Па­вел При­луч­ный: «Два ак­те­ра в се­мье – это мно­го»

MK Estonia - - МК-ЭКРАН -

Па­вел При­луч­ный – ак­тер, каж­дая роль ко­то­ро­го при­вле­ка­ет вни­ма­ние, и осо­бен­но этой осе­нью, ко­гда на экра­ны вышло дол­го­ждан­ное про­дол­же­ние по­пу­ляр­но­го де­тек­тив­но­го се­ри­а­ла «Ма­жор» (в эфи­ре ПБК по буд­ням). Прав­да, недав­но о нем за­го­во­ри­ли во­все не из-за оче­ред­ной твор­че­ской уда­чи. Бук­валь­но по всем СМИ про­ка­ти­лась мощ­ная вол­на пуб­ли­ка­ций о раз­во­де При­луч­но­го с су­пру­гой, Ага­той Му­це­ни­е­це.

– Па­вел, что это бы­ло за цу­на­ми в СМИ по по­во­ду ва­ше­го раз­во­да с Ага­той?

– Это, к со­жа­ле­нию, не пер­вый раз, ко­гда слу­чи­лось та­кое «цу­на­ми» в СМИ из-за яко­бы некой на­шей с же­ной про­бле­мы. Но ка­кая это про­бле­ма? Ну от­пи­са­лись лю­ди друг от дру­га в соц­се­ти. Ка­кая ко­му раз­ни­ца? По­че­му неко­то­рые свя­зы­ва­ют Ин­с­та­грам и лич­ную жизнь су­пру­же­ской па­ры? Соц­се­ти – это про­сто биз­нес-плат­фор­ма для лю­дей, ко­то­рые этим за­ни­ма­ют­ся. Я вот не от­но­шусь к их чис­лу. У ме­ня есть там неко­то­рое ко­ли­че­ство лю­дей. И ес­ли мне что-то ди­ко по­нра­ви­лось, я сфо­то­гра­фи­ро­вал и вы­ло­жил. Все. Но свя­зы­вать жизнь и соц­се­ти для ме­ня – иди­о­тизм. – У вас на Юту­бе свой ка­нал под на­зва­ни­ем «При­луч­ные буд­ни». Что это та­кое? За­чем?

– Это­го хо­те­ла Ага­та. За Юту­бом бу­ду­щее. Непо­нят­но, сколь­ко про­жи­вет те­ле­ви­зор, а Ютуб бу­дет жить еще дол­го. И по­ка есть воз­мож­ность ту­да влить­ся, на­до в него вли­вать­ся. И Ага­та сни­ма­ет. Сна­ча­ла она са­ма все мон­ти­ро­ва­ла. Сей­час мы взя­ли мон­та­же­ра, ко­то­рый по­мо­га­ет сни­мать и мон­ти­ро­вать. Ей ин­те­рес­но. По­че­му бы и нет? Я ку­пил все необ­хо­ди­мые га­д­же­ты, что­бы все бы­ло про­фес­си­о­наль­но: ком­пью­тер, ка­ме­ру и про­чее. – Ес­ли вы вдруг ссо­ри­тесь, кто пер­вым идет на уступ­ки?

– Мы как-то вме­сте ста­ра­ем­ся. И я вред­ный, и она… не то что­бы вред­ная, но с ха­рак­те­ром. Пы­та­ем­ся сде­лать так, что­бы бы­ло спра­вед­ли­во. Ты – мне, я – те­бе. – Два по­пу­ляр­ных ак­те­ра в од­ной се­мье – это как? – Мне ка­жет­ся, это мно­го. (Сме­ет­ся.) Ес­ли бы моя су­пру­га

бы­ла бух­гал­те­ром, то я, ви­ди­мо, боль­ше был бы рад это­му фак­ту. Но то­гда вряд ли бы мы встре­ти­лись, ко­неч­но. (Сме­ет­ся.) Но я был бы рад. – Об­суж­да­е­те друг с дру­гом ра­бо­чие мо­мен­ты каж­до­го? Или до­маш­няя зо­на – ис­клю­чи­тель­но зо­на ком­фор­та и от­ды­ха?

– Ко­неч­но, мы со­ве­ту­ем­ся. И об­суж­да­ем аб­со­лют­но все. Есть ве­щи, в ко­то­рых она мне очень по­мо­га­ет. На­при­мер с ки­тай­ским язы­ком – это в свя­зи с про­ек­том «Ян­тарь». Я ки­тай­ским аб­со­лют­но не вла­дею, а су­пру­га у ме­ня го­во­рит на нем до­ста­точ­но хо­ро­шо. – У вас двое де­тей. Они дру­жат?

– Как и все де­ти – то дру­жат, то де­рут­ся. Я, ес­ли чест­но, не мо­гу ска­зать: «У нас идил­лия!» Та­кое толь­ко в Ин­с­та­гра­ме бы­ва­ет у неко­то­рых лич­но­стей. (Сме­ет­ся.) – Вы са­ми за­ни­ма­лись бок­сом, сы­на не со­би­ра­е­тесь от­да­вать ту­да же?

– По­ка су­пру­га про­тив. Мы его в хок­кей от­да­ли. Это по­бли­же. От­дель­но во­зить в Моск­ву по проб­кам лич­но я смыс­ла не ви­жу. По­ка де­ла­ем так, что­бы он по­про­бо­вал се­бя во всех ипо­ста­сях. Ду­маю, мо­жет быть, к ку­до при­об­щить. Хо­ро­ший вид спор­та. Он и не очень трав­мо­опас­ный. Посмот­рим, что из это­го вый­дет. – А у вас ка­кое хоб­би?

– Мне очень нра­ви­лось фо­то­гра­фи­ро­вать. Есть да­же не­боль­шой аль­бом, ко­то­рый ра­ду­ет глаз. Фо­ток сто, ко­то­рые я счи­таю хо­ро­ши­ми. Ес­ли по­лу­чит­ся, вы­став­ку за­бу­бе­ню. – Как вы от­ды­ха­е­те в сво­бод­ное вре­мя? – Сей­час мы взя­ли ипо­те­ку, по­это­му по­ка не от­ды­ха­ем. (Сме-

ет­ся.) И бли­жай­шие па­ру лет бу­дем тру­дить­ся, по­ка есть си­лы, воз­мож­но­сти и ин­те­рес к нам как к ис­пол­ни­те­лям. – Вы ведь ре­ши­ли се­бя еще по­про­бо­вать и в ро­ли про­дю­се­ра? Я имею в ви­ду ваш се­ри­ал «В клет­ке».

– Мне хо­чет­ся сде­лать ми­ро­вой про­дукт, ими­д­же­вый, за ко­то­рый бу­дет не стыд­но не толь­ко в Рос­сии. Соб­ствен­но, по­это­му я и взял­ся за про­дю­си­ро­ва­ние, так как из­нут­ри уже мно­гое про­чув­ство­вал и по­нял, на чем мож­но эко­но­мить, а на чем нель­зя. Сце­на­рий жест­кий. В об­щем, это очень чест­ный, очень сме­лый про­дукт про спортс­ме­нов и их от­но­ше­ния. – Ак­тер и про­дю­сер в од­ном ли­це – это тя­же­ло? – Ди­ко тя­же­ло. Я да­же не ду­мал, что до та­кой сте­пе­ни. Фа­на­ты и по­клон­ни­ки – Вы ска­за­ли, что с фа­на­та­ми у вас от­но­ше­ния хо­ро­шие. По­лу­ча­ет­ся, что они вам не на­до­еда­ют, не раз­дра­жа­ют, де­жу­ря у подъ­ез­да ва­ше­го до­ма?

– Мы сей­час пе­ре­еха­ли за го­род. Прав­да, не из-за то­го, что кто­то нам на­до­едал. Про­сто так лег­че. И по­спо­кой­нее, чем в Москве. Но по­клон­ни­ки и за го­род при­ез­жа­ют. У нас был та­кой слу­чай, ко­гда мы толь­ко пе­ре­еха­ли, три го­да на­зад. Под Но­вый год вдруг на охране ска­за­ли, что к нам при­шел Дед Мо­роз. Ка­кой Дед Мо­роз? Мы же ни­где не го­во­ри­ли, что пе­ре­еха­ли и ку­да. Но охран­ник утвер­ждал, что он у на­ше­го до­ма. Подъ­ез­жа­ем. Ни­ко­го нет, но есть сле­ды от са­нок. Я в па­ни­ке: ду­маю, мо­жет быть, ка­кой-то ма­ньяк про­брал­ся? Взял ору­жие, по­ехал смот­реть, ни­ко­го не на­шел. Ми­нут че­рез пят­на­дцать от­ку­да-то из-за го­ры идет па­рень в шап­ке Де­да Мо­ро­за с огром­ны­ми са­ня­ми по­дар­ков. По­клон­ни­ки ка­ким-то об­ра­зом вы­чис­ли­ли, где мы жи­вем. Но это бы­ло ди­ко при­ят­но. Огром­ное им спа­си­бо. Они на все празд­ни­ки при­во­зят нам по­дар­ки. Хо­дят на все спек­так­ли. – Что у вас сей­час с те­ат­ром, кста­ти?

– Сей­час мы де­ла­ем ан­тре­при­зу «Аван­тю­ри­сты по­не­во­ле». И го­то­вим ис­то­рию с Ва­ней Ма­ка­ре­ви-

чем – «Косме­ти­ка вра­га». Слож­ный, но очень ин­те­рес­ный ма­те­ри­ал. Та­ту на па­мять – У вас на шее та­ту­и­ров­ка, ко­то­рую вы обыч­но не за­кра­ши­ва­е­те да­же во вре­мя съе­мок. Это ва­ша прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция? И как уда­ет­ся убеж­дать ре­жис­се­ров?

– За дол­гие го­ды эта та­ту­и­ров­ка ста­ла уже ро­ди­мым пят­ном. Ес­ли рань­ше, в де­вя­но­стые, мож­но бы­ло уди­вить та­ту на шее, то сей­час это в по­ряд­ке ве­щей. Моя та­ту­и­ров­ка уже не при­над­ле­жит ка­ко­му-то кон­крет­но­му ге­рою. По­это­му про­дю­се­ры и не да­вят на то, что­бы мне за­кра­си­ли ее. – Еще со­би­ра­е­тесь де­лать?

– А я уже сде­лал та­ту на гру­ди, что-то ме­ня по­нес­ло немно­го. Я по слу­чаю де­лаю. Каж­дая та­ту что-то озна­ча­ет лич­но для ме­ня. Несет некий тай­ный смысл. – Что на­би­ли, ес­ли не сек­рет?

– Это кар­дио­грам­ма. Ис­то­рия вос­ста­нов­ле­ния, воз­рож­де­ния. На­чи­на­ет­ся про­сто со строч­ки, а по­том про­ис­хо­дит ко­лы­ха­ние кар­дио­грам­мы. Жизнь.

Фо­то Instagram

ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ СЛЕ­ДУ­ЕТ: в 2013 го­ду в се­мье Павла и Ага­ты по­явил­ся пер­ве­нец – Ти­мо­фей. А три го­да спу­стя ро­ди­лась доч­ка Мия.

ВМЕ­СТЕ В РА­БО­ТЕ И В ЖИЗ­НИ: Па­вел При­луч­ный и его су­пру­га Ага­та Му­це­ни­е­це. Фо­то Instagram

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.