Лю­бишь – до­ка­жи

Эстонец и армянка ни­как не мо­гут доказать, что их брак не фик­тив­ный

MK Estonia - - ЖИТИЕ-БЫТИЕ - ИРИ­НА ПЕТРОВА

Как пи­сал клас­сик, люб­ви все воз­рас­ты по­кор­ны, но все-та­ки с воз­рас­том ста­но­вит­ся слож­нее най­ти свою вто­рую по­ло­вин­ку, с ко­то­рой за­хо­чет­ся со­здать се­мью и про­жить вме­сте всю жизнь. Армянка Ма­рине и эстонец Тийт встре­ти­лись и по­лю­би­ли друг дру­га, ко­гда обо­им уже бы­ло за 40. Эта ис­то­рия люб­ви мог­ла бы быть вполне счаст­ли­вой, ес­ли бы не од­но «но» – в Эсто­нии их брак счи­та­ют фик­тив­ным, а по­то­му не да­ют жен­щине вид на жи­тель­ство.

Ма­рине Нал­бан­дян ро­дом из Ар­ме­нии, но несколь­ко лет на­зад бы­ла вы­нуж­де­на по­ки­нуть ро­ди­ну и жи­ла ка­кое-то вре­мя в Санк­тПе­тер­бур­ге. Как-то в 2015 го­ду она ре­ши­ла от­пра­вить­ся в экс­кур­си­он­ный тур по Фин­лян­дии, Шве­ции и Эсто­нии, но не пред­по­ла­га­ла, что эта по­езд­ка ста­нет для нее судь­бо­нос­ной. Имен­но то­гда, при­е­хав в Тал­линн как ту­рист­ка, Ма­рине встре­ти­ла сво­е­го бу­ду­ще­го му­жа, граж­да­ни­на Эсто­нии Тий­та Там­ма.

Пер­вый брак

«Я ни­ко­гда не бы­ла за­му­жем, и де­тей у ме­ня нет. Тийт то­же ни­ко­гда не был же­нат, и то­же без де­тей, – рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на. – Че­рез ка­кое-то вре­мя по­сле на­шей встре­чи я уеха­ла в Швей­ца­рию, где про­жи­ла боль­ше го­да, но мы с Тий­том про­дол­жи­ли об­щать­ся».

Из-за то­го, что Ма­рине на­ру­ши­ла ми­гра­ци­он­ный ре­жим, пре­вы­сив до­пу­сти­мый пе­ри­од пре­бы­ва­ния в Шен­ген­ской зоне по эс­тон­ской ви­зе, она сно­ва ока­за­лась в Тал­линне в 2016 го­ду. Так со­сто­я­лась их вто­рая с Тий­том встре­ча. Несмот­ря на то, что жен­щине при­шлось вер­нуть­ся в Ар­ме­нию, об­ще­ние па­ры про­дол­жи­лось еще бо­лее ак­тив­но. Тийт и Ма­рине по­ня­ли, что у них мно­го об­ще­го, они по­лю­би­ли друг дру­га и ре­ши­ли быть вме­сте.

«Ше­сто­го мар­та это­го го­да мы за­ре­ги­стри­ро­ва­ли на­ши от­но­ше­ния в Ар­ме­нии. Тийт не мог при­е­хать на­дол­го, в Эсто­нии у него оста­ва­лась боль­ная мать. Но так слу­чи­лось, что, воз­вра­ща­ясь до­мой, он еще не знал, что ма­мы боль­ше нет, – вспо­ми­на­ет те со­бы­тия Ма­рине. – Я долж­на бы­ла по­ехать к нему, по­да­ла на ви­зу, но мне от­ка­за­ли. Я бы­ла в от­ча­я­нии, но от­пра­ви­лась в Тби­ли­си к эс­тон­ско­му по­слу, что­бы объ­яс­нить ему на­шу си­ту­а­цию и рас­ска­зать на­шу ис­то­рию. Он по­нял ме­ня, и ви­зу в ито­ге мне да­ли со вто­рой по­пыт­ки».

Так Ма­рине ока­за­лась на­ко­нец в Эсто­нии ря­дом с му­жем и уже здесь по­да­ла на вид на жи­тель­ство. Мо­ло­до­же­ны пла­ни­ро­ва­ли жить под Ра­к­ве­ре, Ма­рине да­же успе­ла подыс­кать ра­бо­ту – ее го­то­вы взять учи­те­лем ино­стран­ных язы­ков. Но оста­ва­лось до­ждать­ся ви­да на жи­тель­ство, ко­то­рый обыч­но де­ла­ет­ся не доль­ше двух ме­ся­цев и да­ет пра­во на ра­бо­ту.

«Два ме­ся­ца все бы­ло хо­ро­шо, мы жи­ли спокойно. Но моя ви­за под­хо­ди­ла к кон­цу, двух­ме­сяч­ный срок то­же, а ни­ка­ко­го до­ку­мен­та у ме­ня так и не бы­ло на ру­ках. Ко­гда мы об­ра­ти­лись в Де­пар­та­мент по­ли­ции и по­гран­охра­ны по это­му по­во­ду, на­ча­лась на­сто­я­щая эпо­пея. Чи­нов­ник, ко­то­рый за­ни­мал­ся мо­им за­яв­ле­ни­ем, ушел в от­пуск и пе­ре­дал мое де­ло дру­го­му, а за­тем нас с му­жем ста­ли по­до­зре­вать в фик­тив­но­сти бра­ка», – го­во­рит Ма­рине.

«За­чем вам та­кая же­на?»

Жен­щине при­шлось уже не один раз от­ве­чать пись­мен­но на раз­ные во­про­сы чи­нов­ни­ков де­пар­та­мен­та, объ­яс­нять и до­ка­зы­вать, что у них с Тий­том на­сто­я­щая се­мья, по­ка­зы­вать их пе­ре­пис­ки, сов­мест­ные фо­то­гра­фии. При­шлось да­же про­длить ви­зу, но во­про­сы и про­чие про­вер­ки не за­кан­чи­ва­ют­ся. При этом до­мой к па­ре ни­кто не при­ез­жал, об­ще­ние с Ма­рине огра­ни­чи­ва­ет­ся пе­ре­пис­ка­ми, а Тий­та несколь­ко раз вы­зы­ва­ли в Де­пар­та­мент по­ли­ции и по­гран­охра­ны в Тал­линн на раз­го­вор.

«Мне при­хо­ди­лось бро­сать ра­бо­ту, ехать в Тал­линн, что­бы по­бе­се­до­вать с чи­нов­ни­ком, по­том ехать на­зад. И так бы­ло не один раз. Во вре­мя этих бе­сед чи­нов­ник от­го­ва­ри­ва­ла ме­ня от бра­ка. Го­во­ри­ла: «А вы зна­е­те, что она в Швей­ца­рии ле­жа­ла в боль­ни­це, ле­чи­лась от де­прес­сии? За­чем вам боль­ная же­на?». Да, я все знаю. Но ка­кое пра­во име­ет по­сто­рон­ний че­ло­век так го­во­рить? – воз­му­ща­ет­ся Тийт. – Мне рас­ска­зы­ва­ли обо вся­ких при­ме­рах, о том, как армянка об­ма­ну­ла так эс­тон­ца, вый­дя за­муж ра­ди ви­да на жи­тель­ство в Ев­ро­пе. Но у нас чув­ства, это не наш слу­чай, мы хо­тим спокойно жить вме­сте».

Все это до­ка­зы­ва­ние ис­крен­но­сти чувств до­ве­ло Ма­рине до то­го, что она по­па­ла в Эсто­нии в боль­ни­цу, нер­вы про­сто не вы­дер­жа­ли. Тийт и Ма­рине по­до­зре­ва­ют, что де­ло во­об­ще в кво­тах на вы­да­чу ви­да на жи­тель­ство, и им про­сто не по­вез­ло, так как ли­мит уже до­стиг­нут.

«Ме­ня зна­ют дру­зья Тий­та, мож­но спро­сить у них, ка­кие у нас от­но­ше­ния. Но да­же со мной ни­кто лич­но не раз­го­ва­ри­вал! Толь­ко мо­е­му му­жу вну­ша­ют, что от мня на­до от­ка­зать­ся. Мы уже не зна­ем, как еще мы мо­жем доказать, что наш брак на­сто­я­щий, – се­ту­ет жен­щи­на. – Нам пред­ло­жи­ли по­жить пол­го­да в Ар­ме­нии или в Рос­сии, что­бы та­ким об­ра­зом доказать ис­крен­ность на­ших чувств. То есть граж­да­ни­ну Эсто­нии предлагают бро­сить дом, ра­бо­ту и уехать в дру­гую стра­ну на пол­го­да. А кто бу­дет обес­пе­чи­вать нам эту жизнь? Кто даст Тий­ту пра­во на ра­бо­ту в чу­жой стране?»

Ни­ка­ких кон­крет­ных сро­ков, ко­гда в от­но­ше­нии ви­да на жи­тель­ство Ма­рине бу­дет при­ня­то ре­ше­ние, в по­ли­ции не на­зы­ва­ют. А па­ра уже уста­ла от бес­ко­неч­ной че­ре­ды од­них и тех же во­про­сов, и уже не зна­ет, как все­та­ки доказать, что их брак по вза­им­ной люб­ви.

Жен­щи­ны риску­ют

По сло­вам глав­но­го спе­ци­а­ли­ста ми­гра­ци­он­но­го бю­ро Де­пар­та­мен­та по­ли­ции и по­гран­охра­ны Кай Хей­н­лайд, за­клю­че­ние фик- тив­ных бра­ков с це­лью по­лу­че­ния ви­да на жи­тель­ство не яв­ля­ет­ся мас­со­вым яв­ле­ни­ем, но та­кие слу­чаи встре­ча­ют­ся в прак­ти­ке по­сто­ян­но. До сих пор в по­ле зре­ния спе­ци­а­ли­стов де­пар­та­мен­та с по­до­зре­ни­ем на за­клю­че­ние фик­тив­но­го бра­ка по­па­да­ли граж­дане Рос­сии, Укра­и­ны, Азер­бай­джа­на, Ар­ме­нии, Ни­ге­рии, Егип­та и еди­нич­ные слу­чаи с граж­да­на­ми дру­гих го­су­дарств.

В ос­нов­ном в груп­пе рис­ка, то есть сре­ди граж­дан Эсто­нии, ко­то­рый за­клю­ча­ют фик­тив­ные бра­ки с ино­стран­ца­ми, ма­те­ри­аль­но ма­ло­обес­пе­чен­ные жен­щи­ны раз­ных воз­раст­ных групп, ко­то­рые на­хо­дят фик­тив­ных му­жей на пор­та­лах зна­комств, по­лу­чая за это воз­на­граж­де­ние.

«Но сле­ду­ет пом­нить, что рас­тор­же­ние бра­ка с граж­да­ни­ном ино­стран­но­го го­су­дар­ства, на что в пер­спек­ти­ве рас­счи­ты­ва­ют жен­щи­ны, мо­жет быть дол­гим и до­ро­го­сто­я­щим про­цес­сом. Ино­гда эти жен­щи­ны ста­но­вят­ся жерт­ва­ми угроз и да­же на­си­лия, в та­ком слу­чае сле­ду­ет обя­за­тель­но об­ра­тить­ся в по­ли­цию», – пре­ду­пре­жда­ет Хей­н­лайд.

Си­ту­а­ция Ма­рине и Тий­та вы­би­ва­ет­ся из это­го шаб­ло­на, но так как слу­чаи бы­ва­ют раз­ные, по­до­зре­ва­ют в нечест­ных на­ме­ре­ни­ях не толь­ко ино­стран­ных муж­чин, но и жен­щин.

Ли­ми­тов нет

«Ес­ли в рам­ках пер­вич­но­го рас­смот­ре­ния хо­да­тай­ства о по­лу­че­нии ви­да на жи­тель­ство по­до­зре­ния о фаль­ши­во­сти бра­ка доказать не уда­ет­ся, а у на­ших спе­ци­а­ли­стов оста­ет­ся по­до­зре­ние, что брак мо­жет быть фик­тив­ным, то в от­но­ше­нии та­кой се­мьи мо­жет про­ве­стись до­пол­ни­тель­ная про­вер­ка, – по­яс­ня­ет Кай Хей­н­лайд. – Но воз­мож­но­сти для про­ве­рок огра­ни­че­ны, так как непри­кос­но­вен­ность се­мей­ной жиз­ни за­щи­ще­на Кон­сти­ту­ци­ей, и для втор­же­ния в се­мей­ную жизнь долж­ны быть кон­крет­ные до­ка­за­тель­ства. Но в рам­ках по­сле­ду­ю­ще­го кон­тро­ля есть боль­ше воз­мож­но­стей уста­но­вить, яв­ля­ет­ся ли па­ра на са­мом де­ле се­мьей».

Ока­зы­ва­ет­ся, что на лиц, пе­ре­ез­жа­ю­щих в Эсто­нию и хо­да­тай­ству­ю­щих о по­лу­че­нии ви­да на жи­тель­ство по се­мей­ным об­сто­я­тель­ствам (к су­пру­гу/су­пру­ге, к близ­ко­му род­ствен­ни­ку, несо­вер­шен­но­лет­не­го ре­бен­ка к ро­ди­те­лю, взрос­ло­го ре­бен­ка к ро­ди­те­лю, опе­ка­е­мо­го ли­ца к опе­ку­ну и ро­ди­те­ля/ба­буш­ки/де­душ­ки к ре­бен­ку/внуч­ке/вну­ку), огра­ни­че­ние по кво­те не рас­про­стра­ня­ет­ся, то есть огра­ни­че­ний здесь нет, и пред­по­ло­же­ние Ма­рине и Тий­та о пре­вы­ше­нии ли­ми­та в их слу­чае за­блуж­де­ние.

В Де­пар­та­мен­те по­ли­ции и по­гран­охра­ны объ­яс­ня­ют, что каж­дое хо­да­тай­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся со­труд­ни­ка­ми ин­ди­ви­ду­аль­но. Хо­да­тай­ству­ю­щий обя­зан пред­ста­вить де­пар­та­мен­ту прав­ди­вые дан­ные, а спе­ци­а­лист де­пар­та­мен­та обя­зан, в свою оче­редь, про­ве­рить всеми преду­смот­рен­ны­ми за­ко­ном ме­то­да­ми аутен­тич­ность этих дан­ных.

«В слу­ча­ях по­да­чи хо­да­тай­ства о предо­став­ле­нии ви­да на жи­тель­ство при за­клю­че­нии бра­ков с граж­да­на­ми тре­тьих стран при­гла­ше­ние на ин­тер­вью и про­ве­де­ние со­бе­се­до­ва­ния яв­ля­ет­ся обыч­ной прак­ти­кой, – го­во­рит Кай Хей­н­лайд. – У де­пар­та­мен­та есть пра­во и во вре­мя рас­смот­ре­ния хо­да­тай­ства о по­лу­че­нии ви­да на жи­тель­ство, и до кон­ца дей­ствия ви­да на жи­тель­ство убе­дить­ся в том, что он ис­поль­зу­ет­ся по на­зна­че­нию. Кро­ме со­бе­се­до­ва­ний де­пар­та­мент име­ет пра­во про­ве­рить ме­сто жи­тель­ства. Де­пар­та­мент дей­ству­ет в со­от­вет­ствии с за­ко­ном, и каж­дый слу­чай рас­смат­ри­ва­ет­ся ин­ди­ви­ду­аль­но».

« За­клю­че­ние фик­тив­ных бра­ков с це­лью по­лу­че­ния ви­да на жи­тель­ство не яв­ля­ет­ся мас­со­вым яв­ле­ни­ем.

НЕ ФИКТИВНАЯ ЛЮ­БОВЬ: Ма­рине и Тийт уста­ли до­ка­зы­вать, что их брак на­сто­я­щий.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.