Уход как вы­ход

Го­су­дар­ство хо­чет об­лег­чить жизнь тех, кто уха­жи­ва­ет за тя­же­ло­боль­ны­ми: ко­му и что по­ла­га­ет­ся?

MK Estonia - - ОСТРЫЙ УГОЛ - оК­са­на авдеева

Ми­ни­стер­ство со­ци­аль­ных дел раз­ра­бо­та­ло ряд мер, ко­то­рые долж­ны по­мочь тем, кто уха­жи­ва­ет за по­жи­лым че­ло­ве­ком с де­мен­ци­ей, тя­же­ло­боль­ным или ре­бен­ком с глу­бо­ким недо­стат­ком здо­ро­вья. В бли­жай­шие три го­да на их ре­а­ли­за­цию бу­дет вы­де­ле­но 16 400 000 ев­ро, и за­тро­нет это но­во­вве­де­ние по­ряд­ка 47 000 че­ло­век. Как же го­су­дар­ство по­мо­жет тем, кто уха­жи­ва­ет за близ­ки­ми, ко­то­рые не мо­гут в пол­ной ме­ре са­ми о се­бе за­бо­тить­ся? И как на эти пла­ны от­ре­а­ги­ро­ва­ли се­мьи, где есть че­ло­век, тре­бу­ю­щий круг­ло­су­точ­но­го ухо­да?

Офи­ци­аль­но это на­зы­ва­ет­ся «Ме­ры по под­держ­ке снижения на­груз­ки по ухо­ду в 2018–2021 гг.» И ми­нистр со­ци­аль­ной за­щи­ты Кайа Ива ра­пор­то­ва­ла, что пла­ни­ру­ет­ся под­дер­жать ока­за­ние услу­ги днев­но­го и недель­но­го ухо­да для лю­дей с за­держ­ка­ми пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия и ком­плекс­ным неду­гом, по­вы­сить ка­че­ство и до­ступ­ность услуг, пред­на­зна­чен­ных для по­жи­лых с ди­а­гно­зом де­мен­ции, опро­бо­вать си­сте­му ко­ор­ди­на­ции пер­вич­но­го ухо­да, а так­же обес­пе­чить до­пол­ни­тель­ный от­пуск для ра­бо­та­ю­щих лю­дей, уха­жи­ва­ю­щих за чле­ном се­мьи с глу­бо­ким недо­стат­ком здо­ро­вья.

По дан­ным недав­но про­ве­ден­но­го ис­сле­до­ва­ния, на­груз­ка по ухо­ду за тя­же­ло­боль­ны­ми близ­ки­ми уже лег­ла на 30 000 жен­щин и 17 000 муж­чин. При этом 6% из них не ра­бо­та­ет или ра­бо­та­ет с ча­стич­ной на­груз­кой, по­то­му что нет необ­хо­ди­мых услуг, как, на­при­мер, услу­ги по ухо­ду. Дру­ги­ми сло­ва­ми, лю­ди про­сто не мо­гут выйти на ра­бо­ту, по­то­му что тре­бу­ю­ще­го ухо­да и при­смот­ра род­ствен­ни­ка про­сто не на ко­го оста­вить.

Кри­ти­че­ская си­ту­а­ция

«В усло­ви­ях неуклон­но ста­ре­ю­ще­го на­се­ле­ния Эсто­нии мы стал­ки­ва­ем­ся и с тем, что часть ра­бо­то­спо­соб­ных лю­дей не мо­гут со­всем или мо­гут лишь частично ра­бо­тать, посколь­ку они долж­ны уха­жи­вать за близ­ки­ми, – го­во­рит ви­це­канц­лер Ми­ни­стер­ства со­ци­аль­ных дел Райт Ку­у­зе. – И мо­жет ока­зать­ся так, что в свя­зи с огром­ной на­груз­кой, ко­то­рая ло­жит­ся на их пле­чи в свя­зи с ухо­дом за близ­ки­ми, они са­ми вско­ре мо­гут во­об­ще вы­пасть из чис­ла ра­бо­то­спо­соб­ных лю­дей, посколь­ку пре­вра­тят­ся в тех, кто сам уже нуж­да­ет­ся в по­мо­щи».

И это, как сле­ду­ет из ана­ли­за, ста­нет слиш­ком боль­шим гру­зом для об­ще­ства. Ведь и так си­ту­а­ция непро­стая: пен­си­о­не­ров ста­но­вит­ся все боль­ше, а ес­ли еще и ра­бо­то­спо­соб­ные лю­ди бу­дут неспо­соб­ны ра­бо­тать из-за огром­ной на­груз­ки, ко­то­рая лег­ла на них в свя­зи с бо­лез­нью близ­ко­го че­ло­ве­ка или несчаст­но­го слу­чая, так во­об­ще го­су­дар­ству и со­ци­аль­ной си­сте­ме при­дет­ся со­всем ту­го.

По­это­му в Ми­ни­стер­стве со­ци­аль­ных дел и ре­ши­ли: нуж­но по­мочь та­ким лю­дям и под­дер­жать их в слож­ной си­ту­а­ции. Что­бы мест­ные са­мо­управ­ле­ния мог­ли взять, так ска­зать, часть на­груз­ки на се­бя.

«С од­ной сто­ро­ны, про­дол­жи­тель­ность жиз­ни рас­тет, – го­во­рит Райт Ку­у­зе. – Ка­че­ство медицинской по­мо­щи ста­ло луч­ше, и лю­ди те­перь жи­вут доль­ше. Это не кри­зис, это нор- маль­но для Ев­ро­пы. Но с дру­гой сто­ро­ны – па­да­ет рож­да­е­мость, ко­ли­че­ство де­тей на од­ну жен­щи­ну – в сред­нем мень­ше 2,1. А имен­но столь­ко необ­хо­ди­мо для по­ло­жи­тель­но­го при­ро­ста на­се­ле­ния».

К то­му же неуклон­но рас­тет и ко­ли­че­ство лю­дей с неду­гом (по-эс­тон­ски puue, то есть, как их рань- ше на­зы­ва­ли, ин­ва­ли­дов). Ес­ли в 2010 го­ду их бы­ло 9% от на­се­ле­ния, то в 2017 го­ду уже 11,4%. То есть их уже по­ряд­ка 150 000 че­ло­век.

«Ко­неч­но, не все из них, но мно­гие нуж­да­ют­ся в по­мо­щи в той или иной сте­пе­ни, – кон­ста­ти­ру­ет Райт Ку­у­зе. – При­мер­но по­ло­ви­на из лю­дей с неду­гом – пен­си­о­не­ры. И око­ло 75 000 че­ло­век – лю­ди тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та».

В ито­ге со­во­куп­ность этих фак­то­ров и со­зда­ет си­ту­а­цию, что мно­гие по­жи­лые лю­ди в си­лу воз­рас­та или бо­лез­ней нуж­да­ют­ся в ухо­де. И еще 75 000 че­ло­век тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та – то­же уже с неду­гом той или иной сте­пе­ни и то­же за­ча­стую нуж­да­ют­ся в ухо­де и при­смот­ре.

Кто же за ни­ми уха­жи­ва­ет? Как пра­ви­ло, близ­кие. И хо­ро­шо еще ес­ли со­сто­я­ние че­ло­ве­ка не на­столь­ко тя­же­лое, что­бы нуж­но бы­ло бы на­хо­дить­ся с ним круглосуточно. А ес­ли да – то че­ло­век ока­зы­ва­ет­ся в непро­стом по­ло­же­нии: на ра­бо­ту не выйти, а по­со­бие по ухо­ду – 40 ев­ро в ме­сяц. И, как го­во­рит­ся, ни в чем се­бе не от­ка­зы­вай­те!

Ме­ры по­мо­щи

«Лю­ди все боль­ше нуж­да­ют­ся в со­ци­аль­ных услу­гах, – кон­ста­ти­ру­ет Райт Ку­у­зе. – И цель мест­но­го са­мо­управ­ле­ния – обес­пе­чить их на та­ком уровне, что­бы че­ло­век как мож­но доль­ше жил у се­бя до­ма».

При этом, по оцен­ке ми­ни­стер­ства, по­доб­ные услу­ги в мест­ных са­мо­управ­ле­ни­ях раз­ви­ты да­ле­ко не все­гда. И лю­дей слиш­ком ча­сто и не все­гда обос­но­ван­но от­прав­ля­ют в до­ма по ухо­ду или дру­гие спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные учре­жде­ния.

«А к этой ме­ре нуж­но при­бе­гать толь­ко в том слу­чае, ко­гда да­же при на­ли­чии спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных услуг на до­му че­ло­век уже не мо­жет жить у се­бя и очень нуж­да­ет­ся в по­мо­щи», – счи­та­ют в Ми­ни­стер-

150 000 че­ло­век в Эсто­нии стра­да­ют от неду­га той или иной сте­пе­ни и за­ча­стую нуж­да­ют­ся в ухо­де.

стве со­ци­аль­ных дел.

На­при­мер, ес­ли у по­жи­ло­го че­ло­ве­ка де­мен­ция, то его близ­кие не мо­гут спо­кой­но хо­дить на ра­бо­ту. За­ча­стую они по­сто­ян­но вол­ну­ют­ся – не под­жег ли он слу­чай­но квар­ти­ру? Не на­тво­рил ли дру­гих ка­ких­то дел? Все ли там нор­маль­но?

Или у близ­ко­го – рак. За счи­тан­ные дни си­ту­а­ция мо­жет рез­ко из­ме­нить­ся, и че­ло­век мо­жет стать ле­жа­чим больным, тре­бу­ю­щим круг­ло­су­точ­но­го ухо­да.

«Ко­гда на­груз­ка по ухо­ду за близ­ки­ми рас­тет, лю­ди за­ча­стую уже не мо­гут са­ми с этой про­бле­мой спра­вить­ся, – го­во­рит Райт Ку­у­зе. – Слиш­ком мно­го про­блем на пле­чах этих лю­дей и их род­ствен­ни­ков. По­это­му ми­ни­стер­ство и взя­лось им по­мочь, и в по­след­нее вре­мя мы мно­го ду­ма­ем, как это сде­лать».

На­при­мер, тем, у ко­го до­ма тя­же­ло­боль­ной че­ло­век, тре­бу­ю­щий круг­ло­су­точ­но­го ухо­да, хо­тят пред­ло­жить услу­гу днев­но­го или недель­но­го цен­тра.

«То есть утром бу­дет при­ез­жать че­ло­век, за­би­рать ва­ше­го близ­ко­го в этот центр, где за ним бу­дут при­смат­ри­вать, и ве­че­ром при­во­зить вам об­рат­но, – опи­сы­ва­ет Райт Ку­у­зе то, как бу­дет пред­по­ло­жи­тель­но вы­гля­деть эта услу­га. – Это мож­но срав­нить с тем, как ма­лень­ко­го ре­бен­ка от­да­ют в са­дик, что­бы ро­ди­те­ли мог­ли ра­бо­тать».

На это го­су­дар­ство в бли­жай­шие три го­да вы­де­лит 8 600 000 ев­ро. И по­доб­ная услу­га бу­дет ока­зы­вать­ся тем, кто уха­жи­ва­ет за близ­ки­ми тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та с ком­плекс­ным неду­гом или пси­хи­че­ски­ми от­кло­не­ни­я­ми. Это кос­нет­ся по­ряд­ка 700 че­ло­век, ко­то­рые сей­час или в спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­ных учре­жде­ни­ях, или же до­ма со своими близ­ки­ми, ко­то­рые за ни­ми круглосуточно уха­жи­ва­ют.

«Еще од­на це­ле­вая груп­па – лю­ди с де­мен­ци­ей, – пе­ре­чис­ля­ет Райт Ку­у­зе. – Это не пси­хи­ат­ри­че­ская бо­лезнь, она раз­ви­ва­ет­ся с воз­рас­том, и у нее есть несколь­ко ста­дий. Од­на­ко про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что да­ле­ко не все­гда для слож­ных слу­ча­ев у специалистов, за­ни­ма­ю­щих­ся та­ки­ми кли­ен­та­ми, хва­та­ет ком­пе­тен­ции. Да­же в до­мах пре­ста­ре­лых за­ча­стую нет усло­вий для очень край­них слу­ча­ев де­мен­ции, и это про­бле­ма».

По­это­му бу­дут со­зда­вать центр кон­суль­ти­ро­ва­ния для тех, кто уха­жи­ва­ет за людь­ми с де­мен­ци­ей. Бу­дут раз­ви­вать до­пол­ни­тель­ные услу­ги и обу­чать лю­дей, как се­бя ве­сти с те­ми, кто болен де­мен­ци­ей. И на это бу­дет вы­де­ле­но 4 млн ев­ро.

По дан­ным Ин­сти­ту­та раз­ви­тия здо­ро­вья, каж­дый год пси­хи­ат­ры кон­суль­ти­ру­ют по­ряд­ка 2000 лю­дей с де­мен­ци­ей. И каж­дый год вы­яв­ля­ет­ся 500 но­вых слу­ча­ев за­бо­ле­ва­ния. В 2016 го­ду их бы­ло во­об­ще бо­лее 700!

Еще од­на услу­га, ко­то­рую пред­ло­жат: тем лю­дям, ко­то­рые уха­жи­ва­ют за близ­ки­ми (обыч­но это несо­вер­шен­но­лет­ние с глу­бо­ким неду­гом), и при этом еще и ра­бо­та­ют, бу­дут по­ла­гать­ся до 5 дней до­пол­ни­тель­но­го опла­чи­ва­е­мо­го от­пус­ка. Это за­тро­нет по­ряд­ка 11 000 че­ло­век, и на это го­су­дар­ство вы­де­лит еще 3,2 млн ев­ро.

И еще 0,6 млн ев­ро бу­дет вы­де­ле­но на со­зда­ние цен­тра­ли­зо­ван­ной си­сте­мы ин­фор­ма­ции для тех, кто уха­жи­ва­ет за тя­же­ло­боль­ны­ми близ­ки­ми.

«На­при­мер, про­изо­шел несчаст­ный слу­чай, в ре­зуль­та­те че­го че­ло­век ока­зал­ся при­ко­ван к по­сте­ли. Боль­шин­ство род­ных в этой си­ту­а­ции со­вер­шен­но не зна­ют, что де­лать и ку­да бе­жать, – го­во­рит Райт Ку­у­зе. – Ка­кие-то услу­ги ока­зы­ва­ют в соц­от­де­ле по ме­сту жи­тель­ства, ка­кие-то – в боль­ни­це, о ка­ких-то нуж­но узна­вать в Де­пар­та­мен­те социального стра­хо­ва­ния».

Это прав­да. Мно­гие се­мьи кон­ста­ти­ру­ют, что за­ча­стую они не зна­ют, что на са­мом де­ле им по­ло­же­но. И о мно­гих по­со­би­ях и услу­гах узна­ют от сво­их «кол­лег» по несча­стью, а не от со­ци­аль­ных ра­бот­ни­ков и чи­нов­ни­ков, ко­то­рые про­сто о них не го­во­рят.

К то­му же, ска­за­ла Кайа Ива, неко­то­рые услу­ги со­ци­аль­ной сфе­ры и здра­во­охра­не­ния дуб­ли­ру­ют друг дру­га, и ко­гда бу­дет все цен­тра­ли­зо­ван­но, то со­кра­тят­ся и необос­но­ван­ные рас­хо­ды.

Идея хо­ро­шая, но под­хо­дит не всем

Ири­на Ку­при­я­но­ва в ре­зуль­та­те неудач­ной под­го­тов­ки к ЭКО ста­ла ин­ва­ли­дом. Уже мно­го лет ее ма­ма, Оль­га Ло­па­ти­на, не ра­бо­та­ет и круглосуточно уха­жи­ва­ет за до­че­рью.

«Ко­неч­но, я бы с удо­воль­стви­ем луч­ше бы хо­ди­ла на ра­бо­ту, – го­во­рит Оль­га. – Но ку­да я ее от­дам? Ко­му? Бы­ли слу­чаи, ко­гда да­же по­сле боль­ни­цы, где врачи, ее при­хо­ди­лось дол­го ле­чить и при­во­дить в по­ря­док. За та­ки­ми, как Ира, ну­жен спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный уход. Она ест уже са­ма, но пить еще не уме­ет. И не го­во­рит. И, бо­юсь, по­лу­чит­ся, как с ма­лень­ким ре­бен­ком в са­ди­ке – неде­лю там, три неде­ли ле­чит­ся до­ма. Толь­ко у нее мо­гут быть та­кие ослож­не­ния, ко­то­рые и за три неде­ли не вы­ле­чить…»

Оль­га го­во­рит, что это по­дой­дет, ско­рее, тем, у ко­го од­на рука или но­га па­ра­ли­зо­ва­ны, но че­ло­век со­об­ра­жа­ет и го­во­рит.

Род­ствен­ни­ки Ми­ла­ны Ка­шта­но­вой, по­стра­дав­шей от падения глы­бы льда на го­ло­ву, то­же по­ка не очень ве­рят в то, что эти ме­ры им по­мо­гут.

«Ко­неч­но, хо­ро­шо, что они о нас ду­ма­ют, од­на­ко, зная на­ши ре­а­лии, не ду­маю, что это бу­дет ра­бо­тать, – го­во­рит Ва­дим, отец Ми­ла­ны. – Цен­тров спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ма­ло, ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го пер­со­на­ла – раз-два и об­чел­ся. У каж­до­го че­ло­ве­ка – свои осо­бен­но­сти. И их нуж­но знать дос­ко­наль­но. У Ми­ла­ны, на­при­мер, од­на рука сги­ба­ет­ся, дру­гая не сги­ба­ет­ся. И бы­ли слу­чаи, ко­гда лю­дям ру­ки в по­доб­ных ме­стах по ухо­ду ло­ма­ли. Так что инициатива хо­ро­шая, но ве­рит­ся в успех по­доб­но­го на­чи­на­ния с тру­дом».

Луч­ше бы, до­бав­ля­ет Ва­дим, да­ли бы боль­ше бес­плат­ных ча­сов на ре­а­би­ли­та­цию. А то то, что да­ют на год, ухо­дит за ме­сяц-пол­то­ра, и по­том уже при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся плат­но.

Толь­ко пер­вый шаг

Од­на­ко 16 мил­ли­о­нов ев­ро на 47 000 че­ло­век на че­ты­ре го­да – не ма­ло ли это? По­лу­ча­ет­ся в сред­нем по 340 ев­ро на каж­до­го.

«Ко­неч­но, 16 мил­ли­о­нов – это ма­ло. Но это лишь пер­вый шаг, ко­то­рый по­ка­жет, сколь­ко еще на­до фи­нан­си­ро­ва­ния», – за­ве­ря­ет Райт Ку­у­зе.

Шаг за Ша­гОМ: Ми­ла­на Ка­шта­но­ва по­сле уда­ра глы­бой льда по го­ло­ве дол­го не мог­ла прий­ти в се­бя, од­на­ко в по­след­нее вре­мя уже го­во­рит и за­ни­ма­ет­ся на по­да­рен­ном чи­та­те­ля­ми «МК-Эсто­нии» па­ра­по­ди­у­ме.

СлОж­ный СлУ­чай: Ири­на Ку­при­я­но­ва ста­ла ин­ва­ли­дом по­сле неудач­но­го ЭКО, и уже мно­го лет ее ма­ма не ра­бо­та­ет и толь­ко уха­жи­ва­ет за до­че­рью.

Фо­то: Ин­на Мельникова и лич­ный ар­хив.

На­до по­Мо­гать: ви­це-канц­лер Ми­ни­стер­ства со­ци­аль­ных дел Райт Ку­у­зе под­чер­ки­ва­ет, что го­су­дар­ство долж­но об­лег­чить на­груз­ку, ко­то­рая лег­ла на пле­чи лю­дей, уха­жи­ва­ю­щих за своими близ­ки­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.