«КЕРЧЕНСКИИ СТРЕ­ЛОК»: НА­ЧА­ЛО

Мы на­шли дру­га Вла­да Рос­ля­ко­ва, ко­то­рый рас­ска­зал о его дет­стве

MK Estonia - - ГРОМКОЕ ДЕЛО -

Чем даль­ше про­дви­га­ет­ся рас­сле­до­ва­ние по гром­ко­му де­лу в Кер­чи, тем боль­ше по­яв­ля­ет­ся во­про­сов, свя­зан­ных с че­ло­ве­ком, ко­то­рый ор­га­ни­зо­вал и со­вер­шил страш­ное пре­ступ­ле­ние. Мы свя­за­лась с пар­нем, ко­то­ро­го Рос­ля­ков счи­тал сво­им луч­шим дру­гом. Прав­да, де­ло бы­ло еще в школь­ные го­ды. Мо­ло­дой че­ло­век рас­ска­зал о жиз­ни сво­е­го при­я­те­ля и опро­верг мно­гие до­во­ды, ко­то­рые зву­ча­ли ра­нее.

Еще три го­да на­зад Алек­сей (имя из­ме­не­но) счи­тал Рос­ля­ко­ва сво­им луч­шим дру­гом. Соб­ствен­но, как и Влад его. При­я­те­ли си­де­ли за од­ной школь­ной пар­той, сво­бод­ное вре­мя про­во­ди­ли вме­сте, спор­тив­ную сек­цию то­же по­се­ща­ли вдво­ем. Се­кре­тов друг от дру­га не бы­ло. — Ко­гда вы с ним по­след­ний раз об­ща­лись?

— По­след­ний раз с Вла­дом мы об­ща­лись боль­ше двух лет на­зад, — на­чал раз­го­вор Алек­сей. — То­гда все бы­ло нор­маль­но, ни­ка­ких стран­но­стей я за ним не за­ме­чал. Мы ведь как по­сле шко­лы разо­шлись, так друж­ба и з а к о н ч и л а с ь . Та­кое ча­сто бы­ва­ет. Под­рост­ки ме­ня­ют ме­сто уче­бы, и по­яв­ля­ют­ся но­вые дру­зья. — Но вы под­дер­жи­ва­ли вир­ту­аль­ное об­ще­ние?

— Вир­ту­аль­ное об­ще­ние то­же про­ис­хо­ди­ло от слу­чая к слу­чаю. Пом­ню, год на­зад я ра­ди лю­бо­пыт­ства за­гля­нул на его стра­нич­ку в соц­се­ти и был удив­лен. Влад ча­сто по­стил фот­ки со сва­сти­кой, ору­жи­ем, ка­кие-то стран­ные ци­та­ты вы­став­лял. Рань­ше ни­че­го по­доб­но­го я за ним не за­ме­чал. Боль­ше я к нему на стра­нич­ку не за­хо­дил.

— Го­во­рят, по­след­ние два го­да Рос­ля­ков все сво­бод­ное вре­мя про­во­дил за ком­пью­те­ром. А в шко­ле как бы­ло?

— В шко­ле он то­же нема­ло вре­ме­ни про­во­дил за ком­пью­те­ром. Мы с ним вме­сте ре­за­лись в раз­ные без­обид­ные иг­ры. Прав­да, гу­ля­ли го­раз­до боль­ше. Ра­за 3–4 в неде­лю точ­но. — Де­воч­ки ему нра­ви­лись?

— Вот это стран­ный мо­мент в его био­гра­фии. Влад по­че­му-то со­всем не же­лал об­щать­ся с де­воч­ка­ми, да­же из­бе­гал их. Пом­ню, как-то ве­че­ром мы от­пра­ви­лись с ним ку­пать­ся на мо­ре. Три дев­чон­ки по­зва­ли нас по­том по­гу­лять. Я со­гла­сил­ся. Ре­ак­ция Вла­да ме­ня уди­ви­ла — он ни в ка­кую не со­гла­шал­ся ид­ти с де­воч­ка­ми. В ито­ге от­ка­за­ли мы им. И по­доб­ные ве­щи про­ис­хо­ди­ли с Вла­дом ча­сто. Жен­ских ком­па­ний он сто­ро­нил­ся. Хо­тя де­воч­ки тя­ну­лись к нему, он да­же неко­то­рым нра­вил­ся. То­гда мне ка­за­лось, что у него се­рьез­ные ком­плек­сы по это­му по­во­ду. — В спор­тив­ной сек­ции вы то­же вме­сте за­ни­ма­лись?

— Да, до­воль­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя вме­сте хо­ди­ли в ка­чал­ку. Влад был по­ме­шан на спор­те, он се­рьез­но от­но­сил­ся к тре­ни­ров­кам. Вот там он по­дру­жил­ся с пар­ня­ми, ко­то­рые бы­ли го­раз­до стар­ше его, им по 20–22 го­да бы­ло в то вре­мя. Вла­ду при­шлось за­вя­зать с ка­чал­кой, ко­гда у него ста­ла силь­но бо­леть кисть ру­ки и он уже не мог под­ни­мать тя­же­лые ган­те­ли. — Вы хо­ро­шо зна­ли его ро­ди­те­лей?

— Ко­неч­но. И мо­гу ска­зать: все, что сей­час пи­шут про его ро­ди­те­лей, не со­от­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти. Мно­гие ви­нят его ро­ди­те­лей в слу­чив­шем­ся, мол, те недо­лю­би­ли ре­бен­ка в дет­стве. Это не так. Ро­ди­те­ли его лю­би­ли, и он им от­ве­чал вза­им­но­стью. С ма­мой у Вла­да сло­жи­лись теп­лые от­но­ше­ния. Его мать — обыч­ная жен­щи­на, не стро­гая, обо­жа­ла сво­е­го сы­на, они ведь прак­ти­че­ски не ссо­ри­лись ни­ко­гда. Кста­ти, они мно­го вре- ме­ни про­во­ди­ли вме­сте. Мне ка­за­лось, Влад с ней де­лил­ся сво­и­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, про­бле­ма­ми и ра­до­стя­ми. Сын для нее был всем, как она го­во­ри­ла. По­друг у нее не бы­ло, род­ных — то­же, с му­жем она раз­ве­лась, ей, по су­ти, и по­го­во­рить бы­ло не с кем, кро­ме сы­на. Влад это по­ни­мал и ста­рал­ся уде­лять ма­те­ри вре­мя.

— Сек­та, ку­да хо­ди­ла его мать, мог­ла по­вли­ять на ми­ро­воз­зре­ние и пси­хи­ку Рос­ля­ко­ва? — В сек­ту его мать по­шла от безыс­ход­но­сти, ду­ма­ла там об­ре­сти дру­зей или най­ти

вы­ход из ни­ще­ты. А то, что «Сви­де­те­ли Ие­го­вы» (за­пре­щен­ная в Рос­сии экс­тре­мист­ская ор­га­ни­за­ция. — Авт.) мог­ли по­вли­ять на Вла­да — ерун­да. Его ма­ма по пят­ни­цам дей­стви­тель­но про­си­ла сы­на по­се­щать со­бра­ния сек­ты. Но он ту­да хо­дил, что­бы толь­ко ее не огор­чать. Я с ним ино­гда за ком­па­нию то­же хо­дил на ме­ро­при­я­тия, что­бы ему скуч­но не бы­ло. Там, ко­неч­но, бред пол­ный нес­ли. Мы с Вла­дом при­ка­лы­ва­лись боль­ше, он по­том мно­го шу­тил над «сви­де­те­ля­ми». Так что он не был во­вле­чен в сек­ту. — Ваш при­я­тель ком­плек­со­вал из-за бед­но­сти?

— Да у нас в Кер­чи все бед­но жи­вут. Не ска­жу, что се­мья Рос­ля­ко­ва ни­щен­ство­ва­ла — на одеж­ду, еду и ка­чал­ку средств хва­та­ло. На лич­ные рас­хо­ды он у ма­те­ри ни­че­го не про­сил. Но па­па Вла­да ча­стень­ко под­ки­ды­вал ему день­жат. Отец да­же как-то сы­ну на про­те­ин 3 ты­ся­чи руб­лей вы­де­лил. Один раз, прав­да, это бы­ло. Сей­час со­се­ди го­во­рят, что отец бил Рос­ля­ко­ва, сам пил силь­но. Но Влад мне ни­че­го та­ко­го не рас­ска­зы­вал. Знаю, что он плот­но об­щал­ся с от­цом. Ча­сто го­стил у него. Я то­же ино­гда си­дел в го­стях у его от­ца. Влад за жизнь с ним мно­го раз­го­ва­ри­вал. Он от­цу до­ве­рял. По­жа­луй, да­же боль­ше вре­ме­ни Рос­ля­ков с от­цом про­во­дил, чем с ма­те­рью. И еще — отец ни­ко­гда не оби­жал сы­на, ру­ку на него не под­ни­мал, это точ­но. На свое бед­ствен­ное по­ло­же­ние Влад не жа­ло­вал­ся. Он был ве­се­лым, ком­па­ней­ским пар­нем, мы мно­го ту­со­ва­лись, сме­я­лись, гу­ля­ли, о день­гах и не ду­ма­ли. — По­че­му он ушел из шко­лы по­сле 9-го клас­са?

— По­то­му что пло­хо учил­ся. Не бы­ло смыс­ла даль­ше оста­вать­ся в шко­ле. Пре­по­да­ва­те­ли и так «по­да­ри­ли» ему по­ло­жи­тель­ные оцен­ки для ат­те­ста­та. — Он мечтал о чем-то? — Ни о чем не мечтал. — Ору­жи­ем увле­кал­ся?

— Осо­бо не увле­кал­ся. Толь­ко ко­гда у него по­явил­ся но­ут­бук, он под­сел на иг­ру, где мож­но раз­би­рать и со­би­рать ору­жие. Мне го­во­рил, что про­сто ему ин­те­рес­но ста­ло. — Рос­ля­ков был скрыт­ным? — На­обо­рот, очень от­кро­вен­ный па­рень был. Ни­че­го от ме­ня не скры­вал, это точ­но. — По­ми­мо вас он с кем-то еще дру­жил? — Пол­но у него бы­ло дру­зей. У нас бы­ла тро­и­ца — нераз­лей­во­да. В шко­ле Влад еще

с дву­мя пар­ня­ми тес­но об­щал­ся. Де­воч­ки к нему тя­ну­лись.

— По­сле тра­ге­дии од­но­класс­ни­ца Рос­ля­ко­ва вы­ло­жи­ла пе­ре­пис­ку с ним, где он го­во­рил о том, что хо­тел бы устро­ить бой­ню в кол­ле­дже.

— Да, это на­ша од­но­класс­ни­ца Еле­на (имя из­ме­не­но) с ним пе­ре­пи­сы­ва­лась. По­сле слу­чив­ше­го­ся пе­ре­пис­ка по­па­ла в Сеть. Рас­ска­жу, как это бы­ло. Два го­да на­зад Ле­на по­про­си­ла ме­ня ски­нуть его стра­нич­ку в Се­ти. То­гда она с ним спи­са­лась. Влад сра­зу на­чал ей пи­сать про «Ко­лум­байн». Мы рань­ше и сло­ва та­ко­го не зна­ли. Скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние, буд­то кто-то ему все это рас­ска­зал и на про­тя­же­нии двух лет про­мы­вал моз­ги дан­ной те­мой. Он же пы­тал­ся всех зна­ко­мых, ко­то­рые с ним свя­зы­ва­лись по Се­ти, то­же увлечь этой те­мой. Ни о чем дру­гом он боль­ше го­во­рить не мог. Имен­но по этой при­чине все на­ши об­щие дру­зья от­да­ли­лись от него. Невоз­мож­но бы­ло по­сто­ян­но это вы­слу­ши­вать. Ни о чем дру­гом он боль­ше го­во­рить не мог.

— По­лу­ча­ет­ся, что по­след­ние два го­да о лич­ной жиз­ни Рос­ля­ко­ва ни­кто из его зна­ко­мых ни­че­го не знал?

— Вот это и стран­но. По­след­ние два го­да его дей­стви­тель­но ни­кто не ви­дел, да­же в го­ро­де мы его не встре­ча­ли. В ка­фе он не хо­дил, в ки­но его то­же не ви­де­ли. Ни один че­ло­век его не ви­дел. В про­шлом го­ду один наш об­щий зна­ко­мый слу­чай­но встре­тил его на ав­то­бус­ной оста­нов­ке. Хо­тел по­дой­ти к нему. Рос­ля­ков сде­лал вид, что они не зна­ко­мы. Де­мон­стра­тив­но от­вер­нул­ся. Был по­гру­жен в се­бя и яв­но не хо­тел с ним об­щать­ся. Наш при­я­тель и не стал с ним за­го­ва­ри­вать.

— Тео­ре­ти­че­ски Рос­ля­ков мог са­мо­сто­я­тель­но со­брать бом­бу? Он усид­чи­вый был, в хи­мии раз­би­рал­ся?

— Бом­бу мог со­брать. Тем бо­лее в Ин­тер­не­те есть по­дроб­ные ин­струк­ции. По­рох ку­пить, как я по­нял, то­же не про­бле­ма. Я ви­дел ро­лик, где опыт­ный стре­лок го­во­рил, ес­ли у че­ло­ве­ка есть ли­цен­зия на ору­жие, то он мо­жет спо­кой­но и по­рох ку­пить. А вот с хи­ми­ей у Рос­ля­ко­ва бы­ли боль­шие про­бле­мы, в шко­ле пред­мет ему не да­вал­ся. За­то усид­чи­во­сти Вла­ду бы­ло не за­ни­мать. Упер­тый был. К це­ли шел до кон­ца. — Агрес­сив­ный он был?

— В шко­ле драл­ся все­го один раз. В седь­мом клас­се пря­мо на уро­ке устро­ил дра­ку. Но в це­лом агрес­сию ред­ко про­яв­лял, но и в ка­ких-то доб­рых де­лах за­ме­чен то­же не был. — В кол­ле­дже Рос­ля­ко­ва мог­ли тра­вить?

— Бред это. Не тот он че­ло­век, ко­то­ро­го мож­но за­тра­вить. А ес­ли бы и тра­ви­ли, то не стал бы он из-за это­го уби­вать лю­дей.

Один из од­но­курс­ни­ков Вла­ди­сла­ва Рос­ля­ко­ва пред­по­ло­жил, что при­чи­ной тер­ак­та мог по­слу­жить тот факт, что Вла­ди­слав ча­сто си­дел на «сту­ле по­зо­ра», ку­да ди­рек­тор кол­ле­джа са­жа­ла нера­ди­вых уче­ни­ков и от­чи­ты­ва­ла. Ро­ди­те­ли уче­ни­ков под­твер­ди­ли, что в кол­ле­дже дей­стви­тель­но есть некий «стул по­зо­ра» — о нем ди­рек­тор учеб­но­го за­ве­де­ния по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ла ро­ди­те­лям на со­бра­ни­ях. Мы свя­за­лись с вы­пуск­ни­ком кол­ле­джа, ко­то­рый ча­сто си­дел на «сту­ле по­зо­ра». «Это все ерун­да, — рас­ска­зы­ва­ет Ар­ка­дий. — Все рав­но что вас на ра­бо­те на­чаль­ник бы вы­звал на ко­вер. Так и нас вы­зы­ва­ли в ка­би­нет к ди­рек­то­ру. На­про­тив сто­ла ди­рек­то­ра сто­ят сту­лья, ко­то­рые на­зы­ва­ют «сту­лья по­зо­ра». За­хо­дил про­ви­нив­ший­ся уче­ник, а ему и го­во­ри­ли: «Ты, Ива­нов, гру­бил на па­рах, при­са­жи­вай­ся на стул по­зо­ра». По­том со­би­ра­ют­ся все учи­те­ля и на­чи­на­ют от­чи­ты­вать сту­ден­та за плохую уче­бу или за по­ве­де­ние. Ни­че­го страш­но­го в этом нет. «Стул по­зо­ра» сво­е­го ро­да шут­ли­вое на­зва­ние, все уче­ни­ки толь­ко ржут над этим».

— Ко­гда вы узна­ли, что Рос­ля­ков устро­ил бой­ню в кол­ле­дже, о чем по­ду­ма­ли?

— Мне по­ка­за­лось, что это дур­ной сон. Я не сра­зу по­ве­рил. Мы по­том дол­го об­суж­да­ли слу­чив­ше­е­ся с на­ши­ми об­щи­ми дру­зья­ми, уве­ре­ны, сам Влад не мог на та­кое ре­шить­ся, кто-то его под­толк­нул, об­ра­бо­тал его. — Про по­хо­ро­ны са­мо­го Рос­ля­ко­ва что-то из­вест­но?

— По слу­хам, по­хо­ро­нят его на ка­ком-то бес­плат­ном участ­ке чуть ли не за­бро­шен­но­го клад­би­ща. Я ведь сам хо­тел схо­дить на его по­хо­ро­ны. Знаю, еще трое ре­бят пла­ни­ро­ва­ли, но те­перь и спро­сить-то не у ко­го про по­хо­ро­ны. У зна­ко­мых се­мьи ин­те­ре­со­вал­ся, ни­кто не зна­ет. Ба­буш­ка с де­душ­кой то­же не в кур­се. Отец до­ма по­сле слу­чив­ше­го­ся так и не по­яв­лял­ся.

По­след­ствия взры­ва в кол­ле­дже.

По­хо­ро­ны жертв тра­ге­дии.

Спец­наз ра­бо­та­ет на ме­сте ЧП.

Влад сре­ди дру­зей-од­но­класс­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.