МИ­НИСТР ЖЕН­СКО­ГО СЧА­СТЬЯ

Кол­лон­тай про­ра­бо­та­ла в пра­ви­тель­стве все­го че­ты­ре ме­ся­ца. Нем­но­гим по­ли­ти­кам уда­ва­лось за столь ко­рот­кий срок сде­лать так мно­го

MK Estonia - - 100-ЛЕТИЕ РЕВОЛЮЦИИ - Лео­нид МЛЕЧИН. Фо­то Wikipedia.org

В Смоль­ном в те ре­во­лю­ци­он­ные дни 1917 го­да при­е­хав­шую из Со­еди­нен­ных Шта­тов жур­на­лист­ку по­зна­ко­ми­ли с чле­ном ЦК пар­тии боль­ше­ви­ков Алек­сан­дрой Кол­лон­тай. Аме­ри­кан­ка без око­лич­но­стей спро­си­ла: — Вы ско­ро бу­де­те ми­ни­стром? — Ко­неч­но, нет, — от­ве­ти­ла она, сме­ясь. — Ес­ли бы мне при­шлось стать ми­ни­стром, я ста­ла бы та­кой же глу­пой, как и все ми­ни­стры.

О ПОЛЬЗЕ ИГРАЛЬНЫХ КАРТ

А 30 ок­тяб­ря 1917 го­да Ле­нин вру­чил Алек­сан­дре Ми­хай­ловне удо­сто­ве­ре­ние: «Рес­пуб­ли­кан­ское Пра­ви­тель­ство (Со­вет На­род­ных Ко­мис­са­ров) упол­но­мо­чи­ва­ет то­ва­ри­ща А.Кол­лон­тай на­род­ным ко­мис­са­ром об­ще­ствен­но­го при­зре­ния».

На са­мом де­ле ее ве­дом­ство на­зва­ли Нар­ко­ма­том го­су­дар­ствен­но­го при­зре­ния. Это за­бы­тое ныне сло­во озна­ча­ло со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние. Аме­ри­кан­ская жур­на­лист­ка вновь при­шла к Кол­лон­тай, что­бы вы­яс­нить, как бу­дет ор­га­ни­зо­ва­но рас­пре­де­ле­ние сгу­щен­но­го мо­ло­ка, по­лу­чен­но­го Крас­ным Кре­стом из Со­еди­нен­ных Шта­тов. Не без ехид­ства на­пом­ни­ла нар­ко­му о недав­нем раз­го­во­ре.

— А я дей­стви­тель­но глу­пею, — ска­за­ла Кол­лон­тай. — Но что де­лать? Нас так ма­ло, а ра­бо­ты мно­го.

В ее ру­ках ока­за­лось огром­ное хо­зяй­ство, вспо­ми­на­ла Алек­сандра Кол­лон­тай: «Это и при­юты, и ин­ва­ли­ды вой­ны, и про­тез­ные ма­стер­ские, и боль­ни­цы, и са­на­то­рии, и ко­ло­нии для про­ка­жен­ных, и вос­пи­та­тель­ные до­ма, и ин­сти­ту­ты де­виц, и до­ма для сле­пых».

В Рос­сии бы­ло два с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на ин­ва­ли­дов вой­ны и еще че­ты­ре мил­ли­о­на ра­не­ных и боль­ных. Все они те­перь за­ви­се­ли от ее спо­соб­но­сти им по­мочь. Она сра­зу по­ста­ви­ла во­прос о пен­си­ях ин­ва­ли­дам вой­ны, мно­гие из ко­то­рых ни­щен­ство­ва­ли. Жур­на­ли­сты спра­ши­ва­ли ее, как она на­ме­ре­ва­ет­ся до­быть та­кие боль­шие сред­ства.

— На­хо­ди­ла же стра­на день­ги на вой­ну, — уве­рен­но от­ве­ча­ла она. — Най­дем и на это.

Но де­нег нар­ко­ма­ту да­ва­ли ма­ло. За­то на­де­ли­ли мо­но­поль­ным пра­вом на про­да­жу игральных карт. Кол­лон­тай рас­по­ря­ди­лась про­да­вать их по ис­клю­чи­тель­но вы­со­кой цене. По­ку­па­те­ли жа­ло­ва­лись, но за­ка­зы­ва­ли сра­зу по мно­го ко­лод.

НО­ВЫЕ ЗА­КО­НЫ И ЦЕР­КОВЬ

Но­ва­ции Кол­лон­тай вы­зы­ва­ли в ту по­ру на­смеш­ки и раз­дра­же­ние, но сде­лан­ное ею про­из­ве­ло сво­е­го ро­да ре­во­лю­цию в се­мей­ных от­но­ше­ни­ях. Ее уси­ли­я­ми бы­ли при­ня­ты два важ­ней­ших за­ко­на. 16 де­каб­ря 1917 го­да появился де­крет ВЦИК и Со­ве­та на­род­ных ко­мис­са­ров «О рас­тор­же­нии бра­ка», а 18 де­каб­ря — «О граж­дан­ском бра­ке, о де­тях и о вве­де­нии книг ак­тов со­сто­я­ния». Оба за­ко­на бы­ли ку­да про­грес­сив­нее, чем при­ня­тые к то­му вре­ме­ни в боль­шин­стве ев­ро­пей­ских стран. За два дня пра­ви­тель­ство Рос­сии по пред­ло­же­нию Кол­лон­тай ре­ши­ло про­бле­мы, ко­пив­ши­е­ся де­ся­ти­ле­ти­я­ми.

Раз­вод те­перь без тру­да мог по­лу­чить лю­бой из су­пру­гов. В де­кре­те го­во­ри­лось: «Брак рас­тор­га­ет­ся вслед­ствие прось­бы о том обо­их су­пру­гов или хо­тя бы од­но­го из них». За­да­ча судьи со­сто­я­ла толь­ко в том, что­бы ре­шить, с кем оста­нут­ся несо­вер­шен­но­лет­ние де­ти и кто бу­дет да­вать сред­ства на их воспитание.

Вто­рой де­крет за­ме­нил брак цер­ков­ный граж­дан­ским, уста­но­вил ра­вен­ство су­пру­гов (в том чис­ле в пра­ве на об­щую се­мей­ную соб­ствен­ность и на свои до­хо­ды) и урав­нял в пра­вах вне­брач­ных де­тей с за­кон­но­рож­ден­ны­ми. Рож­ден­ные вне бра­ка то­же по­лу­чи­ли пра­во на али­мен­ты. При­чем от­цов­ство уста­нав­ли­ва­лось су­дом на ос­но­ве за­яв­ле­ния ма­те­ри.

Неко­то­рые исто­ри­ки по­ла­га­ют, что по­спеш­ность при­ня­тия де­кре­та о граж­дан­ском бра­ке дик­то­ва­лась же­ла­ни­ем боль­ше­ви­ков от­нять у церк­ви ос­нов­ную сфе­ру вли­я­ния. Тем бо­лее что 20 ян­ва­ря 1918 го­да Сов­нар­ком при­нял де­крет о сво­бо­де со­ве­сти, цер­ков­ных и ре­ли­ги­оз­ных об­ще­ствах — об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ства, а шко­лы от церк­ви.

Но ед­ва ли это был глав­ный мо­тив для Кол­лон­тай. Ею ру­ко­во­ди­ло страст­ное же­ла­ние урав­нять жен­щи­ну в пра­вах с муж­чи­ной. И как толь­ко она по­лу­чи­ла воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вать свои идеи, она это сде­ла­ла.

А по­за­бо­тить­ся о де­тях, рож­ден­ных вне бра­ка, бы­ло осо­бо бла­гим де­лом. Она из­ба­ви­ла де­ти­шек от клей­ма, ко­то­рое на них ста­ви­ли. А та­ких де­тей бы­ло нема­ло. Вид­ный боль­ше­вик, пред­се­да­тель Мин­ско­го со­ве­та Карл Лан­дер пи­сал в ав­то­био­гра­фии: «Я имел по то­гдаш­ним усло­ви­ям несча­стье при­над­ле­жать к ка­те­го­рии за­клей­мен­ных пре­зре­ни­ем неза­кон­но­рож­ден­ных».

По­мест­ный со­бор от­верг пред­ло­же­ние счи­тать по­во­дом к раз­во­ду же­сто­кое об­ра­ще­ние с су­пру­гом. Пре­ду­пре­дил, что «брак, освя­щен­ный Цер­ко­вью, не может быть рас­торг­нут граж­дан­ской вла­стью». Пра­во­слав­ные хри­сти­ане, ко­то­рых раз­ве­дет су­дья и ко­то­рые всту­пят в но­вый граж­дан­ский брак, бу­дут «по­вин­ны в мно­го­жен­стве и пре­лю­бо­де­я­нии». Но за­ко­но­да­тель­ство Алек­сан­дры Кол­лон­тай боль­ше от­ве­ча­ло по­треб­но­стям об­ще­ства.

АБОРТ — НЕ ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЕ

В сво­ем нар­ко­ма­те Кол­лон­тай со­зда­ла от­дел охра­ны ма­те­рин­ства и мла­ден­че­ства, обе­щая пол­но­цен­ную ме­ди­цин­скую по­мощь всем бу­ду­щим ма­те­рям за го­су­дар­ствен­ный счет. Бла­го­да­ря Алек­сан­дре Ми­хай­ловне абор­ты пе­ре­ста­ли счи­тать­ся пре­ступ­ле­ни­ем.

Со­хра­нил­ся «От­чет по сто­лу прес­сы Ко­мис­са­ри­а­та го­су­дар­ствен­но­го при­зре­ния за вто­рое по­лу­го­дие 1917 го­да». Это вы­рез­ки из га­зет о де­я­тель­но­сти ве­дом­ства Кол­лон­тай. Сре­ди них — на­пе­ча­тан­ное в прес­се рас­по­ря­же­ние нар­ко­ма Пет­ро­град­ской зем­ской упра­ве: «На­сто­я­щим пред­пи­сы­ва­ет­ся вы­да­вать су­точ­ные день­ги уво­лен­ным в пер­во­быт­ное со­сто­я­ние увеч­ным, ра­не­ным и боль­ным, а та­к­же вы­здо­рав­ли­ва­ю­щим сол­да­там».

Де­кре­том Сов­нар­ко­ма об­ра­зо­ва­ли Все­рос­сий­ский союз увеч­ных во­и­нов — для по­мо­щи ин­ва­ли­дам вой­ны и их се­мьям. При Нар­ко­ма­те го­су­дар­ствен­но­го при­зре­ния об­ра­зо­ва­ли Вре­мен­ный цен­траль­ный ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет увеч­ных во­и­нов.

Кол­лон­тай про­си­ла 15 де­каб­ря 1917 го­да на за­се­да­нии Сов­нар­ко­ма уста­но­вить пен­сии увеч­ным во­и­нам. Чле­ны пра­ви­тель­ства со­гла­си­лись уста­но­вить над­бав­ку к пен­си­ям ин­ва­ли­дов вой­ны. Несколь­ко недель Кол­лон­тай вы­пра­ши­ва­ла семь­де­сят мил­ли­о­нов руб­лей на нуж­ды увеч­ных. 16 ян­ва­ря 1918 го­да Сов­нар­ком вы­де­лил все­го три мил­ли­о­на.

«Не бы­ло ни дня, ни но­чи, — вспо­ми­на­ла Алек­сандра Ми­хай­лов­на. — Фронт, война, на­ступ­ле­ние и мои увеч­ные во­и­ны, тре­бу­ю­щие но­вых про­те­зов. По­ста­нов­ле­ние Сов­нар­ко­ма о со­ци­аль­ном обес­пе­че­нии. Матро­сы, ве­ре­ни­ца­ми при­во­дя­щие ко мне сво­их жен и по­друг, что­бы я «без про­во­лоч­ки» раз­ме­ща­ла их по еще не су­ще­ству­ю­щим, еще толь­ко на­ме­чен­ным до­мам для ма­те­рей.

Ор­га­ни­зу­ем Со­в­де­пы, и к нам яв­ля­ют­ся про­ка­жен­ные из Жи­вых Клю­чей, же­ла­ю­щие са­мо­управ­лять­ся. Клу­бок за­дач и недо­де­лан­ных на­ме­чен­ных но­вых на­чи­на­ний. За­крою гла­за — все ли­ца, ли­ца, ли­ца. Про­си­те­ли — лю­ди «с иде­я­ми», лю­ди с про­ек­та­ми, лю­ди с пре­тен­зи­я­ми, лю­ди с бла­ги­ми на­ме­ре­ни­я­ми».

ПРИ­ЮТЫ ВМЕ­СТО МО­НА­СТЫ­РЕЙ

У Кол­лон­тай воз­ник­ла идея пе­ре­дать мо­на­сты­ри в ве­де­ние ее нар­ко­ма­та — для ис­поль­зо­ва­ния в ка­че­стве при­ютов для ин­ва­ли­дов и пре­ста­ре­лых. Она об­ра­ти­лась в пра­ви­тель­ство: «На­род­ный ко­мис­са­ри­ат го­су­дар­ствен­но­го при­зре­ния, силь­но нуж­да­ясь в под­хо­дя­щих по­ме­ще­ни­ях как для пре­ста­ре­лых, так рав­но и для про­чих при­з­ре­ва­е­мых, на­хо­дит необ­хо­ди­мым рек­ви­зи­цию Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ры».

Сов­нар­ком ее под­дер­жал. От­ряд крас­но­гвар­дей­цев и мат­ро­сов при­был в лав­ру, что­бы пе­ре­дать часть мо­на­стыр­ских зда­ний ин­ва­ли­дам вой­ны. Лю­ди с ору­жи­ем столк­ну­лись с бо­го­моль­ца­ми, про­изо­шло тра­ги­че- ское со­бы­тие — был убит свя­щен­ник отец Петр Ски­пет­ров.

Но Кол­лон­тай не от­ка­за­лась от мыс­ли ис­поль­зо­вать мо­на­сты­ри в нуж­дах го­су­дар­ства. 30 ок­тяб­ря 1918 го­да в «Ве­чер­них из­ве­сти­ях» по­яви­лась ее ста­тья «Ста­рость — не про­кля­тье, а за­слу­жен­ный от­дых»:

«В ком­му­ни­сти­че­ском го­су­дар­стве не может и не долж­но быть ме­ста для бес­при­ют­ной за­бро­шен­но­сти и оди­но­кой ста­ро­сти. За­бо­та ком­му­ни­сти­че­ско­го го­су­дар­ства — это ор­га­ни­за­ция об­ще­жи­тий для по­жи­лых, от­ра­бо­тав­ших свою до­лю, ра­бо­чих и ра­бот­ниц. Ра­зу­ме­ет­ся, эти об­ще­жи­тия не долж­ны быть по­хо­жи на ка­пи­та­ли­сти­че­ские бо­га­дель­ни-ка­зар­мы, ку­да рань­ше по­сы­ла­ли ста­ри­ков и ста­рух «по­ми­рать»… Ста­ро­сти близ­ка при­ро­да с ее успо­ка­и­ва­ю­щей ду­шу муд­ро­стью и ве­ли­ча­вой ти­ши­ной. Все­го луч­ше ор­га­ни­зо­вы­вать та­кие об­ще­жи­тия за го­ро­дом, обес­пе­чи­вая в них ста­ре­ю­щим ра­бо­чим и ра­бот­ни­цам по­силь­ный труд…

Но где взять сей­час та­кие до­ма, зда­ния, при­спо­соб­ле­ния для на­ме­чен­ной це­ли? До­ма, зда­ния эти есть — это мо­на­сты­ри».

10 но­яб­ря 1918 го­да в «Прав­де» Алек­сандра Ми­хай­лов­на про­дол­жи­ла те­му — как по­мочь ин­ва­ли­дам, боль­ным ту­бер­ку­ле­зом, ис­то­щен­ным недо­еда­ни­ем:

«Что может быть бо­лее под­хо­дя­щим для са­на­то­ри­ев, чем рас­ки­дан­ные по всей Рос­сии «чер­ные гнез­да» — мо­на­сты­ри? Обыч­но они рас­по­ло­же­ны за чер­той го­ро­да, сре­ди по­лей, лу­гов; тут же сад, ого­род, ко­ро­вы — зна­чит, мо­ло­ко для боль­ных!

Ска­жут: за­нять мо­на­сты­ри под са­на­то­рии, под здрав­ни­цы! Ко­щун­ство! Ни­чуть. Раз­ве ло­зунг Ком­му­ни­сти­че­ской Рос­сии не гла­сит: кто не тру­дит­ся — да не ест? А для ко­го еще тай­на, что мо­на­сты­ри — гнез­да ту­не­яд­цев?..

Мо­наш­кам и мо­на­хам в цве­те сил и здо­ро­вья по­ра ска­зать: усту­пи­те ва­ши ке­льи тем, кто в них нуж­да­ет­ся! Не лги­те, не го­во­ри­те, что вы от­ре­ши­лись от «зем­ных ра­до­стей» и спа­са­е­те ду­шу свою. До нас слиш­ком ча­сто до­хо­дят слу­хи о тех без­об­ра­зи­ях, что тво­рят­ся за сте­на­ми мо­на­стыр­ски­ми в ва­ших «чер­ных гнез­дах».

Чис­ло мо­на­ше­ству­ю­щих в Рос­сии до­сти­га­ло ста ты­сяч. Из них мо­на­хинь — сем­на­дцать ты­сяч, по­слуш­ниц — боль­ше пя­ти­де­ся­ти ты­сяч. Кон­сти­ту­ция РСФСР, при­ня­тая в 1918 го­ду, ли­ши­ла их из­би­ра­тель­ных прав. Ста­лин по­за­бо­тил­ся о том, что­бы к 1939 го­ду мо­на­сты­рей в Со­вет­ском Со­ю­зе не оста­лось. ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ СЛЕ­ДУ­ЕТ: Как боль­ше­ви­ки бра­ли под кон­троль во­ору­жен­ные си­лы стра­ны?

Пер­вые ста­тьи Лео­ни­да Мле­чи­на из се­рии: «ВЕЛИКАЯ ОК­ТЯБРЬ­СКАЯ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ. ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ» чи­тай­те на сай­те www.mk.ru.

Алек­сандра Кол­лон­тай ак­тив­но на­ста­и­ва­ла на пе­ре­да­че мо­на­сты­рей в ве­де­ние ее нар­ко­ма­та — для ис­поль­зо­ва­ния в ка­че­стве при­ютов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.