Фран­цуз­ское убе­жи­ще

RUS Monaco - - НЕДВИЖИМОСТЬ -

Фев­раль 1917 го­да, озна­ме­но­вав­ший­ся кро­ва­вы­ми ре­во­лю­ци­он­ны­ми со­бы­ти­я­ми в Рос­сии, в од­но­ча­сье сде­лал бес­печ­ную жизнь рус­ской ари­сто­крат­ки неузна­ва­е­мой. Опа­са­ясь гне­ва боль­ше­ви­ков, Ма­тиль­да вме­сте с сы­ном по­ки­ну­ла свой особ­няк в Санкт-пе­тер­бур­ге и скры­ва­лась в до­мах сво­их род­ных и зна­ко­мых. Ее жи­лье бы­ло пол­но­стью раз­граб­ле­но и ста­ло ис­поль­зо­вать­ся Пет­ро­град­ским ко­ми­те­том боль­ше­ви­ков. Банковские вкла­ды, дра­го­цен­но­сти, иму­ще­ство – все бы­ло кон­фис­ко­ва­но но­вым пра­ви­тель­ством, а Кше­син­ская вы­нуж­де­на бы­ла уехать в Кис­ло­водск, где в это вре­мя на­хо­дил­ся на ле­че­нии Ве­ли­кий князь Ан­дрей. На про­тя­же­нии по­сле­ду­ю­щих 3-х лет Ма­тиль­да ски­та­лась по югу стра­ны в по­ис­ках ти­хо­го ме­ста, но в кон­це кон­цов по­ки­ну­ла Рос­сию, от­плыв из Но­во­рос­сий­ска в Ев­ро­пу на ита­льян­ском па­ро­хо­де «Се­ми­ра­ми­да». Имен­но он по­да­рил ба­ле­рине и ее се­мье на­деж­ду на бо­лее-ме­нее без­опас­ную жизнь вда­ли от неспо­кой­ной ро­ди­ны, на лю­би­мой вил­ле «Алам».

Ко­неч­но, Ма­тиль­да бы­ла счаст­ли­ва сно­ва быть до­ма, в сво­ем уют­ном особ­ня­ке, где на­хо­ди­лось так мно­го па­мят­ных ее серд­цу ве­щиц. Од­на­ко ра­дость от это­го со­бы­тия омра­ча­ло по­ни­ма­ние то­го, что за ду­шой у ее се­мьи не бы­ло ни гро­ша. Имен­но по­это­му един­ствен­ным вы­хо­дом для Ан­дрея и Матильды ста­ло ре­ше­ние за­ло­жить вил­лу, что­бы для на­ча­ла рас­пла­тить­ся с при­слу­гой и ста­рым са­дов­ни­ком, ко­то­рые шесть лет тер­пе­ли­во жда­ли воз­вра­ще­ния хо­зя­ев и бе­рег­ли дом и сад. По­лу­чен­ные день­ги поз­во­ли­ли ба­ле­рине немно­го рас­кре­по­стить­ся. По­сте­пен­но их жизнь на­ча­ла вхо­дить в свой обыч­ный ритм. Они смог­ли поз­во­лить се­бе при­ни­мать на вил­ле го­стей, сре­ди ко­то­рых бы­ли эми­гран­ты-ари­сто­кра­ты, чле­ны рос­сий­ской им­пе­ра­тор­ской се­мьи и дру­гих ев­ро­пей­ских цар­ству­ю­щих до­мов.

По­ни­мая, что на­жи­то­го в хо­ро­шие вре­ме­на иму­ще­ства и вы­ру­чен­ных за него средств ей не хва­тит на нор­маль­ную жизнь, Ма­тиль­да, бу­дучи уже в пя­ти­де­ся­ти­лет­нем воз­расте, на­ча­ла за­ра­ба­ты­вать день­ги уро­ка­ми ба­лет­но­го ма­стер­ства, де­мон­стри­руя не толь­ко свой та­лант как пе­да­го­га, но и уди­ви­тель­ную тру­до­спо­соб­ность, ко­то­рую она уна­сле­до­ва­ла от от­ца.

Ве­ли­кий князь Ан­дрей Вла­ди­ми­ро­вич то­же на­шел се­бе за­ня­тие по ду­ше – он стал по­кро­ви­те­лем Рус­ско­го ли­цея в Ниц­це, в ко­то­ром учил­ся их сын Вла­ди­мир. Ма­тиль­да с су­пру­гом ча­сто устра­и­ва­ли здесь бла­го­тво­ри­тель­ные обе­ды с концертами для сбо­ра средств в поль­зу учеб­но­го за­ве­де­ния, в ко­то­рых при­ни­мал уча­стие сам Сер­гей Дя­ги­лев со сво­ей труп­пой. Кше­син­скую, не же­лав­шую ве­сти скром­ную жизнь эми­грант­ки, ча­стень­ко ви­де­ли с кня­зем Ан­дре­ем в ка­зи­но, где они про­иг­ры­ва­ли нема­лые сум­мы де­нег. Так­же ба­ле­ри­на в об­ще­стве су­пру­га и пред­ста­ви­те­лей те­ат­ра неред­ко на­ве­ды­ва­лась в свой лю­би­мый ре­сто­ран оте­ля Carlton. По вос­по­ми­на­ни­ям ее дру­зей, ко­гда при­ма по­яв­ля­лась там, му­зы­кан­ты все­гда на­чи­на­ли иг­рать от­ры­вок из «Ле­бе­ди­но­го озе­ра» – ба­ле­та, в ко­то­ром она неко­гда бли­ста­ла в те­ат­ре Мон­те-кар­ло.

Этот пе­ри­од жиз­ни Матильды на вил­ле «Алам» озна­ме­но­вал­ся еще од­ним важ­ным для нее со­бы­ти­ем. Здесь 30 ян­ва­ря 1921 го­да в присутствии несколь­ких сви­де­те­лей в пра­во­слав­ной церк­ви Канн со­сто­я­лось вен­ча­ние Кшесинской и кня­зя Ан­дрея Вла­ди­ми­ро­ви­ча, бла­го­да­ря че­му Ма­тиль­да ис­пол­ни­ла свою меч­ту и офи­ци­аль­но по­лу­чи­ла ти­тул кня­ги­ни Кра­син­ской. В сво­их ме­му­а­рах она по­дроб­но опи­сы­ва­ла это дол­го­ждан­ное со­бы­тие: «Мы ча­сто об­суж­да­ли с Ан­дре­ем

НА ПРО­ТЯ­ЖЕ­НИИ ПО­ЧТИ 80 ЛЕТ ВЛА­ДЕЛЬ­ЦА­МИ ВИЛ­ЛЫ MARIZZINA БЫ­ЛИ АРИСТОКРАТИЧЕСКИЕ ОСО­БЫ. ЭТУ ЛИ­НИЮ ПРЕ­РВА­ЛА ИТА­ЛЬЯН­СКАЯ ПРИНЦЕССА ОДЕСКАЛЬЧИ, КО­ТО­РАЯ ЗАВЕЩАЛА ОСОБ­НЯК СВО­Е­МУ СЛУГЕ. НЕ ИМЕЯ СРЕДСТВ НА СО­ДЕР­ЖА­НИЕ ДО­МА, МУЖ­ЧИ­НА ЖИЛ ВСЕ­ГО ЛИШЬ В НЕСКОЛЬ­КИХ КОМНАТАХ, В ТО ВРЕ­МЯ КАК ОСТАЛЬ­НЫЕ ПО­СТЕ­ПЕН­НО ПРИ­ХО­ДИ­ЛИ В УПАДОК. В РЕ­ЗУЛЬ­ТА­ТЕ К МО­МЕН­ТУ ПО­КУП­КИ ВИЛ­ЛЫ БИЗ­НЕ­СМЕ­НОМ ИЗ РОС­СИИ ВИЛЛА ОКА­ЗА­ЛАСЬ В СО­ВЕР­ШЕН­НО ПЛА­ЧЕВ­НОМ СО­СТО­Я­НИИ.

во­прос о на­шем бра­ке. В та­кие мо­мен­ты мы ду­ма­ли не толь­ко о соб­ствен­ном сча­стье, но глав­ным об­ра­зом о по­ло­же­нии Во­вы, ко­то­рый в слу­чае на­ше­го бра­ка ста­но­вил­ся бы за­кон­ным сы­ном Ан­дрея. Ведь до сих пор его по­ло­же­ние бы­ло неопре­де­лен­ным. В день сва­дьбы мы по­сле зав­тра­ка вы­еха­ли из Кап-д’ай на ав­то­мо­би­лях пря­мо в Канн­скую цер­ковь, где нас ждал отец Ост­ро­умов. Зная всех нас дав­но, он осо­бен­но лю­бов­но от­нес­ся к на­ше­му бра­ку и сер­деч­но по­здра­вил по окон­ча­нии служ­бы. Из церк­ви мы с Ан­дре­ем и Во­вой по­е­ха­ли пря­мо в го­сти­ни­цу, где жи­ли Ве­ли­кий князь Ки­рилл Вла­ди­ми­ро­вич и Ве­ли­кая кня­ги­ня Вик­то­рия Фе­до­ров­на. Они при­ня­ли ме­ня уже как же­ну Ан­дрея, а Во­ву – как на­ше­го сы­на. Они об­лас­ка­ли ме­ня и с тех пор по­сто­ян­но ока­зы­ва­ли мне мно­го сер­деч­но­го вни­ма­ния и доб­ро­ты. Я чув­ство­ва­ла, что они ме­ня по­лю­би­ли, ни­че­го не име­ли про­тив на­шей сва­дьбы и ни­ко­гда не со­жа­ле­ли, что да­ли свое со­гла­сие. По­сле сва­дьбы мы все вер­ну­лись на Кап-д’ай, где был при­го­тов­лен сва­деб­ный обед, и мой слу­га Ар­нольд осо­бен­но кра­си­во разу­кра­сил стол цве­та­ми. Обед про­шел очень ве­се­ло, и мы ве­ли­ко­леп­но от­празд­но­ва­ли на­шу сва­дьбу».

Не­смот­ря на ка­жу­ще­е­ся бла­го­по­лу­чие, су­пру­ги фи­нан­со­во не мог­ли поз­во­лить се­бе со­хра­нить лю­би­мую вил­лу, и в 1929 го­ду, по­гряз­нув в кар­точ­ных дол­гах, бы­ли вы­нуж­де­ны про­дать особ­няк и пе­ре­ехать в Па­риж, в уют­ный трех­этаж­ный дом с са­дом в пре­стиж­ном 16-м окру­ге. Там Ма­тиль­да от­кры­ла свою соб­ствен­ную ба­лет­ную сту­дию и вос­пи­та­ла та­ких из­вест­ных ми­ро­вых тан­цов­щиц, как Марго Фон­тейн (Margot Fonteyn), Иветт Шо­ви­ре (Yvette Chauviré), а так­же на­след­ниц гром­ких фа­ми­лий – Та­тья­ну Ря­бу­шин­скую, Ма­рию Ша­ля­пи­ну, Ан­ге­ли­ну Цет­лин-до­ми­ник.

Newspapers in Russian

Newspapers from Monaco

© PressReader. All rights reserved.