— Хо­тя бы у од­ной быв­шей со­вет­ской рес­пуб­ли­ки это по­лу­чи­лось или кто-то мо­жет прий­ти к это­му в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве?

— Украина мог­ла бы стать та­ким при­ме­ром, ес­ли бы Вик­тор Яну­ко­вич не до­вел стра­ну до су­ма­сше­ствия. Ее гео­гра­фи­че­ское рас­по­ло­же­ние со­зда­ва­ло бла­го­дат­ные усло­вия для сре­дин­но­го пу­ти раз­ви­тия. Бе­ло­рус­сия и Украина не мо­гут иг­но­ри­ро­вать НАТО, по­то­му что мы с ним гра­ни­чим. При этом у нас под­рас­та­ет по­ко­ле­ние, для ко­то­рых сто­ли­ца­ми ро­дин все­гда бы­ли Минск и Ки­ев, а не Москва. Для бе­ло­ру­сов по­ехать на выходные в Виль­нюс или в Вар­ша­ву — со­вер­шен­но нор­маль­но. У мно­гих есть дру­зья од­но­вре­мен­но и в Рос­сии, и в Ев­ро­со­ю­зе. Но не сле­ду­ет ду­мать, что это ка­ким-то об­ра­зом угро­жа­ет Москве, как неред­ко пы­та­ют­ся пред­ста­вить опре­де­лен­ные кру­ги в пра­вя­щей эли­те ва­шей стра­ны.

На­при­мер, есть мнение, что ес­ли се­год­ня бе­ло­ру­сы вспом­ни­ли про Ве­ли­кое кня­же­ство Ли­тов­ское, ко­то­рое во­е­ва­ло с Рос­си­ей, зна­чит, зав­тра они то­же ста­нут вра­га­ми рос­си­ян. На­обо­рот, в на­шем дви­же­нии «Го­во­ри прав­ду» мно­го мо­ло­де­жи, ко­то­рая с огром­ным ин­те­ре­сом от­кры­ва­ет для се­бя ис­то­рию сред­не­ве­ко­вой Бе­ло­рус­сии и но­во­го вре­ме­ни, где от­но­ше­ния с Рос­си­ей бы­ли очень раз­ны­ми, но для них это ни­как не пе­ре­но­сит­ся на со­вре­мен­ность. Чем боль­ше бе­ло­ру­сы бу­дут бе­ло­ру­са­ми, тем бо­лее осмыс­лен­ны­ми бу­дут их от­но­ше­ния с со­сед­ни­ми го­су­дар­ства­ми.

— То есть бу­дет хо­ро­шо, ес­ли в ито­ге Бе­ло­рус­сия пре­вра­тит­ся в некий ана­лог Швей­ца­рии?

— Ско­рее Фин­лян­дии, так как Швей­ца­рия не гра­ни­чит с Рос­си­ей и не име­ет на се­бе ее вли­я­ния. В то же вре­мя на глав­ной пло­ща­ди Хель­син­ки сто­ит па­мят­ник Алек­сан­дру II, на­по­ми­на­ю­щий о том, что ко­гда-то стра­на бы­ла ча­стью Рос­сий­ской им­пе­рии. Мы не мо­жем го­во­рить, что ко­гда-ни­будь от­го­ро­дим­ся от Рос­сии за­бо­ром или сте­ной, так как нам са­мим это бу­дет невы­год­но. Но Рос­сия долж­на по­ни­мать, что у нас есть своя куль­ту­ра, ко­то­рая ни­ко­му не угро­жа­ет.

— До­пу­стим. То­гда по­лу­ча­ет­ся, что Лу­ка­шен­ко иг­ра­ет по­ло­жи­тель­ную роль в жиз­ни со­вре­мен­ной Бе­ло­рус­сии? Ведь, по су­ти, он ве­дет стра­ну имен­но этим кур­сом.

— Он яв­ля­ет­ся пре­зи­ден­том су­ве­рен­ной Бе­ло­рус­сии, а не субъ­ек­та Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции или ка­ко­го-то дру­го­го го­су­дар­ства. По­это­му он в первую оче­редь за­бо­тит­ся о сво­ей стране и сво­ем на­ро­де. И лю­бой че­ло­век на его ме­сте вел бы стра­ну этим кур­сом. Ху­же или луч­ше — это от­дель­ный во­прос. К со­жа­ле­нию, Лу­ка­шен­ко на­чал это де­лать позд­но.

Ес­ли же в це­лом оце­ни­вать роль на­ше­го пре­зи­ден­та, то глав­ной его ошиб­кой остается то, что он про­дол­жа­ет да­вить лю­дей за их стрем­ле­ние к сво­бо­де. По­след­ствия это­го в первую оче­редь ска­зы­ва­ют­ся на эко­но­ми­ке стра­ны. Это некая по­пыт­ка по­стро­ить «СССР 2.0». Сей­час бе­ло­рус­ское об­ще­ство про­хо­дит урок ав­то­ри­та­риз­ма, ко­то­рый был у всех мо­ло­дых го­су­дарств. Но есть ощу­ще­ние, что этот пе­ри­од по­сте­пен­но за­кан­чи­ва­ет­ся и бе­ло­ру­сы при­хо­дят к по­ни­ма­нию то­го, что ес­ли они не бу­дут участ­во­вать в при­ня­тии важ­ных для них ре­ше­ний, ни­че­го хо­ро­ше­го они не до­ждут­ся.

— Пред­ставь­те, что вы при­шли к вла­сти. И в Рос­сии, мо­жет быть, чуть рань­ше или чуть поз­же, у вла­сти так­же ока­зы­ва­ют­ся близ­кие к вам по­ли­ти­че­ские си­лы. В этом слу­чае вы все рав­но бу­де­те на­ста­и­вать на осо­бом пу­ти Бе­ло­рус­сии или тут вы­яс­нит­ся, что с Рос­си­ей у вас мно­го об­ще­го и мож­но про­дол­жать раз­ви­вать Со­юз­ное го­су­дар­ство?

— Мы и сей­час при­зна­ем боль­шое ко­ли­че­ство ве­щей, ко­то­рые нас сбли­жа­ют. Кто бы ни при­шел к вла­сти в Рос­сии, мы бу­дем пы­тать­ся до­го­во­рить­ся с лю­бым ли­де­ром, что­бы обес­пе­чить на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы Бе­ло­рус­сии. В том чис­ле по­ступ­ле­ние на­ших то­ва­ров на рос­сий­ский ры­нок, от­кры­тые гра­ни­цы и так да­лее. Для нас это нор­маль­ные доб­ро­со­сед­ские от­но­ше­ния. Но кто бы ни ока­зал­ся во гла­ве Рос­сии, мы ни­ко­гда не бу­дем предо­став­лять ей те пра­ва, ко­то­рых не бу­дет у Ев­ро­пы. Од­ни от­но­ше­ния не долж­ны раз­ви­вать­ся в ущерб дру­гим. Вся на­ша внеш­няя политика все­гда бу­дет под­чи­не­на толь­ко на­ше­му внут­рен­не­му эко­но­ми­че­ско­му ин­те­ре­су.

— На Укра­ине меч­та­ли об ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом, но Рос­сии это не по­нра­ви­лось, и все мы зна­ем, как по­том раз­ви­ва­лись со­бы­тия…

—А я ви­жу это ина­че. Укра­ин­ские вла­сти сво­ей неве­ро­ят­ной кор­руп­ци­ей и огром­ным раз­ры­вом меж­ду бо­га­ты­ми и бед­ны­ми до­ве­ли лю­дей до бе­шен­ства. По­след­ней кап­лей тер­пе­ния ста­ли ме­та­ния пра­ви­тель­ства от­но­си­тель­но ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом. Ведь ко­гда Яну­ко­вич шел на свой по­след­ний пре­зи­дент­ский срок, она бы­ла ча­стью его пред­вы­бор­ной про­грам­мы. Но по­том он стал обе­щать Рос­сии од­но, а Ев­ро­со­ю­зу дру­гое. Воз­мож­но, он пы­тал­ся ко­пи­ро­вать по­ли­ти­ку Лу­ка­шен­ко, но укра­ин­цы бо­лее го­ря­чий на­род, чем бе­ло­ру­сы, ко­то­рые уме­ют пять раз по­ду­мать, преж­де чем что-то сде­лать. В ре­зуль­та­те ме­та­ния Яну­ко­ви­ча окон­ча­тель­но вы­ве­ли из се­бя его со­граж­дан. Ес­ли бы он все­гда оста­вал­ся сто­рон­ни­ком ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом и при этом про­во­дил адек­ват­ные пе­ре­го­во­ры с Рос­си­ей, ду­маю, обо всем уда­лось бы до­го­во­рить­ся. Бе­ло­ру­сы не по­вто­рят ошиб­ку укра­ин­цев.

— На­сколь­ко по­пу­ляр­ны оп­по­зи­ци­он­ные взгля­ды в Бе­ло­рус­сии, как мно­го та­ких ли­де­ров и есть ли сре­ди них ка­кой-то кон­сен­сус по бу­ду­ще­му стра­ны?

— За по­след­ние два го­да оп­по­зи­ция силь­но из­ме­ни­лась. Рань­ше мы спо­ри­ли о том, участ­во­вать или нет в вы­бо­рах, кто от нас по­пы­та­ет­ся стать пре­зи­ден­том Бе­ло­рус­сии и так да­лее. Все это было со­вер­шен­но ото­рва­но от жиз­ни ря­до­вых бе­ло­ру­сов, за­то вы­зы­ва­ло бу­рю эмо­ций внут­ри оп­по­зи­ци­он­но­го ста­ка­на. Те­перь мы до­го­во­ри­лись о том, что бу­дем участ­во­вать в вы­бо­рах и за­ни­мать­ся об­щи­ми про­ек­та­ми. Но из-за ненор­маль­но­го до­сту­па к СМИ бе­ло­ру­сы не счи­та­ют оп­по­зи­цию вы­ра­зи­те­лем сво­их ин­те­ре­сов, хо­тя дей­ствия вла­стей им не нра­вят­ся. Это тол­ка­ет нас не к той по­ли­ти­ке, ко­то­рая по при­ме­ру 1990-х го­дов де­ла­ет­ся на ули­це, а к еже­днев­ной ру­тине борь­бы за власть.

— Ва­ши взгля­ды силь­но из­ме­ни­лись по­сле то­го, как вы ока­за­лись в тюрь­ме?

Сти­вен Си­гал — удоб­ный гость для Лу­ка­шен­ко. Он и аме­ри­ка­нец, и граж­дан­ство у него — рос­сий­ское.

Ан­дрей Дмит­ри­ев.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.