Со­ба­чья жизнь

Почему лю­ди остав­ля­ют сво­их пи­том­цев на ули­це и что гро­зит та­ким без­от­вет­ствен­ным хо­зя­е­вам

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ - Эли­на мат­ве­е­ва

Дач­ный се­зон за­крыт, лю­ди воз­вра­ща­ют­ся в го­ро­да. К со­жа­ле­нию, да­ле­ко не все­гда мож­но ска­зать то же са­мое об их чет­ве­ро­но­гих дру­зьях. Мно­гие остав­ля­ют сво­их пи­том­цев на да­чах. По су­ти, остав­ля­ют уми­рать от хо­ло­да и го­ло­да.

Бес­сер­деч­ные про­ез­жие

В дач­ных по­сел­ках все друг дру­га зна­ют и сту­чать на со­се­да, в об­щем, не при­ня­то. Но, ес­ли дело ка­са­ет­ся жиз­ни жи­вот­но­го, необ­хо­ди­мо дей­ство­вать без про­мед­ле­ний. Хо­тя кон­крет­ных слу­ча­ев за­яв­ле­ний на со­се­дей, ко­то­рые оставили сво­е­го пи­том­ца, не так уж и мно­го, за­яв­ле­ния об остав­лен­ных ко­гда-то ко­тя­тах или щен­ках по­сту­па­ют по­сто­ян­но.

«Бы­ва­ет и так, что эти животные остав­ле­ны еще рань­ше, на­при­мер, в про­шлом го­ду, а к дан­но­му мо­мен­ту успе­ли раз­мно­жить­ся. К со­жа­ле­нию, лю­ди со­об­ща­ют слиш­ком позд­но, ко­гда жи­вот­ных уже мно­го и они ста­но­вят­ся про­бле­мой», – го­во­рит спе­ци­а­лист по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью и мар­ке­тин­гу Эс­тон­ско­го Со­ю­за за­щи­ты жи­вот­ных (Eestimaa Loomakaitse Liit) Элий­за Мет­соя.

Обыч­но по­сту­па­ют сиг­на­лы о том, что кто-то оста­вил ко­роб­ку с ко­тя­та­ми или ще­ня­та­ми и уехал. Та­кая ин­фор­ма­ция ча­ще все­го по­яв­ля­ет­ся осе­нью и, к со­жа­ле­нию, очень ча­сто.

«Бла­го­да­ря сов­мест­ной ра­бо­те Ве­те­ри­нар­но-пи­ще­во­го де­пар­та­мен­та и Об­ще­ства за­щи­ты жи­вот­ных Эсто­нии (Eesti Loomakaitse Selts) с каж­дым го­дом та­ких про­ис­ше­ствий, ко­гда жи­вот­ное бы­ло бро­ше­но, ста­но­вит­ся все мень­ше», – го­во­рит пресс-сек­ре­тарь Ве­те­ри­нар­но-пи­ще­во­го де­пар­та­мен­та Мар­тин Ал­т­рая.

Тал­линн в ста­ти­сти­ку не вхо­дит

По дан­ным Со­ю­за за­щи­ты жи­вот­ных, в ме­сяц по­сту­па­ет око­ло де­сят­ка сиг­на­лов о бро­шен­ных жи­вот­ных.

Кста­ти, они мо­гут встре­чать­ся и сре­ди бро­дя­чих жи­вот­ных. Од­на­ко невоз­мож­но точ­но уста­но­вить, кто был бро­шен хо­зя­е­ва- ми, а кто из­на­чаль­но жил на ули­це.

Так как в чер­те го­ро­да Тал­лин­на нет так на­зы­ва­е­мых дач­ных по­сел­ков, то и в тал­линн­ский при­ют для жи­вот­ных лю­ди не об­ра­ща­ют­ся с прось­бой за­брать пи­том­ца с чьей-то да­чи.

«В дру­гих ча­стях Эсто­нии та­кие слу­чаи про­ис­хо­дят. Ко­гда вла­де­лец жи­вот­но­го из­ве­стен, то это трак­ту­ет­ся как доб­ро­воль­ный от­каз, в та­ком слу­чае необ­хо­ди­мо об­ра­щать­ся в уезд­ную ин­спек­цию Ве­те­ри­нар­но-пи­ще­во­го де­пар­та­мен­та или же в по­ли­цию», – го­во­рит гла­ва недо­ход­но­го объ­еди­не­ния при­ютов Эсто­нии Трий­ну Прикс.

Впе­ред на по­ис­ки

По­сле то­го, как в Союз за­щи­ты жи­вот­ных по­сту­па­ет сиг­нал о жи­вот­ном, по­пав­шем в беду, и вы­яс­ня­ет­ся, что него нет ни кры­ши над го­ло­вой, ни че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­кор­мил бы, ра­бот­ни­ки свя­зы­ва­ют­ся с уезд­ным при­ютом.

Как толь­ко жи­вот­но­му на­хо­дят вре­мен­ный дом, спе­ци­а­ли­сты от­во­зят пи­том­ца в кли­ни­ку, где его осмат­ри­ва­ют и де­ла­ют все необ­хо­ди­мые про­це­ду­ры.

«В кли­ни­ке жи­вот­ное из­бав­ля­ют от па­ра­зи­тов, вак­ци­ни­ру­ют, чи­пи­ру­ют, сте­ри­ли­зу­ют, ка­стри­ру­ют или же про­из­во­дят дру­гие необ­хо­ди­мые про­це­ду­ры», – рас­ска­зы­ва­ет Элий­за Мет­соя из Со­ю­за за­щи­ты жи­вот­ных.

По­сле по­лу­че­ния сиг­на­ла об остав­лен­ном жи­вот­ном, ко­то­рое до­став­ле­но в при­ют, ра­бот­ни­ки сра­зу же вы­ез­жа­ют на ме­сто. Как рас­ска­зы­ва­ет Трий­ну Прикс из недо­ход­но­го объ­еди­не­ния при­ютов Эсто­нии, пер­вым де­лом необ­хо­ди­мо вы­яс­нить, есть ли у жи­вот­но­го чип или дру­гая воз­мож­ность най­ти его хо­зя­и­на.

«Ес­ли та­кая воз­мож­ность есть, то мы сра­зу свя­зы­ва­ем­ся с хо­зя­и­ном и пред­ла­га­ем ему несколь­ко ва­ри­ан­тов дей­ствия. Во­пер­вых, мож­но при­е­хать са­мо­му на то ме­сто, где жи­вот­ное бы­ло най­де­но. Та­к­же на­ши со­труд­ни­ки мо­гут при­вез­ти жи­вот­ное пря­мо до­мой, – рас­ска­зы­ва­ет Прикс. – Са­мый неже­ла­тель­ный для жи­вот­но­го сце­на­рий – это путь в при­ют, от­ку­да его дол­жен за­брать хо­зя­ин».

Ес­ли вла­дель­ца уста­но­вить невоз­мож­но, то дру- гих ва­ри­ан­тов нет: жи­вот­ное на­прав­ля­ет­ся в при­ют, где его фо­то­гра­фи­ру­ют и вы­став­ля­ют дан­ные о нем на сай­те при­ю­та и в со­ци­аль­ной се­ти Facebook.

Ко­му зво­нить, ку­да пи­сать?

За­ме­тив на ули­це оди­но­кое жи­вот­ное, осо­бен­но в хо­лод­ное вре­мя го­да, сра­зу воз­ни­ка­ет же­ла­ние на­кор­мить его, что бы хоть как-то по­мочь. Од­на­ко ра­бот­ни­ки при­ю­та не со­ве­ту­ют кор­мить жи­вот­ных.

«Еда для по­те­ряв­ших­ся или остав­лен­ных жи­вот­ных очень важ­на, ведь кор­мить их неко­му. Од­на­ко сто­ит де­лать это ак­ку­рат­но, так как по­сто­ян­ное под­карм­ли­ва­ние может по­спо­соб­ство­вать об­ра­зо­ва­нию це­лой ко­ло­нии жи­вот­ных, и в при­ют при­дет­ся от­прав­лять всех», – го­во­рит Элий­за Мет­соя из Со­ю­за за­щи­ты жи­вот­ных.

Вдо­ба­вок, не нуж­но за­бы­вать о том, что жи­вот­ное может быть пе­ре­нос­чи­ком па­ра­зи­тов, и в ре­зуль­та­те кон­так­та у че­ло­ве­ка может раз­вить­ся гри­бок или дру­гое за­бо­ле­ва­ние. А вот ди­кие кошки или собаки во­об­ще мо­гут вас уку­сить.

Луч­ше сна­ча­ла по­зво­нить в при­ют и по­лу­чить кон­суль­та­цию у спе­ци­а­ли­стов. Так мож­но бу­дет вы­яс­нить, смо­же­те ли вы остать­ся с жи­вот­ным до при­ез­да ра­бот­ни­ков при­ю­та.

За­ча­стую боль­шое же­ла­ние по­мочь жи­вот­но­му пе­ре­кры­ва­ет про­стое незна­ние, ку­да в та­ких слу­ча­ях об­ра­щать­ся. Ес­ли, на­при­мер, вы за­ме­ти­ли оди­но­кое или бро­шен­ное жи­вот­ное в чер­те Тал­лин­на, то сме­ло зво­ни­те по круг­ло­су­точ­но­му но­ме­ру при­ю­та – 51 414 31 – и опи­ши­те ра­бот­ни­кам си­ту­а­цию.

Сто­ит та­к­же от­ме­тить, что не нуж­но сра­зу зво­нить в по­ли­цию, так как в ее ком­пе­тен­ции на­хо­дит­ся толь­ко ве­де­ние де­ло­про­из­вод­ства о про­ступ­ке по ста­тье

Ра­но или позд­но прак­ти­че­ски у каж­до­го че­ло­ве­ка воз­ни­ка­ет же­ла­ние за­ве­сти до­маш­нее жи­вот­ное. Но, к со­жа­ле­нию, мно­гие, как го­во­рит­ся, на­иг­ра­ют­ся и вы­бро­сят. Хо­тя пи­то­мец – не иг­руш­ка, а жи­вое су­ще­ство. Осо­бен­но си­ту­а­ция обост­ря­ет­ся осе­нью, ко­гда за­кан­чи­ва­ет­ся дач­ный се­зон и лю­ди по­ки­да­ют свои лет­ние до­ма и участ­ки, остав­ляя там и раз­ную жив­ность. Ку­да об­ра­щать­ся бди­тель­ным граж­да­нам и ка­кое на­ка­за­ние гро­зит вла­дель­цу бро­шен­но­го жи­вот­но­го – вы­яс­ня­ла «МК-Эсто­ния». 1200 ев­ро штра­фа мож­но по­лу­чить за то, что вы оставили сво­е­го пи­том­ца уми­рать на ули­це.

За­ко­на о за­щи­те жи­вот­ных (недо­пу­сти­мое де­я­ние в от­но­ше­ние жи­вот­но­го, в том чис­ле и остав­ле­ние жи­вот­но­го на про­из­вол судь­бы).

Пресс-сек­ре­тать по­ли­ции Вик­то­рия Кор­пан под­чер­ки­ва­ет, что для на­ча­ла сле­ду­ет об­ра­тить­ся в Ве­те­ри­нар­но-пи­ще­вой де­пар­та­мент или же Ин­спек­цию по окру­жа­ю­щей сре­де. Имен­но у этих ор­га­ни­за­ций есть пра­во осу­ществ­лять над­зор.

«Об­сто­я­тель­ства, при ко­то­рых жи­вот­ное ока­за­лось на ули­це или про­сто бы­ло где-то остав­ле­но, необ­хо­ди­мо тща­тель­но про­ве­рить, – го­во­рит Кор­пан. – Жи­вот­ное ведь мог­ло по­про­сту убе­жать или про­пасть при дру­гих об­сто­я­тель­ствах. По­это­му сра­зу же на­чи­нать де­ло­про­из­вод­ство неце­ле­со­об­раз­но».

Жизнь в при­юте

По­сле то­го, как жи­вот­ное по­па­ло в при­ют, у него на­чи­на­ет­ся но­вая жизнь. Здесь о нем за­бо­тят­ся, кор­мят, ле­чат, иг­ра­ют и ста­ра­ют­ся най­ти но­во­го хо­зя­и­на.

«Со­глас­но За­ко­ну о за­щи­те жи­вот­ных, в те­че­ние двух недель мы ждем еще ста­ро­го хо­зя­и­на, ко­то­рый может вернуться за сво­им чет­ве­ро­но­гим дру­гом. По­сле это­го у нас есть пра­во пе­ре­дать пи­том­ца в но­вые лю­бя­щие ру­ки», – рас­ска­зы­ва­ет Трий­ну Прикс из недо­ход­но­го объ­еди­не­ния при­ютов Эсто­нии.

Здо­ро­вое, ак­тив­ное и об­щи­тель­ное жи­вот­ное может про­жить в при­юте столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко по­на­до­бит­ся для по­ис­ков но­во­го хо­зя­и­на.

Уго­лов­но на­ка­зу­е­мо

Не сто­ит бро­сать сво­е­го жи­вот­но­го не толь­ко по­то­му, что это про­ти­во­ре­чит мо­раль­ным прин­ци­пам, но и по за­ко­ну. В Эсто­нии хо­зя­ев, ко­то­рые бро­си­ли сво­е­го чет­ве­ро­но­го­го дру­га на про­из­вол судь­бы, ждет уго­лов­ное на­ка­за­ние.

«В ка­че­стве на­ка­за­ния по­ли­ция может вы­пи­сать де­неж­ный штраф в раз­ме­ре от 800 до 1200 ев­ро или пред­пи­сать ли­ше­ние сво­бо­ды сро­ком на год», – по- яс­ня­ет Мар­тин Ал­т­рая из В е те р и н а р н о - п и ще в о го де­пар­та­мен­та.

У нас в стране уже бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда по­ли­ция от­кры­ва­ла де­ло­про­из­вод­ства о про­ступ­ке на хо­зя­ев, а ино­гда да­же уго­лов­ные де­ла.

К то­му же, ес­ли дело дой­дет до су­да и он при­зна­ет, что с жи­вот­ным обо­шлись слиш­ком жестоко, су­дья может при­су­дить до­пол­ни­тель­ное на­ка­за­ние в ви­де за­пре­та на при­об­ре­те­ние кон­крет­но­го ви­да или по­ро­ды жи­вот­но­го. Ес­ли вы со­вер­ши­ли про­сту­пок, то сро­ком до трех лет, а вот при уго­лов­ном де­ле при­дет­ся за­быть о лю­би­мой по­ро­де собаки или кошки на пять лет.

Тя­же­ло по­нять, почему во­об­ще лю­ди ре­ша­ют оста­вить сво­е­го пи­том­ца од­но­го. Гла­ва тар­тус­ко­го при­ю­та для жи­вот­ных Кир­ке Ро­оса­ар счи­та­ет, что у та­ких лю­дей это про­сто в кро­ви – им при­су­щи боль­шие про­бе­лы в куль­тур­ном и ду­хов­ном раз­ви­тии, ка­кие-то уста­рев­шие при­выч­ки и про­сто без­от­вет­ствен­ность.

Две неДе­ли на

по­иСК: ко­гда жи­вот­ное по­па­да­ет в при­ют, то в те­че­ние пер­вых недель пы­та­ют­ся най­ти преж­не­го хо­зя­и­на, а уже по­сле это­го на­чи­на­ют ис­кать но­во­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.