ХРО­НИ­КА ПИКИРУЮЩЕЙ ЦЕРКВИ

Про­цесс рас­па­да РПЦ на­чал­ся бо­лее ве­ка на­зад

MK Estonia - - ТАЙНЫ ХХ ВЕКА - А.К.) Ан­дрей КАМАКИН.

«При­знать дан­ную ак­цию рас­коль­ни­че­ской, вы­нуж­да­ю­щей на­шу Цер­ковь при­оста­но­вить ка­но­ни­че­ское и ев­ха­ри­сти­че­ское об­ще­ние с Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том...» Нет, это не ци­та­та из недав­них ре­ше­ний мос­ков­ско­го свя­щен­но­на­ча­лия по укра­ин­ско­му во­про­су. Так све­жо вы­гля­дя­ще­му до­ку­мен­ту — по­ста­нов­ле­нию Свя­щен­но­го си­но­да РПЦ — 22 го­да, и го­во­рит­ся в нем во­все не об Укра­ине. Про­цесс рас­па­да цер­ков­ной «им­пе­рии» идет уже очень дав­но, стан­ция «Ки­ев­ская» — да­ле­ко не пер­вая на этом марш­ру­те. И, су­дя по все­му, не ко­неч­ная.

Эс­тон­ский пре­це­дент

Про­ци­ти­ро­ван­ное вы­ше по­ста­нов­ле­ние си­но­да бы­ло при­ня­то 23 фев­ра­ля 1996 го­да — в от­вет на «ан­ти­ка­но­ни­че­ское «Де­я­ние» пат­ри­ар­ха и си­но­да Кон­стан­ти­но­поль­ской церкви, вы­ра­зив­ше­е­ся в объ­яв­ле­нии юрис­дик­ции Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та на ка­но­ни­че­ской тер­ри­то­рии Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та в Эсто­нии и при­ня­тии в об­ще­ние рас­коль­ни­че­ской груп­пи­ров­ки за­пре­щен­ных в свя­щен­но­слу­же­нии кли­ри­ков». Ис­то­рия, как ви­дим, очень на­по­ми­на­ет укра­ин­скую. Прав­да, с ку­да ме­нее древним пре­ди­сло­ви­ем: все ос­нов­ные со­бы­тия слу­чи­лись в про­шлом, XX ве­ке. Вре­мя дей­ствия пер­во­го ак­та этой дра­мы — пер­вые по­сле­ре­во­лю­ци­он­ным го­ды.

10 мая 1920 го­да Свя­щен­ный си­нод и Выс­ший цер­ков­ный со­вет РПЦ предо­ста­ви­ли Эстон­ской церкви пра­во на са­мо­управ­ле­ние. Соб­ствен­но, с это­го мо­мен­та и на­чи­на­ет­ся ее ле­то­пись — до то­го мо­мен­та пра­во­слав­ные при­хо­ды на тер­ри­то­рии Эсто­нии вхо­ди­ли в со­став Риж­ской епар­хии Рус­ской церкви. Ав­то­но­мия бы­ла да­ро­ва­на, что на­зы­ва­ет­ся, не от хо­ро­шей жиз­ни. И в гра­ни­цах Со­вет­ской Рос­сии пат­ри­арх, мяг­ко го­во­ря, с тру­дом вы­пол­нял пас­тыр­ские функ­ции — че­рез два го­да его во­об­ще аре­сту­ют, — а на зем­лях, от­ко­лов­ших­ся от им­пе­рии, его ад­ми­ни­стра­тив­ный ре­сурс во­об­ще стре­мил­ся к ну­лю. До­ста­точ­но ска­зать, что, ко­гда пат­ри­арх Ти­хон за­со­би­рал­ся в Тал­лин, на тор­же­ства, свя­зан­ные с предо­став­ле­ни­ем ав­то­но­мии, ВЧК не раз­ре­ши­ла ему вы­езд из РСФСР.

Од­на­ко на этом ди­стан­ци­ро­ва­ние не за­кон­чи­лось. В сен­тяб­ре 1922 го­да со­бор Эстон­ской церкви об­ра­тил­ся к кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху Ме­ле­тию IV с прось­бой при­нять ее под свой омо­фор, а по­том да­ро­вать ав­то­ке­фа­лию. Пер­вая часть про­ше­ния бы­ла ис­пол­не­на: 7 июля 1923 пра­во­слав­ная цер­ковь в Эсто­нии во­шла в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­по­ля в ста­ту­се ав­то­ном­но­го цер­ков­но­го окру­га. С 1935 го­да она ста­ла на­зы­вать­ся Эстон­ской апо­столь­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью (ЭАПЦ). «Го­су­дар­ствен­ная власть Эсто­нии, ини­ци­а­тор этой ак­ции, ста­ви­ла це­лью лю­бым пу­тем до­бить­ся пол­но­го раз­ры­ва вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду АПЦЭ (Ав­то­ном­ной пра­во­слав­ной цер­ко­вью в Эсто­нии. — и Рус­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью, что­бы ис­клю­чить вли­я­ние Со­вет­ской Рос­сии на Эсто­нию по цер­ков­ным ка­на­лам, — утвер­ждал в сво­ей кни­ге «Пра­во­сла­вие в Эсто­нии», опуб­ли­ко­ван­ной в 1998 го­ду, пат­ри­арх Алек­сий II. Hе­лиш­ним бу­дет на­пом­нить, что пред­ше­ствен­ник ны­неш­не­го пред­сто­я­те­ля РПЦ ро­дил­ся в Тал­лине.

По­сле на­силь­ствен­но­го при­со­еди­не­ния Эсто­нии к СССР Эс­тон­ская цер­ковь пе­ре­ле­та­ла из од­ной юрис­дик­ции в дру­гую с лег­ко­стью мя­чи­ка для пинг-пон­га. 31 мар­та 1941 го­да ЭАПЦ офи­ци­аль­но вли­лась в Рус­скую цер­ковь. А уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев, по­сле то­го как Эсто­нию ок­ку­пи­ро­ва­ли нем­цы, мит­ро­по­лит Тал­лин­ский Алек­сандр (Па­у­лус) за­явил о раз­ры­ве с РПЦ и по­втор­ном пе­ре­хо­де в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. И немед­лен­но по­лу­чил при­зна­ние не­мец­кой ок­ку­па­ци­он­ной ад­ми­ни­стра­ци­ей как пред­сто­я­тель вос­ста­нов­лен­ной ЭАПЦ.

За Алек­сан­дром по­сле­до­ва­ла боль­шая часть кли­ра, в том чис­ле, на­при­мер, Ми­ха­ил Ри­ди­гер, отец Алек­сия II. Кста­ти, имен­но мит­ро­по­лит Алек­сандр ру­ко­по­ло­жил во пре­сви­те­ры Ри­ди­ге­ра-стар­ше­го, пре­бы­вав-

ше­го до то­го в диа­кон­ском сане, — та­ин­ство бы­ло со­вер­ше­но в 1942 го­ду в Ка­зан­ской церкви Тал­ли­на. При­чем вы­бор вла­ды­ки Алек­сандра и его кол­лег«кон­стан­ти­но­поль­цев» мож­но на­звать вполне сво­бод­ным и осо­знан­ным. Как под­чер­ки­ва­ет­ся в ис­то­ри­че­ской справ­ке, раз­ме­щен­ной на сай­те Эстон­ской пра­во­слав­ной церкви Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та, епи­ско­пу Нарв­ско­му Пав­лу (Дмит­ров­ско­му), остав­ше­му­ся вер­ным РПЦ, немец­кие вла­сти так­же не чи­ни­ли ни­ка­ких пре­пят­ствий в его пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти.

Ну а по­том все по­вто­ри­лось: по­сле то­го как в Эсто­нию вер­ну­лась со­вет­ская власть, си­нод Эстон­ской апо­столь­ской церкви об­ра­тил­ся к ме­сто­блю­сти­те­лю пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла с про­ше­ни­ем о воз­вра­те в под­чи­не­ние Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Прав­да, сам пред­сто­я­тель ЭАПЦ в оче­ред­ной смене фла­гов уже не участ­во­вал: в сен­тяб­ре 1944-го мит­ро­по­лит Алек­сандр, а так­же мно­гие свя­щен­ни­ки и ми­ряне ЭАПЦ по­ки­ну­ли Эсто­нию вме­сте с от­сту­па­ю­щи­ми немец­ки­ми вой­ска­ми. До 1947 го­да мит­ро­по­лит, про­дол­жав­ший на­зы­вать се­бя гла­вой Эстон­ской апо­столь­ской церкви, на­хо­дил­ся в Гер­ма­нии, за­тем пе­ре­брал­ся в Сток­гольм, где был учре­жден так на­зы­ва­е­мый си­нод ЭАПЦ в из­гна­нии.

Ни вой­ны, ни ми­ра

Но­вая гла­ва в ее ис­то­рии от­кры­лась по­сле кру­ше­ния Со­вет­ско­го Со­ю­за. К то­му вре­ме­ни пра­во­слав­ные пе­ре­ста­ли быть в Эсто­нии ре­ли­ги­оз­ным мень­шин­ством. Был утвер­жден текст ме­мо­ран­ду­ма, вклю­чен­ный в сов­мест­ное ре­ше­ние си­но­дов Кон­стан­ти­но­поль­ской и Рус­ской церк­вей от 16 мая 1996 го­да. Со­глас­но это­му до­ку­мен­ту вос­ста­нав­ли­ва­лось пре­рван­ное об­ще­ние меж­ду дву­мя пат­ри­ар­ха­та­ми. Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат со­гла­шал­ся предо­ста­вить свя­щен­ни­кам и при­хо­жа­нам пол­ную сво­бо­ду вы­бо­ра — «ка­кой цер­ков­ной юрис­дик­ции они же­ла­ют при­над­ле­жать». «Кон­стан­ти­но­поль­цы» обя­за­лись при­оста­но­вить на че­ты­ре ме­ся­ца про­цесс учре­жде­ния ав­то­ном­ной церкви и со­труд­ни­чать с «моск­ви­ча­ми» в во­про­се «пред­став­ле­ния их по­зи­ции пе­ред эс­тон­ским пра­ви­тель­ством с це­лью, что­бы все пра­во­слав­ные по­лу­чи­ли оди­на­ко­вые пра­ва, вклю­чая пра­во на иму­ще­ство».

Кон­стан­ти­но­поль­ская вер­сия Эстон­ской церкви на­счи­ты­ва­ет нын­че око­ло се­ми ты­сяч ве­ру­ю­щих, мос­ков­ская — по­ряд­ка ста ты­сяч. Но иму­ще­ствен­ный спор так и остал­ся нере­шен­ным. Вла­сти рес­пуб­ли­ки пред­ло­жи­ли

ЭПЦ МП взять в арен­ду у го­су­дар­ства ис­поль­зу­е­мые ею цер­ков­ные зда­ния. Па­ра­мет­ры «уте­ши­тель­но­го при­за» бы­ли вполне бо­же­ски­ми: срок — 50 лет, пла­та сим­во­ли­че­ская — 1 кро­на (50 ев­ро­цен­тов) в ме­сяц. Дол­гое вре­мя «моск­ви­чи», счи­тав­шие хра­мы сво­ей соб­ствен­но­стью, не со­гла­ша­лись на арен­ду, но де­вать­ся бы­ло неку­да, и в кон­це кон­цов усло­вия бы­ли при­ня­ты. Од­на­ко Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат не от­ка­зал­ся от иму­ще­ствен­ных тре­бо­ва­ний и, со­от­вет­ствен­но, от пре­тен­зий к Кон­стан­ти­но­по­лю и офи­ци­аль­но­му Тал­ли­ну. С тех пор си­ту­а­ция ма­ло из­ме­ни­лась.

Ис­че­за­ю­щая им­пе­рия

По су­ти, Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь сми­ри­лась с ча­стич­ной по­те­рей Эсто­нии. Точ­но так же, как ра­нее она сми­ри­лась с утра­той Фин­лян­дии и Поль­ши. Во всех этих слу­ча­ях со­бы­тия раз­ви­ва­лись по од­ной и той же схе­ме: 1) оско­лок Рос­сий­ской им­пе­рии об­ре­тал неза­ви­си­мость; 2) епар­хии Рус­ской церкви, ока­зав­ши­е­ся за пре­де­ла­ми Стра­ны Со­ве­тов, на­де­ля­лись Мос­ков­ской пат­ри­ар­хи­ей пра­ва­ми ши­ро­кой ав­то­но­мии; 3) свя­щен­но­на­ча­лие ав­то­ном­ной струк­ту­ры об­ра­ща­лось к Кон­стан­ти­но­поль­ской церкви, по­ла­га­ю­щей се­бя «ма­те­рью-цер­ко­вью всех пра­во­слав­ных на­ро­дов», с прось­бой об ав­то­ке­фа­лии. Раз­ни­ца бы­ла лишь в ста­ту­се, ко­то­рой Кон­стан­ти­но­поль удо­ста­и­вал пе­ре­беж­чи­ков.

Фин­лян­дии, на­при­мер, как и Эсто­нии, в ав­то­ке­фа­лии бы­ло от­ка­за­но. 6 июля 1923 го­да Фин­лянд­ская пра­во­слав­ная цер­ковь бы­ла при­ня­та в кон­стан­ти­но­поль­скую юрис­дик­цию в ка­че­стве ав­то­ном­ной ар­хи­епи­ско­пии. При­чем об этом ре­ше­нии сна­ча­ла го­во­ри­лось как о вре­мен­ном — до нор­ма­ли­за­ции цер­ков­ной жиз­ни в Рос­сии. В то же вре­мя Поль­ская пра­во­слав­ную цер­ковь сра­зу бы­ла при­зна­на до­стой­ной неза­ви­си­мо­сти. То­мос об ав­то­ке­фа­лии был да­ро­ван ей 13 но­яб­ря 1924 го­да. Не по­след­нюю роль, су­дя по все­му, сыг­ра­ла чис­лен­ность паст­вы: в со­став Поль­ши в то вре­мя вхо­ди­ли За­пад­ная Бе­ло­рус­сия и За­пад­ная Укра­и­на с пре­иму­ще­ствен­но пра­во­слав­ным на­се­ле­ни­ем.

Поль­ский кейс при­ме­ча­те­лен еще и тем, что имен­но то­гда Кон­стан­ти­но­поль впер­вые во все­услы­ша­ние за­явил о «нека­но­нич­но­сти» пе­ре­да­чи Укра­и­ны в ве­де­ние Моск­вы в 1686 го­ду. «Пер­вое от­де­ле­ние от на­ше­го пре­сто­ла Ки­ев­ской мит­ро­по­лии и пра­во­слав­ных мит­ро­по­лий Лит­вы и Поль­ши, за­ви­ся­щих от нее, а так­же при­со­еди­не­ние их к Свя­той Мос­ков­ской церкви со­вер­ши­лось не по пред­пи­са­ни­ям ка­но­ни­че­ских пра­вил», — го­во­ри­лось в «поль­ском» то­мо­се. Прав­да, акт 1686 го­да хоть и под­верг­ся ре­ви­зии, пол­но­стью ан­ну­ли­ро­ван не был: Со­вет­ская Укра­и­на и Со­вет­ская Бе­ло­рус­сия по-преж­не­му при­зна­ва­лись ка­но­ни­че­ской тер­ри­то­ри­ей Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

Од­на­ко са­ма Рус­ская цер­ковь ви­де­ла се­бя в преж­них, до­ре­во­лю­ци­он­ных гра­ни­цах и ни­ка­ких из­ме­не­ний этих ру­бе­жей не при­зна­ва­ла. В кон­це 1923 го­да пат­ри­арх Ти­хон и Свя­щен­ный си­нод РПЦ пред­ло­жи­ли Фин­лянд­ской епар­хии Рус­ской церкви воз­вра­тить­ся из под­чи­не­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту в юрис­дик­цию пат­ри­ар­ха все­рос­сий­ско­го. В сле­ду­ю­щем го­ду столь же ре­ши­тель­но бы­ло опро­те­сто­ва­но утвер­жде­ние в ав­то­ке­фаль­ном до­сто­ин­стве Поль­ской церкви. До раз­ры­ва и вой­ны с Кон­стан­ти­но­по­лем де­ло то­гда, прав­да, не до­шло — не до то­го бы­ло уни­что­жа­е­мой боль­ше­ви­ка­ми Рус­ской церкви. Но с са­ми­ми «се­па­ра­ти­ста­ми» от­но­ше­ния бы­ли пре­рва­ны.

В рас­коль­ни­ки бы­ла за­пи­са­на да­же древ­няя Гру­зин­ская цер­ковь, от­пу­щен­ная на во­лю еще Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством, — Свя­щен­ный си­нод РПЦ был то­гда од­ним из ве­домств. «Все вы бы­ли ар­хи­пас­ты­ря­ми Рус­ской церкви и да­ли при хи­ро­то­нии клят­вен­ное обе­ща­ние под­чи­нять­ся и по­ви­но­вать­ся ее вла­сти, — ко­рил гру­зин­ских цер­ков­ных иерар­хов толь­ко что из­бран­ный пат­ри­арх Ти­хон в сво­ем по­сла­нии от 29 де­каб­ря 1917 го­да. — Как же вы ис­пол­ни­ли дан­ное ва­ми тор­же­ствен­ное обе­ща­ние? Вы из­ме­ни­ли сво­ей при­ся­ге, на­ру­ши­ли обя­зан­ность цер­ков­но­го по­слу­ша­ния и со­зда­ли раз­де­ле­ние в Церкви». В от­ли­чие от Поль­ши и Фин­лян­дии Гру­зии не уда­лось да­ле­ко убе­жать от «го­су­дар­ства ра­бо­чих и кре­стьян»: ис­то­рия неза­ви­си­мой Гру­зин­ской де­мо­кра­ти­че­ской рес­пуб­ли­ки за­кон­чи­лась уже в 1921 го­ду. Но имен­но с Гру­зин­ской церкви на­чал­ся «па­рад су­ве­ре­ни­те­тов». Ее ав­то­ке­фаль­ный ста­тус был при­знан РПЦ в ок­тяб­ре 1943 го­да — спу­стя 26 лет по­сле фак­ти­че­ско­го от­де­ле­ния. В июне 1948-го воль­ная бы­ла да­на Поль­ской церкви. А 30 ап­ре­ля 1957 го­да Свя­щен­ный си­нод РПЦ по­ста­но­вил «пре­дать за­бве­нию все ка­но­ни­че­ские спо­ры и недо­ра­зу­ме­ния», имев­шие ме­сто меж­ду Фин­лянд­ской и Рус­ской церк­ва­ми, и «при­знать ста­тус-кво Фин­лянд­ской ав­то­ном­ной пра­во­слав­ной церкви, со­сто­я­щей в Кон­стан­ти­но­поль­ском пат­ри­ар­ха­те».

В об­щем, вре­мя за­ле­чи­ло ра­ны, на­не­сен­ные Рус­ской церкви кру­ше­ни­ем Рос­сий­ской им­пе­рии. Но в 1991 го­ду та же участь по­стиг­ла со­вет­ский им­пер­ский про­ект, и ру­ко­вод­ство РПЦ вновь под­ня­ло зна­мя борь­бы за цер­ков­ное един­ство. Тео­ре­ти­че­ски нель­зя ис­клю­чать, что на сей раз ему по­ве­зет боль­ше. Но зна­чи­тель­но боль­ше шан­сов на то, что от­но­ше­ние к тем, кто вы­брал иную, са­мо­сто­я­тель­ную до­ро­гу к хра­му, по­вто­рит ста­дии, прой­ден­ные в хо­де преды­ду­щих битв с «рас­коль­ни­ка­ми»: от­ри­ца­ние, гнев, торг, при­ня­тие...

Цер­ковь, быв­шая глав­ной идео­ло­ги­че­ской скре­пой ис­чез­нув­шей им­пе­рии, вос­при­ни­ма­ет­ся се­го­дня мно­ги­ми — в том чис­ле, по­хо­же, и са­мим ру­ко­вод­ством РПЦ — ду­хов­ной на­след­ни­цей и про­дол­жа­тель­ни­цей ее де­ла, маг­ни­том, спла­чи­ва­ю­щим во­круг Моск­вы пра­во­слав­ную часть пост­со­вет­ско­го про­стран­ства и «рус­ский мир» в це­лом. Эта­кой им­пе­ри­ей 2.0, ме­нее ося­за­е­мой, но за­то бо­лее жи­ву­чей. Од­на­ко мис­сия ока­за­лась невы­пол­ни­мой. По фак­ту это не ре­ин­кар­на­ция «стра­ны, ко­то­рую мы по­те­ря­ли», а ее при­зрак, фан­том, энер­ге­ти­че­ская ко­пия, об­ре­чен­ная по­вто­рить судь­бу ори­ги­на­ла.

Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Ки­рилл.

Але­ша Ри­ди­гер, бу­ду­щий Алек­сий II, с ма­мой, ба­буш­кой и от­цом. Тал­лин, 1940-е го­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.